window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
01 декабря 2023, 19:23

Медный костюм и гибкий скафандр: особенности "космической моды"

Эксперт Чижов раскрыл секрет самоочищающейся одежды для космонавтов
Самый гибкий скафандр
Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Космонавты никогда не стирают свою одежду, и это неудивительно – на МКС нет стиральной машины.

"Нет, мы не ходим в грязной одежде. Мы ее меняем раз в несколько дней, а ношенную просто выкидываем", – пояснил астронавт Европейского космического агентства Фрэнк Де Винн.

В среднем космонавты живут на МКС по полгода. И если переодеваться каждые три дня, то на одного человека надо минимум 60 комплектов. Обычному человеку такого количества хватило бы на несколько лет. А ведь это еще огромные расходы и неудобства – вещи надо доставлять на орбиту и где-то хранить. Как ученые предлагают решить эту проблему? Сможет ли космический порошок отстирать вещи? И какую одежду придумали для космонавтов? Об этом рассказывает программа "Наука и техника" с Михаилом Борзенковым на РЕН ТВ. 

Космический порошок 

Американцы уже придумали способ сэкономить на обмундировании космонавтов. Они предлагают стирать грязную одежду космическим порошком.

"Вместе с NASA мы тестируем аналог стирального порошка, который можно использовать в условиях невесомости. Средство будет удалять пятна и запахи, а затем полностью разлагаться. Так что воду после стирки космонавты смогут даже пить", – рассказал исполнительный директор компании-производителя товаров бытовой химии Джон Мёллер. 

Вот только кроме порошка еще нужно придумать космическую стиральную технику – не замачивать же вещи на МКС в тазиках. 

Фото: © Скриншот видео

Самоочищающаяся одежда 

В Екатеринбурге придумали, как не стирать одежду в космосе вообще. Даже если в ней усиленно потеть по две недели, вещи будут очищаться сами. И это вполне реально благодаря материалу из наночастиц меди. Волокна ткани просто убьют любые бактерии за пять минут.

"Медь является самым антибактериальным металлом в мире. Мы получаем наночастицы меди в оболочке из биополимера. Этот биополимер на себе имеет заряд, благодаря которому в процессе пропитки эти наночастицы крепко закрепляются в ткани", – объяснил сооснователь компании-разработчика самоочищающейся одежды Кирилл Чижов.

Разработкой уральских инженеров уже заинтересовались в Роскосмосе. Медные костюмы станут идеальной заменой комплектов для физических нагрузок. Ведь космонавты постоянно тренируются, чтобы в условиях невесомости не атрофировались мышцы. 

Фото: © Скриншот видео

"Если мы берем 3 члена экипажа, то на всю длительность миссии им необходимо около 8-10 комплектов. И если мы сократим хотя бы в 2 раза, то такое путешествие может сэкономить около 1,5 миллиона долларов, потому что поднимать килограмм обычных вещей стоит 30-50 тысяч долларов", – отметил Чижов. 

Кроме того, одежда будет сама помогать космонавтам меньше потеть и повышать выносливость. Наночастицы меди обладают большой теплопроводностью и поддерживают естественную терморегуляцию тела, а значит организм спортсмена не перегреется во время занятий и сил останется больше.

Жилет от солнечной радиации 

Только за сутки экипаж МКС получает облучение, как от шести сеансов флюорографии, а год на орбите можно сравнить с ликвидацией аварии на АЭС. Израильские инженеры нашли способ защитить космонавтов от солнечной радиации. Они создали жилет, в котором можно работать даже в открытом космосе.

Фото: © Скриншот видео

"Жилет закрывает жизненно важные органы человека. Он сделан из нескольких слоев полимера с высоким содержанием водорода, который останавливает заряженные частицы. Жилет очень плотный, но при этом не стесняет движений", – пояснила менеджер по исследованиям компании-разработчика средств индивидуальной защиты от радиации Лили Найт.

Вот только если доля радиации слишком высока, одного жилета будет недостаточно. К тому же он подходит только для работы на орбите Земли. Для путешествий на другие планеты нужна защита понадежнее.

Самый гибкий скафандр 

Самый гибкий скафандр в мире разработали специально для лунной программы NASA. Этот костюм совершенно не похож на привычное неуклюжее снаряжение, в нем даже можно выписывать различные пируэты.

Фото: © Скриншот видео

"Во время прошлой миссии на Луну снаряжение астронавтов было настолько громоздким, что они падали при ходьбе. В этом скафандре ничто не сковывает движений астронавтов. Можно наклоняться, садиться, вставать на колено и поднимать предметы над головой", – рассказал представитель компании-разработчика гибкого скафандра Рассел Ралстон.

Скафандр состоит из нескольких слоев: внутренний удерживает форму костюма, средний сохраняет комфортную температуру, а внешний защищает от повреждений и пыли.

"На Луне в таком костюме можно проработать восемь часов. Сзади к скафандру крепится рюкзак, похожий на баллон, – это система жизнеобеспечения с кислородом. В шлем скафандра встроены несколько фонарей и камера, которая будет транслировать изображения на Землю, и мы сможем следить за действиями космонавта", – отметил исполнительный директор компании-разработчика гибкого скафандра Майкл Саффредини.

Правда, в действии такой скафандр испытают только через два года. 

Марсианские ботинки 

Но даже в супергибком скафандре прогулки по другим планетам превратятся в прыжки с препятствиями, если нет подходящей обуви. Поэтому коллеги создателей эластичного костюма придумали марсианские ботинки. Впрочем, в таких можно ходить и по Луне, и вообще по любому грунту. И под ноги для этого смотреть необязательно – обувь завибрирует и подскажет, куда сделать шаг, чтобы не споткнуться.

Фото: © Скриншот видео

"На лицевой стороне каждого ботинка есть ультразвуковой дальномер, датчик приближения и измерительный блок. А внутри ботинок встроены датчики с вибромоторами, которые подключены к микроконтроллеру на ноге. Датчики сканируют данные местности и отправляют вибросигнал астронавту. А очки дополненной реальности еще и показывают дорогу", – подчеркнул инженер-исследователь лаборатории космических систем Массачусетского технологического института Ребекка Мастерсон.

Бионический костюм

Но космический гардероб нужно дополнить еще одной вещью. И она не для удобства и защиты, а для здоровья.

"Я сейчас сижу на специальном аппарате, который диагностирует мышечную атрофию, потому что без регулярных тренировок мышцы космонавтов слабеют", – говорит астронавт Европейского космического агентства Андреас Могенсен.

Этот бионический костюм будет постоянно поддерживать мышцы в тонусе в условиях невесомости. Итальянские инженеры вплели в эластичную ткань электроды, которые посылают микроразряд тока к мышцам и вызывают их сокращение. 

Фото: © Скриншот видео

"Этот костюм очень эластичный, и его можно надевать под другую одежду. Материал содержит электроды, а также тактильные и оптические датчики. Весь этот комплекс вызывает дифференциальное сжатие тела", – отметил генеральный директор компании-разработчика костюма для стимуляции мышц Флавио Аугусто Джентиле. 

Шлем для космонавтов 

В космосе важно следить не только за тонусом мышц. Месяцы в замкнутом пространстве – настоящее испытание для психики. Но отправлять на орбиту психотерапевта вовсе необязательно. Достаточно лишь прихватить с собой специальный головной убор.

"На моей голове сейчас портативный аппарат для космической электроэнцефалограммы. И космонавты тоже будут его носить", – говорит радиоведущий Коби Бенмелех.

Сравнение с электроэнцефалограммой – вовсе не преувеличение. В этом шлеме больше четырех с половиной сотен датчиков, которые отслеживают любые отклонения в деятельности мозга. Причем тестировали израильскую разработку прямо на МКС: по 20 минут в день астронавты выполняли в шлеме разные задачи, а датчики записывали данные.

Фото: © Скриншот видео

"Этот шлем – самая эффективная и дешевая гарнитура для контроля за мозговой деятельностью. Устройство автоматически настраивается на каждого человека. Шлем будет записывать неврологические показатели космонавтов, и это позволит ученым отследить ежедневные изменения в мозге и вовремя выявить аномалии", – объяснил генеральный директор компании по изучению активности мозга Яир Леви.

Шлем уже испытали на себе космические туристы во время полета на МКС в 2022 году. Вот только это все-таки способ диагностики, а не лечения. К тому же постоянно носить шлем, даже в невесомости, слишком неудобно.

Костюм смерти 

Самая невероятная одежда, которую придумали для покорителей космоса, – это костюм смерти. Его хотят использовать для похорон колонистов. На других планетах нет бактерий, а значит человеческие останки не будут разлагаться. А чтобы Луна и Марс не превратились в гигантские кладбища, инженеры из Австралии и Америки сшили космический саван. 

Фото: © Скриншот видео

"Тело заворачивается в ткань после обработки специальным составом. Сама одежда состоит из четырех слоев – белков шелкопряда – и полностью разлагается микроорганизмами. Костюм смерти не оставляет никаких синтетических отходов", – говорит старший преподаватель Школы моды и текстиля Мельбурнского королевского технологического университета Пиа Интерланди.

А ведь этот материал может подойти не только для похоронных костюмов. Если ученые присмотрятся к ткани из белков шелкопряда, то вся одежда для космонавтов станет биоразлагаемой, и скафандры превратятся в удобрение для пышных марсианских и лунных садов. 

О самых невероятных достижениях прогресса, открытиях ученых, инновациях, способных изменить будущее человечества, смотрите в программе "Наука и техника" с ведущим Михаилом Борзенковым на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1167608 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1167608')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1167608', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1167608', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1167608(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1167608(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })