window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
15 января 2024, 02:32

"Политический детектив": к чему могут привести протесты в Эквадоре

Силовики Эквадора освободили 136 остававшихся в тюрьмах заложников
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Фото: © РИА Новости/Павел Лисицын

На этой неделе на другом конце планеты в Эквадоре происходит попытка государственного переворота. Внешне происходящее напоминает сценарий голливудского боевика. Власть пытается захватить наркомафия. Но если копнуть глубже, то эти события скорее многоходовый политический детектив, который имеет прямое отношение в том числе и к событиям на Украине.

Эквадор загоняют в ту же ловушку, что и Германию. Только методы, соответствующие условиям региона. Не исключено, что в очередной раз за наркокартелями могут стоять американские спецслужбы, обладающие обширным опытом использования преступных группировок в своих целях. О ситуации в Эквадоре – корреспондент "Известий" Сергей Вохмин.

Что известно о протестах в Эквадоре

Города Эквадора в огне. Там тысячи бандитов штурмуют жилые кварталы. Наркокартели погружают страну в хаос – людей расстреливают в упор.

Сотни заложников. На этих кадрах захват студии одного из телеканалов. Ведущему выпуска гранату кладут прямо в карман пиджака.

Бандиты на улицах запросто размахивают огнестрельным оружием, минируют машины и совершают показательные пытки и убийства. На полицейских ведется настоящая охота.

Все началось с побега одного из самых опасных преступников страны – главаря наркоклана "Лосс Чонерос". Спустя сутки сбегает лидер другой крупной группировки – "Лос Лобос". Начинаются бунты в колониях по всей стране.

"Около четверти тюрем Эквадора контролируется преступниками. Они превратились в штабы группировок и в центры вербовки", – уточняет корреспондент.

"Режим вооруженного конфликта"

Власти вводят в стране режим вооруженного конфликта.

"На подъезде к президентскому дворцу заметно больше полицейских, выставлены ограждения, есть военная техника", – отметил Вохмин.

В стране комендантский час. Ведется круглосуточное патрулирование.

"Центральная площадь города обычно полна людей, но сейчас она полностью пустая. Люди опасаются столкновений бандитов с полицией", – отметил корреспондент.

К бандитам никакого снисхождения. Приказ арестовать или ликвидировать.

"Время, когда наркоторговцы диктовали свою волю властям, закончилось", – заявил Даниэль Нобоа президент Эквадора.

Нобоа – ставленник США

Президент Нобоа пришел к власти 1,5 месяца назад. И действующий лидер очень хочет сохранить власть и дальше. Так что бунты – стихийные или продуманные заранее – идеальный повод избавиться от конкурентов, которыми являются в том числе покровители наркокартелей.

Нобоа – сын самого богатого человека Эквадора, фруктового магната. Бананы – одна из главных статей доходов страны, как и наркотрафик. Оба бизнеса тесно связаны. В портах по всему миру находят наркотики, спрятанные в коробках с бананами.

Нобоа – ставленник США. Родился в Америке. Там же получил образование, три научных степени. Протесты только зарождаются, а Белый дом уже рапортует о готовности помочь.

"Мы полны решимости помогать поддерживать безопасность народа Эквадора", – сообщает Джон Кирби, координатор стратегических коммуникаций Совета нацбезопасности Белого дома.

Но за поддержку старшего брата нужно платить.

"У нас есть старое советское и российское оружие и его нужно заменить, это обойдется в 200 миллионов", – заявил Нобоа.

Новое оружие от Штатов еще сильнее увеличит зависимость Эквадора от США и загрузит американский ВПК новыми заказами. А старую технику можно отправить на Украину. Сплошная выгода.

"Эквадор не производит оружие, не имеет права перепродавать оружие. Более того, это противоречит международным принципам запрета поставок оружия в зону конфликта", – отметил Владимир Спринчан, посол России в Эквадоре.

Но еще больше, чем оружие, американцев интересует нефть и наркотики.

"Главная идея состоит в том, чтобы быть вовлеченными в преступный мир, для контроля над преступными организациями, для контроля над теневой экономикой, политическими и общественными движениями в разных странах, для того, чтобы иметь рычаги влияния на политических лидеров этих стран", – сообщил Дуглас Валентайн, исследователь работы американских спецслужб, автор книги "Операция "Феникс".

"Речь не только о наркотиках, но и о торговле оружием, похищении людей, проституции. В Латинской Америке нет политики безопасности, каждое приходящие правительство извлекает только выгоду для себя", – отметил Доминго Сегура, капитан полиции в отставке.

Чем может закончиться конфликт в Эквадоре

Нынешний конфликт может окончательно превратить страну в колонию Штатов. Здесь даже национальная валюта американский доллар. 

В нефтедобывающем Эквадоре ни одного нефтеперерабатывающего завода. Месторождения контролирует американский бизнес.

При этом сама страна чудовищно бедная. А на улицах насилие, жестокость, расправы, поджоги домов и машин.

"Власти пытаются усилить контроль над гражданскими объектами. На въезде в аэропорт стоят КПП, на которых проверяют документы. Если нет посадочного талона, то человека не впустят в аэропорт", – отметил корреспондент.

Конфликт может затянуться. Но при любом исходе противостояния США в выигрыше. По сути, любая из сторон под колпаком.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1180911 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1180911')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1180911', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1180911', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1180911(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1180911(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })