window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
21 декабря 2023, 17:19

"Все уже мертвое": как устроен секретный бункер в центре Киева

Прокопенко рассказал о секретном бункере в центре Киева
Коридор бомбоубежища в Киеве
Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Оказывается, под каждым правительственным объектом столицы Украины на глубине до 100 метров советскими инженерами с начала 1950-х годов возводились отдельные бомбоубежища. Они в свою очередь были подсоединены к самому главному объекту гражданской обороны – метрополитену. Этот проект носил название ЧЗ-417 и включал в себя помещения для работы Верховного Совета Украинской ССР, ЦК Компартии Украины и Совета Министров.

Куда ведут секретные бункеры украинской верхушки? Об этом рассказывает программа "Военная тайна" с Игорем Прокопенко.

Секретный бункер в центре Киева

В Киеве на одной из центральных станций метро расположен секретный недостроенный бункер.

"Прямо за стенкой расположен секретный недостроенный бункер. Впереди находится ствол шахты, а здесь специальное оборудование для погрузки вагонеток. Покажу примерную глубину, чтобы вы понимали, насколько глубоко это место находится. Вот где-то там верх", – показывает блогер Боно в одном из своих роликов.

Как и в других крупных городах СССР, киевское метро проектировалось так, чтобы при необходимости выдержать удар ядерной бомбы. Его жизнедеятельность обеспечивалась командными пунктами, установками для фильтрации воздуха, станциями связи, складами провизии и медикаментов, а также лазаретами и помещениями под генераторы.

"Мы пришли оттуда, из тоннеля метро. Это бывшая ФВУшка – фильтрационная установка. Эта штука чистила воздух. А здесь главный аппаратный зал. Все уже мертвое", – рассказал блогер.

Фото: © Скриншот видео

Все это наследие за годы украинской власти, конечно, пришло в полную негодность.

"С 2014 года в Киеве не было построено ни одной станции метро. Вместо этого власти города радостно пилили бюджеты и занимались совершенно разными вещами, но только не развитием и профилактикой метро. Соответственно, результат не удивителен", – пояснил политический обозреватель Кирилл Стрельников.

В чем люди обвиняют киевскую власть

Проблемы с метро

Теперь киевляне, которым прилетает от провальной работы украинской ПВО, в этом метро и спят, и протестуют против киевской власти. Однако даже там они не могут чувствовать себя в безопасности, потому что киевское метро, по словам украинских СМИ, находится под угрозой обрушения.

Мэр Киева Виталий Кличко пытается успокоить жителей.

"По этому направлению, где остановлено движение, по линии метро организовано движение наземного транспорта – это автобусы, это троллейбусы. Еще раз хочу повторить информацию, которая была предоставлена: мы задействовали 77 автобусов", – заявил он.

Фото: © Скриншот видео

Но тщетно, ведь аварийное киевское метро все же затопило. Советник экс-президента Украины Кучмы Олег Соскин назвал произошедшее, ни много ни мало, техногенной катастрофой.

"Произошла сегодня техногенная катастрофа. Начали рушиться тоннели в этом куске ветки, все закрыли на полгода. В тоннель просто пошла вода, в общем катастрофа. Кличко, метро для него – терра инкогнита, он вообще ничего не понимает. При нем не построили ни одной станции. Видимо, деньги украли", – возмутился украинский политик.

Непригодные бомбоубежища

Куда в таком случае деваться простым гражданам? Оказывается, вопрос не праздный. Как заявил глава МВД Украины Игорь Клименко, из более чем 4,8 тысячи украинских бомбоубежищ оказались закрыты 252, а еще 893 непригодны для использования.

"Я нахожусь у помещения, где есть укрытие. Проспект Будивельников, вот адрес. Разбиты стены, смотрите, обои какие – кругом плесень. Как тут можно находиться? В туалете гнилые трубы, и выхода к канализации нет", – жалуется местная жительница.

Фото: © Скриншот видео

Каждое четвертое бомбоубежище на Украине либо закрыто, либо непригодно к использованию, отметил Стрельников.

"Причины этого просты: тотальная коррупция, воровство. Но самое главное, что руководству страны совершенно плевать на свое население", – сказал эксперт.

А вот разгневанный украинский волонтер говорит о том, что переселенцы вынуждены спать на полу, потому что киевская власть не считает нужным обеспечить их даже раскладушками.

"К нам пришла женщина, она переселенка. Она говорит: "Николай, а когда будут раскладушки?" Я отвечаю: "Родненькая, у нас тысяча людей спит на полу". Патриоты сейчас услышат: более тысячи семей спят на полу. На полу, говорю, спят в Харькове, переселенцы", – заявил волонтер Николай.

"Бетонные коробки"

К примеру, в украинской столице пригодны к защите без замечаний лишь 15% укрытий.

"Знаете, мне кажется, более коррумпированной страны, чем Украина, нет во всем мире. Уже весь мир над нами ржет", – говорит гражданка Украины.  

Фото: © Скриншот видео

Правда, не так давно власти Украины предложили свое решение проблемы – бетонные коробки, которые напоминают компактные усыпальницы. Каждая между тем по два миллиона гривен.

"На 13-й линии поставили бомбоубежище. А ну, посмотрим, что там у нас. Какая "красота"!" – сказал местный житель.

В программе "Военная тайна" ведущий Игорь Прокопенко рассказывает и демонстрирует уникальные кадры с мест проведения военных конфликтов, а эксперты зрителям – мир военной промышленности.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1173998 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1173998')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1173998', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1173998', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1173998(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1173998(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })