window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
18 октября 2023, 16:44

Провал контрнаступления: почему военные ВСУ массово сдаются в плен

Офицер спецназа Матвийчук назвал причину массовой сдачи военных ВСУ в плен российским бойцам
массовая сдача ВСУ в плен
Фото: © REUTERS/Gleb Garanich
Читать ren.tv в

Подразделение националистов в полном составе сдалось в плен. Боевики вышли из лесопосадки с поднятыми руками, бросили на землю оружие, бронежилеты и каски. Оказалось, что все сдавшиеся числятся в 82-й десантно-штурмовой бригаде ВСУ, это последний резерв Киева.

"Людей бросают на убой, вот и все. Четыре человека осталось в живых, из них трое раненых, один цел", – рассказал военнопленный ВСУ Дмитрий Станиславчук.

Боевики проходили подготовку в странах НАТО и были укомплектованы западной техникой – немецкими бронемашинами и английскими танками.

"С самых азов начинали, то бишь со сборки-разборки автомата, стрельбы на полигоне. Честно сказать, в данный момент ничего не помогло", – признался военнопленный ВСУ Игорь Кащук, который тренировался в Великобритании.

Элитную часть, как называют ее в Киеве, бросили на штурм села Работино в Запорожской области.

"Нас просто кинули в мясорубку, и все, толку было никакого. Из 16 человек осталось четверо", – говорит сдавшийся в плен украинец Владимир.

117-ю механизированную бригаду ВСУ обучали в Германии. Правда, готовили к боям в городских условиях, а отправили в запорожские степи.

"Нам предложили сдаться, и тогда мы вышли с поднятыми руками", – отметил военнопленный Леонид Дорош.

По данным российского Минобороны, добровольно сложили оружие уже больше 10 тысяч националистов. Почему в последнее время сдача в плен украинских солдат стала массовой? Что рассказывают пленные? И как дальше в Киеве собираются пополнять армейские ряды? Об этом рассказывает программа "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Почему ВСУ массово сдаются в плен 

Расчеты гаубиц Д-30 обстреливают украинские позиции агитационными снарядами. Внутри – листовки с инструкцией по сдаче в плен. Таймеры взрывателей боеприпасов настраивают на разное время срабатывания в зависимости от расстояния до цели. После разрыва снаряда листовки рассеиваются в воздухе над позициями ВСУ.

"В зоне СВО для украинских солдат настроена специальная радиочастота. С ее помощью они сообщают нашим бойцам о намерении сдаться в плен. За последние несколько месяцев оружие сложили более 20 батальонов", – говорит ведущий "Совбеза" Игорь Шевчук.

На радиоволну можно настроиться с любой цифровой рации. Основная причина, по которой украинцы начали массово сдаваться в плен, – провалившееся контрнаступление. Они понимают, что перспектив у ВСУ больше нет.

"На фронте сложилась критическая ситуация в отношении личного состава Вооруженных сил Украины. Потери достигли настолько критических значений, что психологический надлом уже виден не только низшим звеньям (солдат, командир отделения), а даже офицеры и старшие офицеры понимают, что это, как они называют, "мясные штурмы", это уничтожение нации", – подчеркнул офицер спецназа, полковник в отставке Анатолий Матвийчук.

Фото: © REUTERS/Gleb Garanich

ВСУ отказываются участвовать в "мясных штурмах"

Сдача в плен украинских солдат стала настолько массовой, что боевики начали обстреливать своих сослуживцев, которые решают сложить оружие. Об этом рассказал один из бойцов 95-й отдельной десантно-штурмовой бригады ВСУ.

"Мы сдались, они нас отводили, наша украинская сторона начала бросать минами по нам, и мина попала по нам, нас ранило", – поделился подробностями военнопленный ВСУ Виталий Лищук.

Киев вынужден перебрасывать ряд подразделений в тыл из-за того, что личный состав отказывается участвовать в "мясных штурмах". На их место привозят новых мобилизованных.

"Чтобы закрывать эти дыры и продолжать (выдавать) хотя бы какой-то результат, нужно быстро набирать военнослужащих, которых уже становится некогда учить и готовить. Они должны прийти и скорее пойти в бой, на штурм. Может быть, у них будет один-единственный штурм. И если их жизнь на передовой будет длиться несколько часов, то зачем тратить на них время", – объяснил военный эксперт Александр Синюгин.

Брошенные на передовую солдаты остаются без снабжения. На это тоже часто жалуются пленные. Украинским солдатам, оставшимся без элементарных продуктов питания, ничего не остается, как сдаться.

"Или три фуры, или три Mercedes-Benz Sprinter гуманитарки должно было к нам приехать, а приехала, оказывается, одна, то есть две машины они по дороге где-то себе (оставили)", – говорит сдавшийся в плен украинец Игорь.

Фото: © REUTERS/Gleb Garanich

Боятся оказаться в тюрьме 

Пленные украинцы не хотят возвращаться обратно, иначе их снова отправят на фронт. Повестки приходят всем мужчинам вплоть до 60 лет. В сентябре минобороны Украины выпустило приказ, по которому будут мобилизовывать ограниченно годных к военной службе, а с октября начали обновлять учетные карточки женщин-медработников.

"Они начинают списки 16-летних подростков вносить в военкомат. Есть примеры, когда уже женщинам повестки раздают, и они читают эти повестки, и они не понимают, куда их пошлют – в окопы, либо куда", – подчеркнул военный эксперт. 

Чаще в плен сдаются мобилизованные из восточной части Украины. Но в последнее время на фронте появляется больше солдат из западных регионов. Правда, мотивации у них с каждым днем все меньше.

"Люди, которые были отловлены, мы видели эти кадры в Одессе, в Киеве, во Львове, через несколько дней появляются на поле боя. Они не готовы ни психологически, ни физически выполнять задачи", – пояснил Матвийчук.

В военной науке есть такое понятие, как критические потери. Если убивают каждого третьего, это деморализует личный состав. Если выбывает половина, оставшиеся начинают отказываться от выполнения задач. При потерях 70% бойцов выжившие либо сдаются в плен, либо бросают позиции и убегают. Но за это на Украине можно сесть в тюрьму.

"Если ты сдался в плен, потому что струсил, то это преступление. Потому что ты принимаешь присягу, в которой обязуешься, скажем, до последней капли крови защищать свою родину, свою страну и интересы своего народа, правильно? Если ты их нарушаешь, соответственно, это нарушение закона, которое должно повлечь за собой определенное наказание", – сказал Синюгин.

Фото: © REUTERS/Stringer

Складывают оружие, не вступая в бой 

На сегодняшний день самые отчаянные боевики действуют в составе диверсионно-разведывательных групп. Своих позиций у них нет – как правило, они совершают вылазки и в плен попадают в ходе боестолкновений с российской армией. Все пойманные разведчики проходят специальные проверки на случай умышленной сдачи в плен с целью шпионажа.

"Система фильтрации, система перекрестных допросов, снятия первичной информации, последующие действия следственные, как правило, раскрывают злые намерения, с которыми они проникают на нашу территорию", – рассказал офицер спецназа.

Россия соблюдает все международные конвенции, которые регламентируют обращение с военнопленными. И на Украине это прекрасно знают, потому что многих уже обменяли.

"Мы хотим вернуть своих солдат, которые попали в плен, и ради этого мы готовы поступиться каким-то своими принципами и отпустить тех, которых не стоило бы отпускать в данной ситуации, но наши солдаты нам дороже", – отметил эксперт.

Массовая сдача в плен стала кошмаром для военного командования ВСУ. Украинские журналисты пишут, что бо́льшая часть сложивших оружие даже не вступали в бой.

"Оговаривается место встречи, порядок выхода, белый флаг, оружие над головой, по одному выходят или группами. И после этого назначается группа, которая выходит, принимает оружие и забирает этих людей", – объяснил полковник в отставке.

На севере российская армия ведет наступательные бои, поэтому основной поток пленных сейчас – на купянском направлении. Украинские бригады из-за больших потерь быстро теряют боеспособность и отходят.

О военных секретах, удивительных приемах армий, вооружении, брутальных гаджетах и многом другом смотрите в программе "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1153252 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1153252')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1153252', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1153252', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1153252(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1153252(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })