window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
22 марта 2024, 18:01

"Кочующие" комплексы: почему Киев может потерять американские Patriot

Военный эксперт Орлов рассказал, что российские авиабомбы стали кошмаром для ВСУ
Следите за нашими новостями
в удобном формате
ПВО Patriot
Фото: © Скриншот видео

В Сеть попали кадры из города Покровска в ДНР – точный удар по американскому комплексу Patriot. Зенитные ракеты детонируют, происходит мощный взрыв. Уничтожены две пусковые установки, радиолокатор и машина сопровождения. Колонна техники поражена ракетой российского комплекса "Искандер" прямо на марше, во время переброски Patriot на новую позицию. Это уже второй за месяц уничтоженный американский комплекс.

В конце февраля реактивная система залпового огня "Торнадо-С" поразила пусковую установку, тягач и транспортно-заряжающую машину. Так, ВСУ не досчитались одной батареи Patriot. Как правило, в нее входят: радар, командный пункт, оборудование связи и машины снабжения, плюс от четырех до восьми пусковых установок.  

Что делали Patriot у самой линии фронта? Почему ВСУ используют неполноценную версию американского комплекса? И как наши разведчики отслеживают зенитные системы? Об этом рассказывает программа "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Сколько установок Patriot есть у Киева

После того, как были опубликованы кадры объективного контроля уничтожения комплексов Patriot, это признали даже в США. Американское издание Forbes пишет, что потеря установок увеличила бреши в украинской системе ПВО.

Кроме того, журналисты раскрыли количество поставленных Киеву установок. По их данным, две батареи и две запасные пусковые установки прибыли из Германии, США расщедрились на одну батарею, а вот Нидерланды подарили только две пусковые установки.

Patriot – это комплекс большой дальности. Прикрывает опасные районы и стратегические объекты. Имеет несколько модификаций, самые массовые из них: ранние PAC-2 и более современные PAC-3. Украине передали оба варианта. Их принципиальное отличие – в способах перехвата ракет. В старых версиях противоракета взрывается рядом с вражеским боеприпасом и уничтожает его осколками. В каждой пусковой установке по четыре перехватчика.

В модернизированных вариантах Patriot зенитные боеприпасы менее габаритные, поэтому в пусковые ячейки помещается уже по восемь противоракет. Действуют они по принципу кинетического перехвата, то есть поражают цель прямым попаданием.  

Фото: © Скриншот видео

Зачем ВСУ применяют тактику "кочующей" ПВО

Киев прикрывают современные версии Patriot, прибывшие из США. Обломки зенитных ракет падали на улицы украинской столицы во время отражения массированных атак. В ДНР были уничтожены комплексы из арсеналов бундесвера, на вооружении которого стоят ранние версии Patriot.

"Как уже сказали американские эксперты, для того чтобы восполнить вот те потери, которые понесли ВСУ в этих установках, системы ПВО Patriot, необходимо минимум 2-3 года. То есть, это говорит о том, что восполнить моментально потерянный ресурс невозможно", – отметил военный эксперт Владимир Орлов.

На линии фронта ВСУ применяют тактику "кочующей" или же "мобильной" ПВО. Для этого зенитчики используют версию Patriot, урезанную до так называемой огневой секции. В нее входят две пусковые установки, командный пункт и радар. Все они смонтированы на шасси полуприцепа.

"Прежде всего, тактика использования при разделении батареи на секции и в формате кочующей группы говорит о том, что, безусловно, у ВСУ существенная нехватка средств ПВО. И эти дорогостоящие системы в настоящий момент как раз и разделяются для того, чтобы решать локальные задачи по боевому прикрытию", – пояснил военный эксперт Александр Степанов.

Фото: © Скриншот видео

По некоторым данным, всего было пять расчетов "кочующих" комплексов, три из них уже уничтожены. Причем под Покровском Patriot были поражены всего в 40 километрах от линии фронта.

Российские авиабомбы стали кошмаром для ВСУ

Перебрасывать комплексы на такое опасное расстояние ВСУ вынуждены из-за работы российской авиации, которая ровняет с землей украинские позиции корректируемыми бомбами. Наш бомбардировщик только за один вылет сбрасывает сразу четыре боеприпаса.

Авиабомбы стали настоящим кошмаром для украинской армии: они разрушают даже подземные бетонные укрепления, которые ВСУ сооружали много лет. Перехватить такие боеприпасы – сложная задача.

"Бомба летит на большой скорости, порядка 500-600 км в час. То есть, от момента отделения от летательного аппарата, когда он произвел ее сброс, у нее раскрылись крылышки, она долетает до своей цели очень быстро. Поэтому времени на перехват данного боеприпаса практически нет", – говорит Орлов.

Фото: © Скриншот видео

Единственный способ для ВСУ бороться с массированными ударами – это поражать самолеты. Российская авиация пускает бомбы за 70 километров до цели. Комплексы средней дальности, которые страны НАТО поставляют Украине, не могут сбивать бомбардировщики на таком расстоянии. Поэтому в ход пошли дальнобойные Patriot.

"Они пытаются подтягивать систему ПВО ближе к линии боевого соприкосновения в надежде, что им получится отработать по так называемым загоризонтным целям. То есть, пустить ракету в надежде, что она захватит не этот планирующий боеприпас, а носитель этих планирующих боеприпасов. Но, к счастью, пока у них это не получалось", – заметил военный эксперт.

Как наши разведчики отслеживают зенитные системы

В итоге украинские зенитчики сами попали на прицел. Линию фронта постоянно патрулируют расчеты разведывательных беспилотников "Орлан". Они "видят" на глубину до 200 километров. Дрон обнаруживает расчеты вражеской техники и автоматически передает координаты на пульт оператора. Он же фиксирует точное попадание по цели.

"Причем в том числе и в ночное время. Беспилотники оборудованы тепловизорами и камерами с высоким разрешением, обеспечивают контроль этой территории и выявление сил и средств противника. Именно таким образом и были выявлены вот эти две пусковые установки Patriot PAC-2", – рассказал Степанов.

Фото: © Скриншот видео

"Кочующие" Patriot не могут скрыться от российских ракет

Главный враг американских систем ПВО – наши комплексы "Искандер", которые соединяют в себе мощность, точность и скорость реакции. Ракетчики дежурят на каждом направлении и после получения координат моментально наносят удар по цели. Максимальная дальность полета ракет "Искандера": 500 километров. То есть в зоне поражения находится вся левобережная Украина. А боевая часть ракеты весом в полтонны бьет с точностью до метра.

Против вражеских зенитных комплексов эффективно себя показали и реактивные системы "Торнадо-С". Расчеты тоже действуют быстро и точно: одна установка снаряжена 12 боеприпасами калибра 300 мм, в том числе и высокоточными. На цель их ведет спутниковая навигация – дальность поражения достигает 120 км.

Противостоять нашим ракетам "кочующие" Patriot не могут. Чтобы оставаться невидимыми для российских радаров, расчеты комплекса включают свой локатор только перед самым пуском ракет. Координаты целей зенитчики получают при помощи американских систем связи.

"Для этого используются каналы боевого управления, такие как Link 16, система спутникового интернета Илона Маска Starlink и другие подобные системы, которые позволяют практически в автоматическом режиме передавать оперативно-тактическую информацию на подобные системы вооружения, в том числе и пусковые установки ПВО Patriot", – отметил военный эксперт.

Фото: © Скриншот видео

Но даже с выключенным радаром Patriot вряд ли сможет себя спасти. Одним из недостатков комплекса называют наклонный старт ракет. Чтобы изменить сектор атаки, всю пусковую установку необходимо разворачивать в сторону угрозы – на это уходит драгоценное время.

В чем преимущество наших ЗРК С-300

Наши системы С-300 этого недостатка не имеют. В комплексах С-300 советские конструкторы впервые применили вертикальный пуск. Сразу после старта ракета-перехватчик при помощи рулевых двигателей разворачивается и идет к цели, летящей с любого направления. Это значит, что для обеспечения круговой обороны достаточно одной установки. А ВСУ для выполнения такой же задачи потребуется четыре Patriot.

Дальнобойные зенитные комплексы должна прикрывать войсковая ПВО, но расчетам Patriot приходится работать в одиночку. Зенитные системы малой дальности тоже могут выдать расположение комплексов излучением своих радаров.

В Киеве говорят о предательстве в рядах ВСУ

Маршрут "кочующего" Patriot держат в строжайшем секрете: знает о нем узкий круг лиц. Поэтому украинские эксперты не исключают и предательство среди военных ВСУ.

Фото: © Скриншот видео

"Их изначально было не так много. Но потеря каждой такой установки вне всякого сомнения наносит очень большой урон. Это значит, что появляются бреши, через которые наши беспилотники могут более, скажем так, просто пролетать, наши крылатые ракеты могут достигать каких-то заданных целей, не встречая особого препятствия на своем пути", – утверждает Орлов.

Украина может лишиться американских Patriot

Пентагон уже потребовал от Киева прекратить использовать Patriot на линии фронта. Для США горящие комплексы – это не только имиджевые и денежные потери, но и гибель специалистов, попавших под удар "Искандера". Эксперты уверены, что управлять таким сложным вооружением по силам только западным зенитчикам. Для обслуживания "мобильной" ПВО нужно порядка 30 человек, а для целой батареи – около сотни.

"С высокой долей вероятности тот личный состав, который был уничтожен в рамках удара по Patriot РАС-2, как раз и относился к личному составу вооруженных сил США. Косвенным признаком данного факта является то, что в настоящее время после таких громких инцидентов фиксируются параллельные якобы катастрофы на территориях США с гибелью личного состава. Допустим, это падение самолетов либо вертолетов", – отметил Степанов.

Украина начала массово терять не только американские комплексы, но и другие системы ПВО. В Сети появились кадры поражения зенитного комплекса "Бук". Российский дрон-камикадзе "Ланцет" настиг его во время смены позиции. А вот догорают радиолокатор и пусковая установка украинского С-300. Удар был нанесен и по норвежской системе NASAMS.

Фото: © ТАСС/EPA/TOMS KALNINS

Зачем Киев отправляет остатки ПВО к самому фронту

Все остатки ПВО украинский Генштаб отправляет ближе к фронту для охоты на нашу авиацию, оголяя свой тыл и подставляя зенитные комплексы под огонь нашей армии.

"Это говорит о том, что у нас уже отлажена вся система передачи данных, то есть от момента обнаружения цели до момента принятия решений об ее уничтожении и подтверждения уничтожения цели проходит весьма маленький период времени", – рассказал военный эксперт.

То же касается и западной артиллерии. Недавно армия РФ поразила систему залпового огня HIMARS – это вторая уничтоженная американская установка за неделю. Украинский Генштаб перебросил ее на авдеевское направление, чтобы остановить активное продвижение российских войск. Теряют ВСУ и французские самоходки CAESAR: их уничтожают меткие удары "Ланцета". Также стало известно о поражении шведской установки Archer. Всего ВСУ поставили восемь таких орудий, как минимум два из них уже уничтожены.

О военных секретах, удивительных приемах армий, вооружении, брутальных гаджетах и многом другом смотрите в программе "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1202181 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1202181')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1202181', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1202181', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1202181(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1202181(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })