window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
01 сентября 2023, 16:57

Секреты разведки: чем натовская отличается от российской

Эксперт Лысаковский объяснил, чем натовская разведка отличается от российской
Беспилотник в зоне СВО
Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Операторы FPV-дронов изучают расположение траншей украинских боевиков. Националисты ничего не подозревают и выдают замаскированную позицию наводчика, по которой российские бойцы наносят удар. Вот так разведчики с дронами работают в связке с танкистами. Квадрокоптер летает среди многоквартирных домов, чтобы оператор видел, на каких этажах боевики устроили огневые точки. Экипаж танка Т-80 бьет по выявленным позициям националистов.  

На других кадрах воздушная разведка выявила замаскированный в лесополосе пикап. По машине наносит удар российская артиллерия. На запорожском направлении операторы дронов следили за тремя американскими боевыми машинами пехоты Bradley. Как только БМП остановились для высадки десанта, боевиков накрыли танковыми снарядами и управляемыми ракетами.  

Почему разведчики выполняют функцию наводчиков и корректировщиков? Как специальная военная операция изменила тактику их работы? Чем методы российской разведки отличаются от натовских? Какой техникой оснащены российские разведчики и как они действуют в тылу врага? Об этом рассказывает программа "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Как работают российские разведчики

На этих кадрах боевая подготовка российских добровольческих отрядов в зоне СВО. Здесь тренируют и разведчиков.

"В основном разведку мы ведем с помощью беспилотных летательных аппаратов. Корректируем также артиллерию и тяжелые орудия, танки, рапиры", – говорит командир группы разведки с позывным Апперкот.

Вот как это происходит в реальной боевой ситуации: разведчики вскрыли замаскированные позиции боевиков и передали координаты артиллеристам. 

Дальность поражения самоходной гаубицы "Мста" – 30 километров. Снаряды уничтожили украинский опорный пункт и боевые машины пехоты. Поражение цели тоже подтверждают разведчики. На случай засады их обучают вести бой с диверсионными группами националистов.

"Работа со всеми видами оружия, работа двойками, тройками", – отметил один из российских бойцов. 

Фото: © Скриншот видео

Задачи штурмовых групп 

Малые разведывательные группы предназначены для работы в городской застройке. Их задача – обнаружить здания, в которых расположены узлы связи и опорные пункты украинской армии. После этого в дело вступают штурмовые отряды.

Штурмовая группа заходит в здание после того, как получает данные от оператора разведывательного дрона. Штурмовики передают команды жестами. Например, сжатый кулак означает внимание, стоп. В реальной обстановке бойцы действуют максимально скрытно. Но в случае огневого контакта в ход идут все средства поражения, а при необходимости вызывают подкрепление.

Тактическая разведка 

Тактическую разведку ведут подразделения, которые находятся непосредственно на поле боя.

"Главной ее целью является определение местоположения противника, боевого и численного состава, техники, нахождение объектов, топогеодезической составляющей, возможности прохождения по территории", – пояснил полковник запаса, военный эксперт Кирилл Куйдин.

Фото: © Скриншот видео

Именно разведчики выясняют, есть ли мирные жители в деревне, в которой замечен враг. Если нет, то дом, в котором происходит движение, можно уничтожить из артиллерии или дроном-камикадзе. 

"Это не значит, что надо сразу туда стрелять, но это значит, что с этим зданием нужно держать ухо востро и вести себя сообразно. Поэтому, как только выясняется, что в каком-то здании есть движение, которого там не должно быть, туда подходят следы. Допустим, есть сорванные ворота или открытая калитка, которая должна быть закрыта. Исходя из этого и нужно строить работу с деревенскими зданиями", – подчеркнул руководитель учебно-аналитического центра "Северный ветер" Дмитрий Лысаковский. 

Задача разведчиков из Тувы – найти в лесу замаскированный опорный пункт украинской армии. 

"Нам приходится по 2–3 дня наблюдать, смотреть, чтобы выявить, на каких позициях они в основном работают", – говорит снайпер с позывным Муха.

После обнаружения разведчики вызывают штурмовой отряд. На захват опорного пункта выдвигаются танки Т-90 и боевая машина пехоты. Техника вплотную подходит к националистам и прямой наводкой разносит укрепрайон. 

Фото: © Скриншот видео

Переговоры разведчики вели на тувинском языке, и такая тактика уже показала свою эффективность. В случае радиоперехвата ВСУ не могут понять, о чем идет речь. 

Как дроны изменили работу разведчиков 

Кардинально работу разведчиков изменили беспилотники, которые до боевых действий на Украине никогда так широко не применялись. 

"Данными устройствами можно оснастить практически любого бойца на передовой. Дальность полета данных устройств довольно-таки высока, и это в свою очередь гарантирует сохранение жизни и боевого потенциала подразделения", – отметил военный эксперт. 

Коптеры полностью взяли на себя функцию целеуказания, избавив разведчиков от необходимости подходить к позициям противника вплотную. Раньше корректировщики шли с тяжелыми и габаритными приборами для определения координат и наводки управляемых снарядов, которые ориентируются на лазерную подсветку. 

Фото: © Скриншот видео

"Артиллерийский разведчик – это человек, который доразведывает цели, принимает решения о способах поражения этих целей, иногда о времени нанесения удара и после этого обеспечивает корректировку артиллерийского огня для того, чтобы обеспечить их эффективное поражение или уничтожение", – рассказал Лысаковский. 

Чем оснащены российские разведчики 

Помимо беспилотников российские разведчики оснащены традиционным оборудованием, которое применялось еще во время афганской кампании. Это сейсмические, магнитные и радиолокационные датчики, которые скрытно устанавливаются рядом с украинскими позициями. Приборы передают информацию о передвижении украинской техники дистанционно в штаб. 

"Очень большое удаление – до 40 километров – от того места, где располагаются датчики, передающие информацию. Одновременно используя комплекс с дежурными огневыми средствами, во взаимодействии между разведкой и, например, артиллерией, сразу же при поступлении сигнала о нахождении в указанной точке группы противника, либо группы техники, наносится по противнику огневое поражение", – объяснил полковник запаса.

Фото: © Скриншот видео

Радиус поражения артиллерийскими орудиями называют огневым контуром. Внутри него и работают разведчики. Самое важное для них – это связь, с помощью которой они корректируют огонь и подтверждают поражение или уничтожение цели. Учитывая опыт проведения специальной военной операции, российские разработчики усовершенствовали технологию передачи информации. 

"Использовались закрытые сети связи, радиостанции, которые позволяли работать из тыла противника, в частности такая техническая новинка на тот момент, как волновая сеть. Это производство нашей российской компании, радиостанция, обеспечивающая потрясающую скрытность связи и при всем при этом дающая возможность работать эффективно", – рассказал эксперт. 

Как выглядит идеальный фронтовой разведчик

Форма разведчика всегда без опознавательных знаков. Российское обмундирование сейчас мало отличается от западных образцов, которыми снабжают украинскую армию. Это и спасло российский отряд, который случайно вышел на боевиков в районе Авдеевки. 

Командир российской группы заговорил с националистами на украинском языке, сбив их с толку. Разведчики вернулись без потерь, а по лесополосе, где произошла встреча, отработали артиллеристы ВС РФ.

Фото: © Скриншот видео

Для диверсионных операций существует штатная техника, например, боевые разведывательные машины, которые могут и плавать, и вести огонь по позициям боевиков. Если разведчику нужно проникнуть на вражескую территорию под видом мирного жителя, то и транспорт будет соответствующим. 

"Идеальный фронтовой разведчик – это бомж, передвигающийся на убитом "Жигуле". Задача разведчика – быть невидимым, желательно неслышимым. Соответственно, если для того, чтобы быть невидимым, необходимо отстоять на жаре восьмикилометровую пробку для проезда блокпоста, разведчик ее отстоит. И он не будет выделяться никак среди беженцев, среди возвращающихся с дачи пенсионеров", – говорит Лысаковский.

Реальная работа разведчика сильно отличается от кинообраза с погонями и перестрелками. Она может показаться скучной и легкой, но на самом деле требует сложной подготовки, которую далеко не каждый военнослужащий сможет осилить.

"Идет жесткий отбор военнослужащих, то есть они должны соответствовать как по своим морально-психологическим качествам, так и по физической выносливости, обладать хорошей памятью, хорошим зрением и прочими качествами, которые нельзя приписать любому призываемому, либо служащему по контракту военнослужащим", – поделился подробностями полковник запаса. 

Фото: © Скриншот видео

Чем российская разведка отличается от натовской 

Российская школа отличается от натовской. Западная тактика – это разведка боем, то есть выявление позиций противника путем наступательных действий. 

"Непосредственно столкнувшись с подразделениями предполагаемого противника, сразу вступают в огневой контакт и одновременно передают информацию на основные силы", – пояснил Куйдин.

Именно натовскую тактику ведения разведки использовали украинские военные. Но после создания российской армией оборонительного рубежа западные методы оказались неэффективными. Еще одно ключевое отличие между натовской разведкой и российской – методы работы в городской застройке. 

Фото: © Скриншот видео

"Те же американцы вообще ничего не штурмуют. Они оставляют просто развалины, куда потом заходит группа зачистки. И это эффективно, потому что врагу прятаться просто негде. Кто-то из врага там остается навсегда, кто-то уходит и все. Задача  всего лишь зачистить сектор, при этом сохраняется максимальное количество собственных жизней", – объяснил руководитель учебно-аналитического центра "Северный ветер".

Частично российские подразделения использовали подобную тактику в Мариуполе при штурме комбината "Азовсталь". Предприятие окружили и бомбили до тех пор, пока националисты не вышли с поднятыми руками. 

О военных секретах, удивительных приемах армий, вооружении, брутальных гаджетах и многом другом смотрите в программе "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1138127 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1138127')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1138127', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1138127', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1138127(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1138127(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })