window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
10 августа 2023, 12:19

Воздушный бой: какие приемы используют российские пилоты

Какие приемы используют российские пилоты
Истребитель СУ-57
Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Летчик российского Су-35 во время патрулирования обнаружил на радаре украинский самолет. Ракета класса "воздух-воздух" отсоединяется от крыла истребителя и уходит в сторону вражеского самолета. Пилот после этого сразу же меняет курс. Уничтожение цели происходит на большом расстоянии. Чаще всего летчики не видят друг друга, ориентируясь на электронные бортовые системы.

Какие приемы сейчас используют наши пилоты? Зачем новейшему Су-57 шесть радаров? И как этот истребитель обеспечивает господство в воздухе, не заходя в воздушное пространство Украины? Об этом рассказывает программа "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Почему ближний воздушный бой остался в прошлом

Су-34 уходит на очередное боевое задание. Его цель: зенитный ракетный комплекс, из которого ВСУ пытались сбить российские вертолеты. Пуск управляемой ракеты и в ту же секунду – резкий вираж. 

Су-34 является сверхманевренным самолетом. Это позволяет ему быстро совершать боевой разворот, то есть, менять положение в воздухе для более удобной позиции в атаке или для уклонения от ответного огня. Сегодня это один из самых распространенных приемов воздушного боя в зоне СВО.

"Основные приемы, которые стали использоваться в зоне специальной военной операции, это – отстрел с полугорки, с кабрирования неуправляемыми ракетами, J-образный разворот с отстрелом тепловых ловушек и уход обратным курсом", — рассказал авиационный эксперт, пилот Антон Богомолов.

Пилот на Су-35 выполняет переворот и плоский штопор. Двигатели с изменяемым вектором тяги обеспечивают самолету уровень маневренности, который не смог превзойти ни один истребитель такого же класса. Пилот сбрасывает скорость практически до нуля, а затем отправляет самолет в свободное падение. "Плоский штопор" используют в ближнем бою, чтобы обмануть противника и уйти из-под огня.

Фото: © Скриншот видео

"Современный воздушный бой находится в совершенно другой плоскости, если раньше летчики заходили встречными курсами друг на друга, преследовали друг друга, уходили маневрами, то сейчас летчики, по сути, не видят друг друга. Современные бортовые системы обнаруживают самолеты врага на расстоянии до 400 километров", — отметил эксперт.

Современный воздушный бой ведется с применением самолетов дальнего радиолокационного обнаружения. Это огромные лайнеры с тарелками на фюзеляже.

Преимущество российских самолетов-разведчиков

Российский самолет А-50 пролетает прямо над анапским пляжем. Радар на базе Ил-76 может передать координаты противника своим истребителям гораздо раньше наземной радиолокационной станции. В этом и заключается его преимущество перед всеми остальными средствами обнаружения.

"Пара истребителей или даже четверка будут малоэффективны. Потому что где-то может находиться, например, самолет "Авакс", который будет подсвечивать или определять эту цель. А эти будут в режиме радиомолчания", — говорит заслуженный летчик-испытатель СССР Виктор Заболотский. 

Фото: © Скриншот видео

"Авакс" — это авиационная система предупреждения и контроля, натовский аналог наших самолетов дальнего обнаружения. И у российского, и у американского радиолокатора схожие характеристики. Оба разведчика просматривают воздушное пространство в радиусе 600 километров и одновременно ведут до 150 целей.

На истребителях тоже установлены радиолокационные станции, правда не такие мощные. Бортовая РЛС ведет ракеты к цели и одновременно продолжает сканировать небо в поисках угроз.

"На современных истребителях Су-30 и Су-35, например, стоит система БРЛС НО-35, под названием "Ирбис". Она позволяет захватывать цели на расстоянии до 400 км, сопровождать одновременно 30 целей и атаковать до 8 целей воздушных", — отметил Богомолов.  

Важное отличие системы "Ирбис" от иностранных аналогов – механический доворот антенны для увеличения поля зрения радара. На западных самолетах такого оборудования нет.

Фото: © Скриншот видео

Как фигура высшего пилотажа спасла летчику жизнь

Советские инженеры еще в начале 60-х годов думали, как отказаться от тактики ближнего воздушного боя. Концепцию дальнего обнаружения и уничтожения цели заложили в перехватчик Су-15. Вместо пушечного орудия в его узком носу разместили мощную РЛС.

Благодаря этому самолет обнаруживал цель за 65 километров и уничтожал ее управляемыми ракетами. Су-15 не уступал самолетам НАТО ни в скорости, ни в высоте и дальности полета. Именно он совершил большинство воздушных перехватов и даже таран – один из двух за всю историю мировой реактивной авиации.

Су-15 обнаружил транспортный самолет, который нарушил воздушное пространство СССР. Авиационной пушки, которая могла бы пригодиться на близком расстоянии, в арсенале перехватчика не было.

"Так как самолет Су-15, отправленный на перехват, был вооружен ракетами средней и большой дальности, у него не было времени для захода и выпуска этих ракет. Поэтому летчиком было принято решение о таране этого самолета. Он своим фюзеляжем нанес удар по килю грузового самолета, после чего тот потерял управление и разбился. А летчик Су-15 смог благополучно спуститься небольшую высоту и катапультироваться из своего самолета, он выжил", — сказал эксперт.

Фото: © Скриншот видео

В условиях современных боевых действий таран применяют разве что квадрокоптеры. Дроны не вооружены ракетами и не могут поражать друг друга на расстоянии.

Зачем новейшему Су-57 шесть радаров

Базовым элементом, который положил начало высшему пилотажу и приемам воздушного боя, стала петля Нестерова. Еще ее называют "мертвой", потому что первые самолеты разрушались в воздухе при резких маневрах. Современные истребители легко переносят такие кульбиты. Чего не скажешь о пилотах – в кабине они испытывают перегрузки от трех до семи g.

Истребитель пятого поколения Су-57 может демонстрировать фигуры высшего пилотажа. Для этого самолета не существует невыполнимых маневров. Он может вести как ближний воздушный бой, так и средний с дальним.

"На самолете Су-57 стоит новейшая система БРЛС под названием "Белка НО-36", которая позволяет захватывать уже до 62 воздушных целей, атаковать из них 16 одновременно, захватывать 8 наземных целей и атаковать 4 из них", — рассказал Богомолов.  

Таких возможностей нет ни у одного самолета пятого поколения. Секрет в бортовых радарах Су-57. Их шесть: электроника не только отслеживает цели, но и ведет радиоэлектронную борьбу, и видит небольшие дроны на дальнем расстоянии. Радиолокационные станции распределены по всему корпусу, создавая обзор 360 градусов.

Фото: © Скриншот видео

"Он может рассматривать переднюю полусферу в достаточно широком диапазоне. Естественно, он также может рассматривать и верхнюю, и нижнюю. Фактически, он должен быть окружен своим радиолокационным полем, которое говорит, где что находится и какие у тех или иных средств могут быть возможности воздействия на меня в данном случае", — отметил эксперт.

В чем уникальность российского Су-57

На борту Су-57 есть крылатые ракеты класса "воздух-воздух" с дальностью поражения 200 километров. Еще это – единственный истребитель в мире, который может наносить удары гиперзвуковыми ракетами по наземным и надводным целям.

Электроника самолета умеет общаться с другими истребителями и беспилотниками. У Су-57 есть свой напарник — это "Охотник С-70". Дрон уже применяли в зоне СВО: беспилотник нанес удары по объектам ВСУ в Сумской области. Он может пролететь до шести тысяч километров, неся на себе до трех тонн бомб или ракет.

О военных секретах, удивительных приемах армий, вооружении, брутальных гаджетах и многом другом смотрите в программе "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1131254 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1131254')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1131254', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1131254', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1131254(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1131254(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })