window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
04 декабря 2023, 18:35

Вековой спор: завершится ли конфликт Венесуэлы и Гайаны референдумом

Эксперт Мартынов рассказал, может ли референдум положить конец конфликту между Венесуэлой и Гайаной
Референдум в Венесуэле
Фото: © REUTERS/Leonardo Fernandez Viloria
Читать ren.tv в

На днях в Венесуэле прошел референдум, касающийся спорного региона Гайана-Эссекибо. Конфликт между Каракасом и Джорджтауном длится вот почти уже 200 лет. Несмотря на юридические границы между государствами, Венесуэла считает Гайану-Эссекибо частью своей страны.

По итогам голосования, больше 10,5 миллионов венесуэльцев выступили за то, чтобы спорная территория в будущем вошла в состав Боливарианской республики. Однако сами жители Эссекибо не горят желанием присоединяться к Венесуэле. Большинство из них считают себя гайанцами и привыкли общаться на английском языке.

В материале РЕН ТВ расскажем, завершится ли вековой конфликт Венесуэлы и Гайаны референдумом и может ли происходящее вылиться в военный конфликт.

Карт-бланш для Венесуэлы

В Венесуэле провели голосование о будущем спорного региона Гайана-Эссекибо. Референдум завершился 3 декабря 2023 года. В итоге больше 10,5 миллиона венесуэльцев проголосовали в защиту притязаний страны на территорию Эссекибо, сообщил глава Национального избирательного совета Венесуэлы Элвис Аморосо.

Фото: © REUTERS/Leonardo Fernandez Viloria

В ходе голосования венесуэльцам предстояло ответить на пять вопросов, которые определят политику Каракаса в отношении Гайаны-Эссекибо. Прошедший референдум считается консультативным – он не дает автоматического права включить Гайану-Эссекибо в состав Венесуэлы. Однако, по мнению экспертов, это предоставляет властям Каракаса карт-бланш на то, чтобы всеми возможными способами получить территорию, которую они считают своей.

"Мы готовы использовать свое право голоса, чтобы вернуть себе то, что принадлежит нам исторически, о чем свидетельствуют все документы. Давайте помнить, что это важный день, это поворотный момент в притязаниях венесуэльской общественности на территорию, принадлежащую Венесуэле",сказал глава МИД Боливарианской Республики Иван Хиль Пинто.

Гайана-Эссекибо занимает три четверти территории современной Гайаны. Регион славится нефтью и другими природными ресурсами, а его население достигает 280 тысяч человек. Спор между Венесуэлой и Гайаной начался почти 200 лет назад, когда Каракас освободился от колониальной зависимости от Испании. Став частью нового государства Великая Колумбия, Венесуэла постепенно потеряла контроль над своими границами. Это и позволило Гайане (на тот момент британской колонии) получить власть над территорией Эссекибо.

Несмотря на юридические границы между государствами, Венесуэла упорно считает Гайану-Эссекибо частью своей страны. И на своих картах изображает ее со штриховкой.  

"Вопрос национальной гордости"

В преддверии референдума отношения Венесуэлы и Гайаны сильно накалились. Многие эксперты даже говорили о начале военного конфликта, особенно учитывая то, что Боливарианская Республика начала активно размещать своих солдат по стране.

Фото: © Global Look Press/Avn/Xinhua

"Пусть идет дождь, грохочет гром и сверкает молния, консультативный референдум состоится", – заявлял президент Венесуэлы Николас Мадуро.

При этом обострение конфликта произошло еще в 2015 году, когда на территорию Гайаны-Эссекибо пришли несколько международных нефтедобывающих корпораций. Именно они обнаружили там 11 млрд баррелей доказанных запасов черного золота.

"Я не знаю ни одного венесуэльца, кто не считал бы Эссекибо частью своей страны. Так считают и люди, которые выступают за Мадуро, и люди, кому Мадуро не нравится. Это вопрос национальной гордости", — отметил гендиректор Латиноамериканского центра имени Уго Чавеса Егор Лидовской.

Гайана ищет поддержку у Британии и США

В самой Гайане на притязания Венесуэлы смотрят с опаской. В середине ноября 2023-го представители страны даже обращались в Международный суд ООН с просьбой остановить референдум в Каракасе. Однако голосование все равно состоялось. Гайанцы встретили его шумными протестами под лозунгом "Эссекибо принадлежит нам".

Фото: © REUTERS/Leonardo Fernandez Viloria/File Photo

К слову, сами жители спорной территории не особо хотят становиться частью Венесуэлы. Большинство из них считают себя гражданами Гайаны и говорят на английском языке.

Тем временем Джорджтаун активно ищет поддержку извне. 27 ноября в южноамериканскую страну прибыли американские военные. 28 ноября прошли переговоры военных представителей Гайаны и США. В Америке уже заявили, что Венесуэла должна уважать территориальный суверенитет Гайаны. Кроме того, в постоянном контакте с Гайаной находится и Британия, которая выражает поддержку своей бывшей колонии.

Судя по всему, Гайана готова разместить на своей территории даже иностранную военную базу. Как заявил вице-президент страны Бхаррат Джагдео, этот шаг необходим для того, чтобы защитить национальные интересы.

Обострение конфликта между Джорджтауном и Каракасом, конечно же, вызывает чувство тревоги и у остальных стран континента. Так, в Бразилии уже сообщили об укреплении северной границы, которую она делит с Гайаной и Венесуэлой.

Может ли референдум положить конец вековому конфликту

Замдиректора Института Латинской Америки РАН Борис Мартынов рассказал РЕН ТВ, что территориальный спор между Венесуэлой и Гайаной вряд ли выльется в серьезный военный конфликт.

Эксперт Мартынов рассказал о референдуме в Венесуэле

"Сейчас внутреннее положение в Венесуэле не очень хорошее. К тому же референдум послужил средством сплочения нации. А нация в Венесуэле в значительной степени разобщена, расколота. Я не думаю, что это все закончится какими-то кровавыми событиями. Это несвойственно для Латинской Америки, обычно споры такого рода разрешаются там мирным путем – через референдум", – считает эксперт.

Мартынов отметил, что сдерживающим фактором могут быть соседние страны, прежде всего Бразилия, которые выступают за статус-кво и сохранение границ.

"Думаю, граничащие с Венесуэлой и Гайаной страны не допустят такого драматичного сценария. Со временем ситуация уляжется. Возможно, будет еще один референдум. Жители Венесуэлы – это одно, но нужен, соответственно, референдум еще и в Гайане. Но, насколько я знаю, жители Эссекибо не собираются присоединяться ни к кому", – заключил он.

Что будет в случае вооруженной эскалации

Тем не менее риск военной эскалации между Венесуэлой и Гайаной существует, полагает Егор Лидовской. Например, Джорджтаун может ввести в Гайану американские войска или разместить военную базу на спорной территории. Такие шаги Венесуэла, скорее всего, расценит как провокацию, заявил эксперт.

Фото: © Global Look Press/Avn/Xinhua

В случае вооруженного столкновения конфликт может разрешиться за несколько дней – без участия третьих стран, убеждены политологи. Армия Венесуэлы, по их словам, считается одной из сильнейших на континенте. В ее состав входит 123 тысячи бойцов. Тем временем у Гайаны всего 3,5 тысячи солдат.

Впрочем, Гайана рассчитывает на военную помощь США, отметил политолог Игорь Пшеничников. По его словам, Вашингтон внимательно следит за происходящим и готов отреагировать в случае вооруженной эскалации.

"США могут действовать руками военных наемников малозначимых латиноамериканских стран. Тех, которыми США будет не жалко пожертвовать. Такой страной может стать, например, Перу, где у власти находятся представители правых партий", – добавил Лидовской.

Поддержать Венесуэлу, в свою очередь, могут Куба, Боливия и Никарагуа. На сторону Каракаса, скорее всего, встанут и страны арабского мира, в том числе Турция, подытожили политологи.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1168488 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1168488')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1168488', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1168488', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1168488(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1168488(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })