window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
31 августа 2023, 12:52

Мебель, лекарства и золото: во что научились превращать мусор

Московский дизайнер Иван Козырев придумал, как сделать мебель из газет и журналов
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Дизайнерская лампа из макулатуры
Фото: © Скриншот видео

Пустые бутылки у Эйфелевой башни, горы коробок перед Пантеоном и заваленные черными пакетами Елисейские поля – так выглядели парижские улицы весной 2023 года. Столица Франции превратилась в настоящую свалку. Местные мусорщики объявили забастовку, и за несколько месяцев на улицах города скопилось более 10 тысяч тонн отходов. Завалы разгребали до середины июня, мусоросжигательным заводам пришлось работать в усиленном режиме, а ведь без этого можно было обойтись. 

Большую часть отходов вполне реально переработать и неплохо на этом заработать. Как сделать уникальную мебель из бумаги, а старые шлепки превратить в игрушки? И зачем уральским химикам понадобились опилки и органический мусор? Об этом рассказывает программа "Наука и техника" с Михаилом Борзенковым на РЕН ТВ.

Мебель из бумаги и скейтов 

Московский дизайнер Иван Козырев придумал, как подарить вторую жизнь старым коробкам, газетам и журналам. Из бумаги, которая обычно отправляется в мусор, он делает стеллажи, светильники, стулья и кресла. Для этого макулатуру измельчают в пыль и превращают в массу, из которой лепят мебель. 

"Вот этот колобок – это то, из чего мы делаем мебель. Здесь находится бумажная крошка, два вида клея и антигрибковые присадки. Оно дает нам такую пластичную массу. И дальше это наносится на каркас", – рассказал создатель мебели из макулатуры. 

Один такой дизайнерский стул продают за 20 тысяч рублей. При том что материал, из которого он изготовлен, ничего не стоит, ведь его буквально достали из мусорной корзины. На такой переработке отходов можно очень неплохо заработать. Правда на поток производство не поставишь – мебель из макулатуры можно делать только вручную.  

Фото: © Скриншот видео

Неудачный прыжок – и дорогой скейт превращается в щепки. Родители подростков знают, что дети легко могут уничтожить несколько досок в месяц. Ежегодно на свалки отправляются сотни тысяч скейтбордов, а ведь они сделаны из отличной фанеры. Братья Пул из Канады решили, что нельзя выбрасывать такой качественный материал – куда лучше его переработать и снова продать. 

Канадцы придумали, как превращать старые доски в мебель. Для этого с них счищают противоскользящий слой, шлифуют и склеивают листы фанеры между собой, превращая их в толстый бутерброд. А затем из него выпиливают тумбочки, столы, шкафы и даже тарелки. 

"Сначала мы делали мебель из обычной фанеры, но она стоит дорого. И тогда мы начали работать с обломками скейтбордов. Технологию их переработки мы разработали сами с нуля. Мы намеренно оставляем на досках часть краски, это позволяет создать на мебели неповторимый узор", – поделился подробностями дизайнер и плотник Мартинус Пул. 

Фото: © Скриншот видео

Такая мебель стоит дороже той, что сделана из массива дерева. За столик из старых скейтов канадцы просят сумму, эквивалентную 150 тысячам рублей. А все потому, что обрабатывать старые скейты и сдирать с них защитное покрытие оказалось очень трудоемко. 

Из шлепок – в игрушки 

В Кении решили работать с более простым материалом – старыми резиновыми шлепками. Сотрудница Службы охраны дикой природы Джуди Черч организовала производство городских скульптур, сувениров и игрушек, чтобы очистить пляжи от тонн мусора.

"Я увидела на побережье ребятишек, которые играли с мусором. Старая резиновая обувь заменяла им и кукол, и машинки. Тогда мне пришла в голову мысль, что из шлепок можно делать настоящие игрушки. Технология довольно простая: мы их собираем, моем, сушим и склеиваем, а затем наши художники вырезают из них фигурки животных и разные предметы", – рассказала основательница фирмы по переработке шлепок в игрушки.

Ежегодно удается перерабатывать 400 тонн резинового мусора. Правда, производство оказалось не очень прибыльным – бизнес несколько раз уходил в минус. 

Фото: © Скриншот видео

Тротуарная плитка из пластиковых отходов 

Другая жительница Кении – Нзамби Мати, придумала, как перерабатывать пластиковые отходы в тротуарную плитку. 

"Мы собираем любой пластиковый мусор – бутылки, пластиковые коробки от продуктов, упаковку от химикатов – все это идет в переработку. Сначала мы измельчаем пластик, чтобы он быстрее плавился. Потом добавляем в него песок и отливаем из этой смеси брусчатку", – пояснила директор фирмы по переработке пластика в брусчатку.

В это сложно поверить, но плитка из такого вторичного пластика в пять раз прочнее бетонной. При этом весит намного меньше и стоит заметно дешевле. 

Фото: © Скриншот видео

Стекло – в песок 

Американский стартап решил повернуть время вспять и превратить стеклянный мусор обратно в песок. Но как на этом можно заработать? Ведь песка в мире и так предостаточно, у нас же есть бескрайние пустыни. Вот только песок в них не пригоден для строительства. 

"Песок – самый используемый ресурс в мире после воздуха. Он нужен для строительства дорог, мостов и домов. Из него делают стекла, которые устанавливают в зданиях, автомобилях, поездах и самолетах. Без него не будет даже экранов ваших компьютеров и смартфонов.  Кажется, что песка много, ведь мы ходим по нему каждый день. Но на самом деле сегодня в мире жесткий дефицит этого сырья", – говорит основатель и генеральный директор компании по переработке бутылочного стекла Франциска Траутманн. 

Франциска Триутманн придумала, как превратить песок в возобновляемый ресурс. Всего-то и надо как следует раздробить осколки бутылок и банок. Такая стеклянная крошка по характеристикам не уступает песку из карьеров, так что ее легко можно использовать в строительстве. Разработка уже пользуется огромным спросом, только работать с песком из битых бутылок сложнее, чем с обычным, ведь раздробленным стеклом легко порезаться. 

Фото: © Скриншот видео

Органический мусор – в лекарства

В России решили делать ставку на безопасные материалы. Уральские химики придумали, как превращать органический мусор в лекарства.  

"Вот хитозан, который получен из пчел. У нас есть пчелиные фермы, и они нам предоставляют пчел, которые перерабатываются сначала в порошок, ацетилируется, и получается чистый хитозан, который мы используем для разложения до глюкозамина", – пояснила инженер-исследователь лаборатории органического синтеза УрФУ Дарья Тамбасова. 

Для производства медикаментов используют отходы пчеловодства и производства морепродуктов. Насекомых и панцири ракообразных перемалывают. После этого начинается сложный химический процесс. Порошок ацилируют, то есть заменяют в молекулах атомы водорода остатком уксусной кислоты – ацилом. Это позволяет расщепить вредные вещества, которые содержаться в органических отходах. Затем химики выделяют из порошка глюкозамин – это вещество необходимо для нормальной работы суставов. Из него изготавливают таблетки и мази. 

Российские ученые придумали, как извлечь пользу и из опилок, которые остаются после обработки досок. Из них производят пищевые добавки, медицинский спирт и топливо.

Фото: © Скриншот видео

"Здесь можно получить сахара, которые идут просто в корм скоту. Также мы можем пройти еще одну ступень обработки и получить уже биоэтанол, который является намного более чистым, чем кислотный гидролиз, который сейчас широко используется для переработки древесины", – отметила инженер-исследователь. 

Мусор – в золото

В Южной Корее создали технологию, которой позавидовали бы средневековые алхимики. Там научились превращать мусор в золото. Ученые придумали полимер, который улавливает молекулы драгоценных металлов. Его собираются использовать, чтобы извлекать золото, серебро и платину из электронного мусора. 

Дело в том, что дорогостоящие материалы активно используют при изготовлении чипов и плат и утилизируют вместе с ними. Ведь просто снять их с подложки невозможно. Толщина драгоценного слоя всего несколько микронов. Но корейцы придумали, как сделать так, чтобы не пропало ни грамма серебра, платины или золота.  

Фото: © Скриншот видео

"Мы предлагаем растворять платы в кислоте. А потом добавлять в нее наш полимер, который называется порфирин. Он представляет собой вещество с множеством мельчайших пор, которые служат энергетическими ловушками для атомов целого списка редких и драгоценных металлов. Такая структура позволяет извлечь из жидкости каждую молекулу платины или золота", – рассказал профессор физических наук Ульсанского научного университета Южной Кореи Дживон Ли.

Выходит, обычная мусорка может превратиться в настоящую сокровищницу и буквально озолотить владельца. С такими технологиями люди точно перестанут оставлять отходы посреди улицы. Зачем избавляться от старого телевизора или ноутбука, если его можно превратить в сережки? Пустые бутылки – пустить на строительство дачи, а из газет и журналов изготовить садовую мебель. 

О самых невероятных достижениях прогресса, открытиях ученых, инновациях, способных изменить будущее человечества, смотрите в программе "Наука и техника" с ведущим Михаилом Борзенковым на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1137690 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1137690')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1137690', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1137690', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1137690(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1137690(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })