window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
24 октября 2023, 15:09

Гибель стариков в огне: осужден пастор – владелец приюта в Кемерове

Вынесен приговор владельцу сгоревшего дома престарелых в Кемерове, где погибли 23 человека
Следите за нашими новостями
в удобном формате
пожар в приюте в Кемерове
Фото: © скриншот видео

В Кемерове вынесли приговор по резонансному делу о пожаре в доме милосердия, в котором заживо сгорели 23  пенсионера. 

Его владелец Андрей Смирнов, бывший вор, стал пастором евангельской церкви и якобы начал помогать старикам. В обмен на крышу над головой забирал у людей практически всю пенсию. Условия жизни в нелегальном приюте были просто ужасными, и об этом якобы знали местные полицейские и пожарные, но ничего не предпринимали. 

За финалом этого процесса следит наш корреспондент Багаудин Багаудинов. Подробности – в сюжете РЕН ТВ.

Приговор для пастора: в Кемерове осудили владельца приюта, где сгорели 23 жильца

Заявления пастора Смирнова в суде

Еще совсем недавно пастор евангельской церкви и владелец сгоревшего дома милосердия стоял за трибуной, читая проповеди. Сейчас же выступает перед судом, слезно умоляя его простить. 31-летнего Андрея Смирнова обвиняют в смерти 23 постояльцев.  

"Уважаемый суд, хочу сказать, что я искренне сожалею в том, что случилось. Также осознаю всю серьезность произошедшего", – заявил он.

Немощные старики остались в огне: страшная трагедия в доме милосердия

Кемеровский дом милосердия вспыхнул глубокой ночью 24 декабря 2022 года. Огонь быстро распространился по всему зданию. Немощные старики и инвалиды, многие из которых еле передвигались, оказались в огненной ловушке. А помочь было некому. Единственный сотрудник, находившийся в момент ЧП в приюте, физически не смог бы вытащить пенсионеров из горящего барака. 

Бабушка-героиня, спасавшая друзей

Помогла ему 73-летняя постоялица Вера Фомина. Она спасла двух стариков. 

"Я заскочила и давай кричать, всех тормошить. Успела Пашеньку вытащить. И Галю. Но (про) Галю я не знаю, ее сразу на скорой увезли. Больше я не успела никого... Сама вырубилась", – рассказывала Вера Фомина. 

Фото: © Известия

Хозяин забирал у стариков большой процент пенсий и пособий

Деревянная постройка, местами обшитая алюминиевыми листами, – так приют выглядел до пожара. В одной комнате были размещены бездомные, в другой был открыт киоск, где Смирнов продавал товары для животных. Основной контингент – постояльцы, которые оказались на дне – алкоголики, бывшие заключенные, наркоманы. Жили не просто так – за процент от пенсии и социальных пособий. Причем хозяин забирал немало.  

– Говорил 30 процентов, – рассказывал постоялец Павел Поладьев.

– А забирал все? – уточнили у него.

– Да, почти все.

– На руки какие-то деньги давал?

– Давал. 500 там, 1000 на мелкие расходы.

– Это из всей пенсии.

– Да.

Фото: © скриншот видео

Антисанитария и жесткие правила в доме милосердия

В приюте была антисанитария, в комнатах жили по 10 человек, спали порой без подушек. А еще устраивали пьянки и постоянно конфликтовали. Сам Смирнов приезжал всего раз в неделю. Проведать и прочитать проповедь. Требовал соблюдать правила. Тех, кто нарушал, наказывал.

"Он ее здесь бил, это все видели. Он ее за волосы вытаскивал. То ли выгонял он ее..." – рассказала женщина. 

О том, что творилось в доме милосердия, якобы знали и полицейские, и пожарные, но почему-то незаконный приют так никто и не закрыл. Хотя, по сути, де-юре он даже не существовал. Вероятно, так Смирнов надеялся избежать ответственности. Ведь однажды дом престарелых уже горел. Правда, тогда он находился в другом месте. 

Об этом Смирнов вспоминал на встречах с прихожанами не раз. Даже шутил на эту тему.  

"Мне звонят и говорят: "Дом горит". Потом нас вежливо попросили оттуда убраться. Мы переехали в другой дом. Из другого дома нас тоже выгнали", – заявлял он.

Фото: © скриншот видео

Темные пятна в биографии пастора

Теперь ему точно не до шуток. Погибли 23 человека, еще пятеро пострадали. Наказание грозит суровое, а учитывая криминальное прошлое бывшего пастора – он отбывал срок за кражу, – судья вряд ли проявит к нему снисхождение. Это Андрей Смирнов хорошо понимал с самого начала. Вероятно, поэтому сразу согласился сотрудничать со следствием и признал вину, хотя однажды все-таки попытался свалить ее на одного из постояльцев. Не получилось.  

"Был К., который неоднократно был замечен в употреблении алкоголя. Я хотел выгнать его из дома, но он постоянно просил его оставить. Я оставлял. И он курил, я знаю точно", – утверждал Смирнов. 

Приговор

За время, пока Смирнов ждал приговора, служители Фемиды изучал десятки томов этого громкого дела. Причем еще с самого первого заседания было понятно, что бывший пастор не сможет уйти от наказания. 

В итоге суд приговорил его к пяти годам колонии общего режима. Учитывая, что почти год он уже провел за решеткой, ему осталось совсем немного. Но даже этого времени ему будет достаточно для того, чтобы придумать новый бизнес, которым он займется после выхода на свободу. 

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1154803 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1154803')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1154803', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1154803', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1154803(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1154803(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })