window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
29 января 2024, 14:02

Электронный нос: придуманы хитрые способы распознать поддельные товары

Ученые придумали необычные способы распознать поддельные товары
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Ученые в лаборатории
Фото: © Скриншот видео

Виски – любимый напиток мошенников. Правда, они предпочитают его не пить, а подделывать. Бутылка элитного спиртного может стоить сотни тысяч рублей. Представьте, как набивают карманы те, кто продают суррогатный алкоголь?

Однако ученые уже разработали разные способы для того, чтобы распознать подделку. Как лазерный пистолет выявляет некачественные продукты? Можно ли защитить свой голос от копирования? И как российское ПО распознает фальшивые документы? Об этом рассказывает программа "Наука и техника" с Михаилом Борзенковым на РЕН ТВ.

Электронный нос

Ученые Сиднейского технологического университета придумали способ, чтобы распознать подделку за четыре минуты. И помог им в этом электронный нос.

"Изобретение имитирует обонятельную систему человека. Насос втягивает запахи в смесительную камеру. Восемь газовых датчиков распознают, сравнивают и определяют различные характеристики молекул аромата. Информацию обрабатывает компьютер с искусственным интеллектом и выдает точные результаты на монитор", – объяснил доктор химических наук И Чжан.

Фото: © Скриншот видео

Мошенники подделывают не только элитный алкоголь, но и обычные продукты. В октябре 2023 года в Южной Африке четверо детей скончались после того, как съели печенье из местной сети нелегальных магазинов. Теперь врачи разбираются, что именно было в сладостях, которыми отравились несовершеннолетние, – опасные химикаты, сильные аллергены или вредные бактерии. А полицейские пытаются привлечь к ответу владельцев сети и перекрыть поток опасных подделок.

Лазерный пистолет

Нечистые на руку дельцы повсеместно пытаются подменить качественные и дорогие ингредиенты на более дешевые и зачастую вредные аналоги. По самым примерным подсчетам, годовой оборот мирового черного рынка продуктового суррогата составляет около 40 миллиардов долларов. Чтобы не нарваться на подделку, исследователи Университета Пердью предлагают вооружиться лазерным пистолетом.

"Раньше подобную экспертизу проводили лишь в лабораториях, а теперь достаточно одного прибора. Мощный лазер создает тонкий шлейф плазмы на поверхности образца, спектрограф считывает частоту и длину волн, а искусственный интеллект анализирует данные и определяет, сколько и каких ингредиентов в составе", – рассказал профессор биоинформатики Центра биологических наук Биндли Университета Пердью Бартек Раджва.

Фото: © Скриншот видео

Изобретатели уверяют: их пистолет с легкостью разберется, где настоящий швейцарский сыр, а где лишь его имитация. Однако лазерный эксперт довольно громоздкий – постоянно с собой носить не будешь, да и подделывают не только продукты.

Как распознать поддельное лекарство через приложение

Те же лекарства у мошенников пользуются не меньшей популярностью. К счастью, чтобы распознать аптечную фальшивку, теперь достаточно смартфона и специального приложения. Ученые Консорциума исследовательских институтов Фраунгофера разработали систему, которая без Интернета определяет, что перед вами – качественные таблетки или мел из ближайшего гаража.

"У каждой коробки есть своего рода отпечаток пальца – текстурный. На заводе при маркировке он получает уникальный номер, который вносят в QR-код. Достаточно навести камеру на упаковку, приложение одновременно считает и текстурный отпечаток, и QR-код, а затем сравнит информацию. Если она разнится, значит перед вами подделка", – говорит инженер биосистем по борьбе с контрафактами Мичиганского государственного университета Эванджелин Алосилья.

Фото: © Скриншот видео

Технология будет работать и с электроникой, и с одеждой, и с аксессуарами – с любыми предметами, на которые можно нанести QR-код.

Как лазер может выявить арт-фальшивку

А что делать с произведениями искусства? Нарисовать черно-белую матрицу, например, на полотне Ван Гога или Кандинского нельзя – испортишь. А их картины, а также полотна их современников подделывают чаще всего, потому что определить такие фальшивки невероятно сложно.

"В конце XIX начале XX века художники работали практически такими же красками, что и сейчас. Поэтому большинство способов, которые используют для выявления подделок более старых полотен, тут не подходят. Этим и пользуются мошенники", – объяснила министр юстиции, внутренних дел и государственного управления Валенсии Габриэла Браво Санестанислао.

Осенью 2023 года испанская полиция обвинила пятерых человек в торговле фальшивыми картинами Гойи, Миро и Ренуара. Как сообщали дельцы, полотна десятилетиями хранились в семейных коллекциях, пока хозяева не решили выставить их на аукцион. Сотни полицейских и самых профессиональных экспертов трудились почти год, чтобы доказать, что сопроводительные документы и сами картины – подделка.

Фото: © Скриншот видео

Физики Университета Райса придумали, как облегчить борьбу с продавцами и создателями арт-фальшивок. На помощь ученые призвали тот же лазер. Правда, полотна им не расстреливают, а аккуратно облучают, и тогда от подлинных шедевров исходит неоновый свет.

"Дело в особой белой краске, которую использовали художники в конце XIX начале XX века. Живописцы изготавливали ее сами. Для этого соединяли соли серной кислоты, бария и титанистый железняк. В смеси происходила сложная химическая реакция, дающая осадок из чистой двуокиси титана. Именно это соединение и отражает лазерный луч особым "люминесцентным" сиянием", – рассказала научный сотрудник Музея изящных искусств Корина Рогге.

Как распознать дипфейк

Современные мошенники пошли еще дальше – они начали копировать не полотна и статуи, а самых настоящих живых людей. Киберпреступники по всему миру снимают цифровые копии с фотографий и видео пользователей Интернета, а затем создают виртуальных двойников. Фальшивые актеры, политики, певцы становятся героями громких скандалов, а с последствиями разбираются их реальные прототипы.

Чтобы распознать дипфейки, приходилось полагаться лишь на острое зрение и трезвый ум. Но так было до недавнего времени. Американские разработчики подключили к этому нелегкому делу искусственный интеллект. Нейросеть научилась разоблачать фальшивки по цвету кожи. У живого человека ее оттенок постоянно меняется из-за того, что кровь пульсирует в сосудах. Цифровая подделка этим похвастать не может.

Фото: © Скриншот видео

"Наша система одновременно анализирует три десятка точек на лице, переводит эти сигналы в своеобразную карту и фиксирует малейшее изменение оттенков кожи. Детектор использует специальное программное обеспечение и работает через сервер, как веб-сайт. Это позволяет нейросети проверять фотографии и видеоролики на подлинность в режиме реального времени. Точность системы около 96%", – объяснила старший научный сотрудник компании – разработчика защиты от дипфейков Ильке Демир.

Защита голоса от копирования

Мошенников интересуют не только лица знаменитостей, но и голоса простых людей. Создавая киберкопию, казалось бы, уникального тембра, преступники могут снять деньги с чужого счета или сделать заказ в интернет-магазине. Ученые Университета Вашингтона в Сент-Луисе уже знают, как этого не допустить. Они создали программу для смартфона, которая защищает запись голоса от копирования.

Фото: © Скриншот видео

"Программа меняет голос и добавляет в запись искажения, которые человеческое ухо не определит. Но когда киберпреступники с помощью искусственного интеллекта пытаются воссоздать речь, то у них просто ничего не выходит. И запись оказывается совершенно не похожа на оригинал. Эксперименты показали, что система эффективна на 95%. С помощью этой программы можно защитить и авторские права музыкантов", – отметил член совета директоров Глобального центра кибербезопасности США Джо Шеррер.

Программа распознавания поддельных документов

И все же чаще подделывают не лица, голоса, картины или продукты. Самые большие доходы преступникам всех мастей приносят документы: ценные бумаги, свидетельства о собственности, страховки, права и, конечно же, паспорта.

Однако в России создали программу распознавания поддельных документов. Чтобы определить фальшивку, понадобится меньше секунды. Документ просвечивают ультрафиолетовые и инфракрасные лучи. Если переклеивали фото или подтирали буквы, машина сразу заметит. Но это лишь несколько из почти 60 пунктов, по которым проверяют подлинность паспорта. Причем не только в бумажном, но и в электронном виде.

"Когда используется цифровой канал типа мобильного телефона, система анализирует входящий видеопоток камеры мобильного телефона и выявляет наличие или отсутствие таких элементов, как голограммы, специально меняющий цвет объект, проверяет цветность бланка, цвета бланка, шрифты, способ нанесения", – поделился подробностями доктор технических наук генеральный директор Smart Engines Владимир Арлазаров.

Фото: © Скриншот видео

Создали систему, а точнее уникальное программное обеспечение, в России, но искусственный интеллект способен распознать поддельные документы 220 стран. В его памяти 102 языка и почти 2,5 тысячи форм различных паспортов, ID-карт, водительских прав и прочих важных бумаг, которые так любят подделывать мошенники. При этом система абсолютно автономна – подключаться к Интернету для работы ей не нужно, а значит украсть данные по Сети невозможно. Как невозможно украсть и саму программу, точнее украсть можно, а вот получить из этого выгоду – нет.

"Мошенникам все это очень нужно, потому что это позволило бы им проверять качество своих подделок. Но вся информация закрытая, достаточно серьезно охраняемая. Даже если эта программа попадает в руки мошеннику, она бессмысленна, потому что расшифровки нет", – подчеркнул Арлазаров.

Как подделывали карточки в блокадном Ленинграде

О подобной программе распознавания поддельных документов оперативники прошлых лет могли только мечтать. Чтобы отличить качественную фальшивку от оригинала, иногда приходилось тратить несколько часов. Специалисты в лабораториях под микроскопами изучали каждый волосок, каждый срез, каждую букву. А если не было даже такой техники, а еще времени и сил?

Во время Великой Отечественной войны жизни жителей блокадного Ленинграда зависели от крохотных кусочков хлеба, которые выдавали по карточкам. И подделать эти карточки было очень просто.

Фото: © Скриншот видео

"Зачастую эти карточки печатались даже не на узорной бумаге, а на обычной. Шрифт был самый простой и воспроизводился даже без специальных условий. Достаточно было иметь необходимый набор инструментов и нормальные прямые руки", – рассказал доцент кафедры криминалистики МГУ им. М. В. Ломоносова Александр Сотов.

Этой простотой пользовались мошенники, которые процветали в умирающем городе. Виталий Кошарный – главарь банды "ЗИГ ЗАГ", которая в блокаду орудовала в Ленинграде, – до войны подделывал чеки и документы, а когда фашисты подошли к городу на Неве, вместе с подельниками открыл подпольную типографию. Там печатали фальшивые продуктовые карточки. За первую блокадную, самую страшную и самую голодную зиму банда "ЗИГ ЗАГ" присвоила около 17 тонн продуктов.

О самых невероятных достижениях прогресса, открытиях ученых, инновациях, способных изменить будущее человечества, смотрите в программе "Наука и техника" с ведущим Михаилом Борзенковым на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1184153 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1184153')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1184153', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1184153', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1184153(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1184153(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })