window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
20 февраля 2024, 18:55

Дома ждал обед и любящая семья: в Омске 15 лет ищут пропавшую Дашу

В Омске 15 лет ищут пропавшую Дашу Некрасову, которая не вернулась домой со школы
Следите за нашими новостями
в удобном формате

Вот уже больше 15 лет семья Даши Некрасовой из Омска не теряет надежды увидеть ее живой. Пятиклассница пропала 9 апреля 2008 года. Что произошло с ней в тот день на самом деле, остается загадкой. После уроков девочка вышла из школы, попрощалась с подругой, и с тех пор Дашу больше никто не видел. Хотя в деле не было ни единой зацепки, семья Некрасовых не опускала руки. В 2022 году СК РФ возобновил дело о пропаже школьницы. Какой новый виток получила громкая история? Расскажем в материале РЕН ТВ.

Пропала после уроков

По воспоминаниям близких, Даша Некрасова росла улыбчивой и жизнерадостной, хорошо училась и обожала баскетбол. Вместе с родителями и старшей сестрой Юлей девочка жила в микрорайоне Заозерный – одном из самых благополучных в Омске.

9 апреля 2008 года Даша как обычно пошла в школу. После уроков она должна была забежать домой, чтобы пообедать и взять форму для тренировки по баскетболу. Тот роковой день семья Некрасовых помнит в мельчайших деталях. Ведь после того как Даша вышла из школы, ее больше никто не видел. На момент исчезновения девочке было 11 лет.

"В тот день ничего не предвещало беды. Обычное утро, мы собирались в школу. Последний раз я видела Дашку в восемь утра перед началом уроков. Тогда у меня было пять уроков, а у нее – шесть. После школы я по привычке пошла домой, чтобы навести порядок и приготовить форму для Дашкиной тренировки. После уроков она ходила на занятия по баскетболу. Она очень любила баскетбол, а я откладывала карманные деньги, чтобы подарить ей новый мяч. Приготовив для нее обед и сложив на кровати форму, я пошла на подготовительные курсы", – вспоминала сестра пропавшей Юлия Некрасова.

По дороге на занятия Юля несколько раз набрала номер младшей сестры, чтобы узнать, все ли в порядке. Но на звонки никто не ответил.

"Пока я занималась алгеброй, в голове крутилось что-то странное. До конца занятий не досидела. К тому времени Дашкин телефон уже был выключен, а домашний никто не брал. До мамы тоже не дозвонилась. Открыв дверь, увидела нетронутые вещи и обед", – рассказала девушка.

Вечером Некрасовы стали обзванивать друзей, учителей и одноклассников Даши, но это не дало результата. Тогда семья обратилась в правоохранительные органы.

Подозрительный прохожий

Следователи Омска отреагировали оперативно и бросили все силы на поиски школьницы. В небо подняли вертолет. Пока девочку искали с воздуха, несколько сотен милиционеров, спасателей и волонтеров обследовали окрестности района. Вскоре появился вещдок – неподалеку от школы обнаружили Дашин сотовый телефон. Он был разбит и разломан пополам. Больше никаких следов и зацепок.

По городу расклеили листовки с фотографией пропавшей. О трагедии семьи Некрасовых тогда заговорил весь Омск. А губернатор региона Леонид Полежаев, как писали в прессе, даже предложил полмиллиона рублей за любую достоверную информацию о пропавшей пятикласснице.

"Три месяца без сна. Для нас каждый день проходил одинаково: подъем в шесть утра и расклеивание очередной тонны листовок, затем встреча со следователями и снова расклейка листовок", – поделилась Юлия Некрасова.

Тем временем милиция опрашивала школьных друзей и педагогов Даши. Последней, кто ее видел, была подружка. Девочки попрощались на перекрестке возле школы. Версию о том, что пятиклассница сбежала из дома, отмели сразу – семья была очень дружной. Тогда следователи предположили, что ее кто-то похитил. По словам учеников, в день исчезновения Даши около школы видели подозрительного мужчину. Вот только установить его личность правоохранителям не удалось.

Новые зацепки

По факту исчезновения пятиклассницы завели уголовное дело об убийстве. Однако родные Даши отказывались верить, что их девочки больше нет. Убитая горем мать обращалась за помощью на телевидение, а в первое время даже ходила по гадалкам и экстрасенсам. В 2014 году дело приостановили из-за отсутствия серьезных улик. Мать с этим не смирилась и написала в Следственный комитет РФ. Весной 2022-го расследование возобновили, теперь оно на контроле у Центрального аппарата ведомства.

"Сейчас дело снова возобновлено. К нам приехал для оказания практической помощи сотрудник главного управления криминалистики СК России из Новосибирска. Он очень опытный человек, с его помощью мы назначаем еще ряд дополнительных экспертиз", – делился следователь-криминалист Александр Кузнецов в том же году.

По его словам, специалисты уже нашли новые зацепки. В этом помогла та самая единственная улика – обломки Дашиного мобильника. Подробности пока не разглашаются.

Как оказалось, новый виток делу придала еще одна трагедия. В 2021 году в соседней Тюмени при похожих обстоятельствах пропала восьмилетняя Настя М. Спустя пару месяцев ее тело обнаружили на берегу озера. Вскоре сыщики вышли на след убийцы и насильника – 40-летнего Виталия Бережного. Изверг получил пожизненный срок, однако его причастность к исчезновению Даши не подтвердилась.

У трагической истории Даши Некрасовой – открытый финал. Все эти 15 лет родные продолжают надеяться, что она жива. Старшая сестра Юлия ведет в соцсетях страницу, где собирает любую информацию о Даше. Время от времени люди пишут, что видели похожую девушку. Вот только правда ли это, сказать сложно, ведь сейчас пропавшей исполнилось бы 26.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1192465 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1192465')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1192465', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1192465', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1192465(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1192465(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })