window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
25 октября 2023, 11:57

Морг размером с футбольное поле: как опознают тела погибших израильтян

В центр опознания в Израиле продолжают поступать тела погибших после нападения ХАМАС 7 октября
атака ХАМАС 7 октября
Фото: © REUTERS/Amir Cohen
Читать ren.tv в

Сотни жителей Израиля, которые погибли в ходе атаки 7 октября, до сих пор не опознаны. Тела погибших свозят на военную базу Шура – она превратилась в огромный морг. 

Сейчас это главная точка скорби для всей страны. Криминалисты признаются, что никогда не сталкивались с таким огромным количеством жертв. Им приходится работать день и ночь, чтобы опознать погибших.

Корреспондент "Известий" Станислав Григорьев передает из Израиля. Подробности – в сюжете РЕН ТВ.

Тела продолжают поступать 

Площадка размером с футбольное поле – место скорби всего Израиля. Сотрудники морга открывают рефрижератор.

"Синий пакет, который вы видите, это ребенок. Это тело какого-то ребенка", – говорит полицейский.

Сотни погибших при атаке ХАМАС 7 октября израильтян все еще не опознаны

На военной базе Шура перед сотней камер показали тела погибших в резне 7 октября, которые еще не опознаны, и рассказали, как ведется работа по их идентификации.

"В каждом таком контейнере находится несколько десятков мертвых тел, и эти тела продолжают сюда поступать. Специалисты рассказали нам, что работают 24 часа в сутки, потому что опознание очень сильно затруднено. Здесь есть останки людей, которых обезглавили, которых сожгли заживо, которых буквально разрубили на части", – рассказывает корреспондент Станислав Григорьев. 

"Много отрезанных голов"

Всего через этот центр опознания прошло уже больше 700 тел, но работа еще не закончена. 75% объектов для исследования – это останки гражданских, мирных людей.

"Такого количества погибших, с которым нам пришлось работать, я не видела никогда. Мы работали и работали: пока мы опознавали 70 привезенных жертв, нам привезли еще 150 тел. Пугает не только их количество, но и характер повреждений. Я видела молодых людей, которых буквально изрешетили пулями. Я видела изрезанных людей. Было много отрезанных голов без тел", – призналась полицейский, криминалист Элана Энгель.

Фото: © REUTERS/Amir Cohen

"Я никогда не видел такого ужасного зрелища"

Террористы фиксировали свои преступления на видео. Эти записи дают исчерпывающее представление об их зверствах. Но работа с останками – это совершенно иной уровень контакта с чудовищной реальностью. После недель на базе Шура некоторым экспертам потребовалась помощь психологов.

"За все время службы в полиции я никогда я не видел такого ужасного зрелища, никогда. Когда понимаешь, что женщина пыталась обнять мальчика двух или трех лет, а они стреляли ей в голову и перевернули тело, чтобы застрелить ребенка и сжечь их после этого, приходишь к выводу, что только животные могли сделать это", – сказал начальник департамента расследований и разведки, юрисконсульт полиций Гилад Бэхет.

Для идентификации применяют самые современные методы, например тест ДНК. Также опознание проводят по зубам и характерным признакам строения тел. Каждая установленная жертва – это возможность для родственников похоронить своих детей, братьев, мужей и сестер.

Яркий свет над военной  базой Шура не гаснет никогда. Площадку морга видно издалека, и со всех сторон к ней стягиваются колонны санитарных машин.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1155126 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1155126')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1155126', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1155126', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1155126(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1155126(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })