window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
20 ноября 2023, 13:04

Загадочная судьба советского ученого, создавшего заменитель крови

Эксперт Лисицын рассказал, как советскому ученому Белоярцеву удалось создать заменитель крови
Доктор медицинских наук, один из создателей голубой синтетической крови, профессор Феликс Белоярцев
Фото: © Всеволод Тарасевич
Читать ren.tv в

Пентагон потратит почти 50 миллионов долларов на разработку синтетической крови. К проекту привлекли 12 ведущих университетов и лабораторий США. По данным руководителей программы, ежегодно в Штатах от кровопотери гибнут около 30 тысяч человек. Это одна из основных причин смертности в стране. В прошлом году американский Красный Крест заявил о катастрофической нехватке донорской крови в медучреждениях США: особенно эта проблема обострилась во время пандемии коронавируса.

Исследователи заявили, что создать синтетическую кровь пытались на протяжении долгих лет, но пока безуспешно. Между тем американским медикам стоило бы вспомнить о старой советской разработке – универсальном кровезаменителе перфторане. В народе этот препарат прозвали "голубой кровью". В свое время перфторан спас сотни жизней и был настоящей палочкой-выручалочкой военных медиков.

Но почему создатель этого препарата профессор Феликс Белоярцев покончил с собой? Почти детективная история – в программе "Неизвестная история" с Борисом Рыжовым на РЕН ТВ.

На грани жизни и смерти

8 марта 1982 года пятилетняя москвичка Аня Гришина увлеклась игрой, выбежала на проезжую часть и попала под троллейбус. Ребенка доставили в реанимацию Филатовской больницы в крайне тяжелом состоянии. Медикам оставалось лишь надеяться на чудо.

"У девочки была тяжелая травма, которая требовала переливания крови. И у нее была либо достаточно редкая группа крови, либо достаточно редкая антигенная характеристика клеток, форменных элементов крови. Переливать из того, что было, было невозможно", – отметил доктор медицинских наук, профессор, сын Феликса Белоярцева Дмитрий Белоярцев.

О сложной пациентке узнал главный реаниматолог клиники. Понимая, что у Ани практически нет шансов выжить, он набрал номер профессора Феликса Белоярцева из подмосковной лаборатории в Пущине. Через пару часов ученый доставил в больницу никому не известный тогда препарат – перфторан. И на свой страх и риск ввел девочке две ампулы "голубой крови".

Фото: © Скриншот видео

"Случилось буквально чудо. Практически умиравший ребенок на грани смерти с предампутацией – и вдруг внезапно все негативные процессы прекратились. Внезапно началось улучшение состояния, и довольно быстро кризис был преодолен", – рассказал кандидат биологических наук, писатель, историк Федор Лисицын.

На тот момент ни родители Ани, ни хирурги клиники не знали, что таинственная голубая жидкость, которая спасла жизнь ребенка, не имела лицензии. И вообще до этого момента никогда не тестировалась на людях.

Как советские ученые создали универсальный заменитель крови

Перфторан – это эмульсия на основе органических соединений, способных выполнять функцию крови: насыщать организм кислородом. Над разработками искусственной крови первыми начали работать американские и японские ученые в конце 60-х. Они помещали мышей и крыс в аквариум с эмульсией, и животные дышали ей, как воздухом.

Фото: © Скриншот видео

Также исследователи заменяли перфторсоединениями кровь подопытных. Но вскоре крысы умирали, поскольку американцам не удалось решить главную проблему: их эмульсия успешно переносила кислород, но при этом провоцировала летальные тромбозы.

"Они не могли получить стабильную эмульсию, которая состояла из мелких шариков с перфтоуглеродами размером, которые могли бы проходить по капиллярам и мелким сосудам, по так называемой системе микроциркуляции", – пояснил специалист.

Эту проблему удалось решить профессору Белоярцеву из Института биофизики в Пущине. Всего за три года коллектив гематологов, физиков и биохимиков создал уникальный препарат – жидкость, способную переносить кислород в ткани и органы даже по самым крошечным капиллярам.

Фото: © Скриншот видео

"А главное – капля эмульсии в 50 раз меньше эритроцита способна проникнуть в капилляры даже при самом жестоком спазме, куда не может проникнуть даже собственная кровь. Достаточно большая, чтобы эффективно переносить кровь, достаточно маленькая, чтобы не создавать закупорки сосудов", – рассказал ученый.

Сотни спасенных жизней

Доклинические испытания показали блестящие результаты. Советский перфторан не был токсичен, не вызывал аллергии и, в отличие от донорских материалов, не провоцировал бурный иммунный ответ. Группа Белоярцева провела три тысячи тестов на лабораторных животных. Все без исключения – успешны.

"Весь мир обошла фотография с крысой, которая плавает в перфторуглероде, полностью в него погрузившись", – говорит Белоярцев.

Фото: © Скриншот видео

После чудесного спасения Ани Гришиной перфторан начали поставлять в полевые госпитали Афганистана. С помощью этого препарата военным медикам удалось спасти сотни жизней – ведь перфторан подходил пациентам с любой группой крови.   

Далее "голубая кровь" потекла в крупные хирургические центры Москвы. Там выяснилось, что перфторан также облегчал операции. С его помощью хирурги могли долго сохранять донорские органы, а еще лечить анемию и тяжелые инфекционные поражения легких.

За что на создателя "голубой крови" завели уголовное дело

Уже в феврале 84-го заявка о лицензировании перфторана поступила в Фармкомитет СССР. Изобретателям светила Государственная премия. Но той же зимой в адрес руководителя группы неожиданно посыпались обвинения: якобы Белоярцев тестировал препарат на детях-сиротах. На Феликса Федоровича начали поступать абсурдные доносы. Профессора обвиняли в том, что он крадет в лаборатории спирт, отбирает у сотрудников часть зарплаты, строит эти деньги на дачу и устраивает банкеты. Никаких доказательств у доносчиков не было, но следователей это не смутило.

Фото: © Скриншот видео

"Лабораторию просто замучили проверками. К несчастью, с документацией там действительно все было не очень в порядке: были непорядки с ведением отчетности по средствам, были проблемы с тем, что приборы выменивали у знакомых и брали напрокат. А все-таки это же государственное имущество большой ценности", – отметил Лисицын.

Понять некоторую безалаберность Белоярцева по отношению к документам можно: он и его команда были горячо увлечены наукой. Всего за три года они сделали открытие, над которым десятилетие бились зарубежные исследователи. Коллективу Белоярцева было не важно, на каком оборудовании работать – лишь бы работать. Но все мелкие недочеты в тот момент сыграли роковую роль. В отношении ученого завели уголовное дело.

"Атмосфера клеветы и предательства"

Дальнейшие клинические испытания перфторана запретили. Белоярцева сняли с должности заведующего лабораторией. А в декабре 1985 года на дачу профессора – в старенький деревянный дом – нагрянули с очередным обыском. На этот раз по откровенно оскорбительному поводу.

Фото: © Скриншот видео

"Очередной донос на Белоярцева был в том, что для работы на своей даче он платит рабочим лабораторным этиловым спиртом. Поехали с проверкой, провели обыск на даче, да еще достаточно шумно. И в результате нервы у Феликса Федоровича Белоярцева не выдержали", – рассказал эксперт.

В ночь после обыска в кабинете ученого было тихо, а наутро Феликса Федоровича нашли мертвым. Предсмертная записка была короткой: "Я больше не могу жить в атмосфере клеветы и предательства". Белоярцеву было всего 44 года.

"В 1985 году все эти дела были открыты. А в 1991 году, через шесть лет, пришел официальный ответ от прокуратуры или из каких-то других органов, что дело закрыто за отсутствием состава преступления", – сказал сын советского ученого.

Фото: © Скриншот видео

Зачем США выкупили патент на "голубую кровь"

После смерти ученого разработка перфторана в СССР была свернута. Имя профессора Белоярцева реабилитировали только после распада Союза.

"В 2002 году Общественная премия признания вручалась как оставшимся работникам, сотрудникам Белоярцева, так и семье Феликса Федоровича Белоярцева. И именно повзрослевшая Анна Гришина вручала эту премию", – отметил Лисицын.   

В 90-х годах патент на "голубую кровь" Белоярцева купили в США, но тогда за океаном так и не смогли наладить производство без той аппаратуры, на которой работали пущинские ученые. В нулевых перфторан начали использовать вновь – в основном в экстренной медицине и ветеринарии. Но за это время технологии далеко шагнули вперед, и теперь у врачей есть немало альтернативных препаратов.

Фото: © Скриншот видео

Что касается смерти Белоярцева, то до сих пор нет ответа на один вопрос: кто спровоцировал травлю выдающегося ученого. По одной из версий, доносы на профессора могли писать завистники из конкурирующих институтов. По другой – Белоярцев стал жертвой борьбы за власть в высших медицинских кругах.

Разные версии исторических событий, поразительные эпизоды истории, малоизвестные факты и интересные теории – все это и многое другое изучайте в программе "Неизвестная история" с Борисом Рыжовым на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1162752 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1162752')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1162752', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1162752', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1162752(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1162752(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })