window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
14 ноября 2023, 14:35

В России научились воссоздавать на 3D-принтере любые кости человека

Российские ученые научились воссоздавать на 3D-принтере любые кости человека
Печать сустава на 3D-принтере
Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Российские ученые с помощью современных технологий теперь могут воссоздать абсолютно любые кости человека. И это дает шанс на жизнь всем тяжелобольным пациентам. 

Речь идет именно о тех заболеваниях, которые до сих пор считались неизлечимыми. Как это будет выглядеть, рассказал наш корреспондент Леонид Клименчук в сюжете на РЕН ТВ.  

Российские ученые научились воссоздавать на 3D-принтере любые кости человека

Шанс на нормальную жизнь для пациентки Тамары

"Первая мысль – почему я? Почему дети мои должны лишиться меня? Ну как бы вот. Никто не хочет жить без мамы", – рассказала пациентка онкоцентра Тамара Чертенко. 

Жить – главная цель для Тамары. У девушки хондросаркома крестца – иначе говоря, рак костей таза. Раньше болезнь никак не проявлялась. Первые боли Тамара почувствовала больше года назад. Врачи в разных городах считали опухоль грыжей или кистой, но никак не раком. Боли становились все сильнее. У Тамары начала отниматься нога.

"Болевой порог усилился так, что уколы и таблетки уже не помогали вообще никак. Все клиники, даже в Питере, мне отказали. И когда мы ехали сюда, в Москву, было безумно страшно услышать такой же ответ. То есть это был конец", – плачет Тамара. 

Фото: © Скриншот видео

Все врачи, кроме столичных, прогнозировали Тамаре 10–15 лет с нестерпимыми болями. Однако шанс на нормальную жизнь дают медики в онкоцентре имени Блохина. Девушке предложили заменить пораженный крестец протезом. Его изготовят на 3D-принтере в Самаре, где могут распечатать любую кость – как взрослому, так и ребенку.

"Этот эндопротез детский. Это детская лопатка. К каждому отверстию, что здесь, фиксируются мышцы. Очень важно это, потому что потом человек будет руками двигать, какие-то движения совершать", – рассказал директор НИИ бионики и персонифицированной медицины СамГМУ Андрей Николаенко. 

Где в России производят 3D-протезы

В России всего два производства 3D-протезов – в Санкт-Петербурге и в Самаре. Принтинг шагнул так далеко, что печатать можно кости, которые раньше не удавалось заменить. Среди таких крестец – это важный элемент во всем поясничном отделе.

Фото: © Скриншот видео

"Наверное, уже нет практически таких отделов скелета, которые мы не могли бы заместить. Для крестца, учитывая, что, во-первых, практически нет в мире опыта, очень мало, и в нашей стране это первая операция. Самое сложное чтобы этот протез хорошо встал, достаточно долго служил и не было нестабильности", – рассказал заведующий отделением опухолей костей, мягких тканей и кожи НМИЦ онкологии имени Блохина Аслан Валиев. 

Операция Тамары и подготовка к ней

На подготовку к операции потребовались месяц времени и высокие технологии. Сначала томографию костей отправляют биоинженерам. Они и создают 3D-протезы. На компьютере модель имплантата подгоняют по размеру и форме, с учетом всех анатомических особенностей пациента. Перед печатью искусственную кость утверждают хирург и пациент.  

"Микрон в микрон должно быть ее реальное воплощение. То есть она должна полностью соответствовать. Ведь к нему крепятся сухожилия, мышцы, которыми человек ходит. И в пространстве сухожилия должны занять такое же положение, которое было до этого", – пояснил директор НИИ бионики и персонифицированной медицины СамГМУ Андрей Николаенко. 

Тогда же протезирование хирурги проводят на компьютере. Как только все получается виртуально, назначают реальную операцию.  

Фото: © Скриншот видео

Оперируют Тамару (на момент съемки сюжета) уже три часа. И это только подготовительный этап. Медики удаляют опухоль и открывают перед журналистами протез. Это титановый сплав, он лежит слева. А справа – шаблоны, которые помогут медикам во время операции поставить протез туда, где он должен стоять.

"Такие штифты, которые имеют пористую поверхность. И в дальнейшем кость будет интегрироваться вместе с металлом через эти поры. Этот, собственно, имплант будет фиксирован к позвоночнику и к костям таза", – сообщил старший научный сотрудник отделения вертебральной онкологии НМИЦ онкологии имени Блохина Денис Софронов. 

Главное преимущество 3D-протезов

Главное преимущество 3D-протезов – они могут быть любых размеров. И врачам необязательно удалять всю кость. Это ускоряет реабилитацию и уменьшает осложнения.

Фото: © Скриншот видео

"Подготовительный этап операции тщательно проводили. Сохраняли те нервные корешки, которые у нас отвечают за ходьбу. Рассчитываем, что пациентка будет ходить", – отметил Денис Софронов. 

За год медики онкоцентра Блохина ставят порядка 30 3D-протезов. Меняют кости таза, кистей и даже грудного отдела. Дарят новую жизнь в тех случаях, которые еще 5 лет назад были неизлечимыми.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1162141 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1162141')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1162141', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1162141', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1162141(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1162141(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })