window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
28 сентября 2023, 16:58

Ужас Пентагона: для чего России поезда-призраки с ядерным оружием

Военный обозреватель Фаличев рассказал, как советские поезда-призраки наводили ужас на Пентагон
Ракета с ядерной боеголовкой в вагоне поезда
Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Американская военная база Ванденберг. В ночь на 6 сентября оттуда был произведен испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты Minuteman III. Это стало ответом на испытания Россией новейшей ракеты "Сармат".

Minuteman III и "Сармат" – системы шахтного базирования. Но в США это единственная сухопутная межконтинентальная ракета. Тогда как Россия имеет еще и мобильные комплексы. В арсенале нашей страны есть межконтинентальная ракета "Ярс" и новейшая гиперзвуковая противоракета "Нудоль". Она летит в два раза быстрее винтовочной пули и способна поразить цель даже в космосе.

Чем отличаются шахтные и подвижные ракетные системы? Почему США так и не создали мобильные ракетные комплексы? И для чего России железнодорожные поезда-призраки с ядерным оружием? Об этом рассказывает программа "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Ракетный комплекс "Авангард"

В Сети появились кадры испытательного пуска межконтинентальной баллистической ракеты с гиперзвуковым блоком "Авангард". Примечательно, что "Авангард" только приняли на вооружение, а вот запускает блок ракета, которая поступила в войска еще в конце 60-х. С тех пор она прошла несколько модернизаций.

Эту ракету прямо на заводе помещали в транспортно-пусковой контейнер. Специальная диафрагма обеспечивала его герметичность. Ракета находилась на боевом дежурстве под землей в течение десяти лет. Глубокая шахта позволяла защитить ее даже от ядерного взрыва.

Фото: © Скриншот видео

Пусковая шахта прикрыта металлической крышкой полутораметровой толщины. Внутри транспортно-пусковой контейнер висит на амортизаторах. Они обеспечивают дополнительную защиту ракеты от взрывной волны. В наглухо закрытом контейнере поддерживают постоянную температуру, давление и влажность воздуха.

"Они периодически требуют контроля за состоянием своих систем, проверки, и имеют определенный срок годности", – рассказал военный обозреватель, полковник запаса Олег Фаличев.

Плюсы и минусы ракет шахтного базирования

В 90-е на смену в войска пришел новый, более совершенный ракетный комплекс стратегического назначения – "Тополь-М". Он имел большую дальность и оснащался боевой частью с разделяющимися боеголовками. Кроме того, новая ракета была твердотопливной.

"Упростилось их обслуживание, хранение, эксплуатация и сроки, в течение которых они могут использоваться. А эти сроки исчисляются точно так же десятилетиями", – отметил эксперт.

Фото: © Скриншот видео

Первые ракеты "Тополя" разместили в старых советских шахтах. Это был и плюс, и минус нового оружия. Ведь места расположения пусковых давно находятся под прицелом.

"Шахта — это стационар. Как бы мы ее ни прятали, как бы мы ее ни маскировали, спутники работают, агентура работает. Данные координаты, в общем-то, уже известны. И поменять их очень тяжело. Представляете, эту шахту выкопать, новую переместить", – сказал офицер спецназа, полковник в отставке Анатолий Матвийчук.

Почему мобильную версию "Тополя" нельзя отследить

Общий и самый важный для всех ракет шахтного базирования недостаток – заметность – был устранен благодаря созданию мобильной версии "Тополя-М". Выйдя на боевое дежурство, эти комплексы находятся в постоянном движении. Пусковая установка создана на шасси большегрузного автомобиля МАЗ. Благодаря ему "Тополь" при массе в 100 тонн разгоняется до 45 километров в час.

"За сутки они могут на сотни километров менять свое местонахождение, свой маршрут, который известен только командиру воинской части и больше никому", – рассказал эксперт.

Фото: © Скриншот видео

Даже с помощью космической разведки отследить и уничтожить их нельзя — снимки со спутника приходят на землю с запозданием, которое делает прицельный удар по движущимся "Тополям" невозможным. Ракета может запускаться из любой точки маршрута. С момента получения приказа до старта проходит всего две минуты.

Почему в США так и не создали мобильные ракетные установки

Ракеты нашего "Тополя" считаются одноклассниками американского Minuteman. Создать новую межконтинентальную ракету Sentinel США планируют к началу 2030-х годов. Новинка, как и ее предшественница, будет шахтного базирования. Возникает вопрос: почему Америка, один из мировых лидеров по уровню технологий, так и не создала мобильные ядерные ракетные установки?  

Фото: © Скриншот видео

"США – это морская держава, которая окружена несколькими морями и океанами, и, безусловно, для них было выгодно разместить 80% своего ядерного потенциала на подводных лодках. Почему? Потому что подводная лодка тоже очень скрытна, ее можно засечь только в момент выхода на боевое дежурство", – рассказал Фаличев.

Как советские поезда-призраки наводили ужас на Пентагон

Советский ВПК создал еще одну уникальную разновидность подвижных ракетных комплексов: железнодорожный. С виду это обычный поезд. На деле – один из самых опасных видов ядерного оружия.

Первый БЖРК, то есть боевой железнодорожный комплекс, под названием "Молодец", встал на боевое дежурство в СССР в 1987-м. Поезд был вооружен тремя пусковыми установками ракет, каждая из которых несла 10 термоядерных боеголовок мощностью 500 килотонн.  

"Они были очень хорошо замаскированы, под обычный гражданский поезд или состав железнодорожный. Эти вагоны были с такими же беленькими занавесочками, но, когда наступало время, такой поезд мог остановиться в любом месте для пуска", – отметил военный эксперт.  

Фото: © Скриншот видео

Всего в СССР было 17 таких поездов. Со спутника отследить их было невозможно. Они терялись среди множества других и за сутки могли преодолеть тысячи километров. Ядерные поезда-призраки вызывали в Пентагоне настоящий ужас. Поэтому в годы перестройки американцы настояли на договоре об их ликвидации.

"Мы вынуждены были, к сожалению, уничтожить, порезать эти комплексы, полагая, что наступил мир на долгие-долгие времена, в чем, к сожалению, мы ошиблись", – сказал Фаличев.

Чем подвижные ракетные установки уступают шахтным

Два уцелевших поезда были переданы в железнодорожные музеи. Но в России уже создается новая версия БЖРК под названием "Баргузин". Детали этого проекта не разглашаются, но известно, что каждый такой поезд будет оснащен шестью ракетами "Ярс", которые пришли на смену "Тополю".

"Разделяющаяся головная часть, которая, кроме того, что выделяет отдельно поражающие элементы, еще работает на выделение ложных целей, которые противоракетная система противника могла принимать за настоящие", – отметил Матвийчук.

Фото: © Скриншот видео

У передвижных ракетных комплексов есть и свои недостатки. Они уязвимы перед атаками диверсионных групп – уничтожить такую установку можно с помощью гранатомета или ПТУРа. Именно поэтому они несут дежурство в сопровождении бронетехники.

Также мобильные комплексы, в отличие от шахтных, не защищены от авиации и артиллерии противника. Частично эта задача решается маскировкой, частично – за счет размещения комплексов в капонирах.

"Защищает от удара с воздуха и защищает от прямого попадания противотанковых ракет, бронебойных ракет. И, конечно, стрелковое оружие, которое может стрелять в этом направлении", – пояснил эксперт.  

Машина дистанционного разминирования "Листва"

Передвижные ракетные комплексы уязвимы перед минами. Но российские инженеры нашли решение и этой проблемы – разработали машину дистанционного разминирования "Листва". Она едет во главе колонны, везущей ракету к месту старта, чтобы обнаружить и обезвредить взрывные устройства, установленные на пути. На раме в передней части машины находится поисковый модуль. Он видит любые металлические предметы на расстоянии до 100 метров.

Фото: © Скриншот видео

"Листва" может подрывать мины на безопасном расстоянии. Для этого на крыше машины установлен излучатель мощных сверхвысокочастотных импульсов, которые заставляют взрыватель мины срабатывать. При этом образуется проход шириной 50 метров.

Экипаж машины: пять человек, двое из которых – саперы. Они могут обезвредить мины, если автоматика по какой-то причине этого не сделает. Но что будет, если машина с ядерной ракетой все же подорвется на мине?

"Взрыва не случится. Его нельзя запустить путем внешнего воздействия. Только путем, если мы нажимаем кнопку и запускаем целый механизм воздействия на ядерный боеприпас", – рассказал Фаличев.

Совершенствуются и методы защиты шахтных пусковых установок. Их защищают новейшие комплексы постановки радиоэлектронных помех и системы ПРО, такие как "Нудоль" и С-500. Мобильные и шахтные комплексы дополняют друг друга, образуя многоуровневую систему защиты нашей страны от воздушно-космического нападения.

О военных секретах, удивительных приемах армий, вооружении, брутальных гаджетах и многом другом смотрите в программе "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1146616 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1146616')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1146616', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1146616', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1146616(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1146616(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })