window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
02 августа 2023, 15:02

Пропажа девушки 23 года назад: как с этим может быть связан экс-судья

Экс-председатель горсуда может быть связан с изнасилованием и убийством девушки 23 года назад
дело о розыске и убийстве девушки
Фото: © скриншот видео
Читать ren.tv в

В деле о розыске и убийстве девушки, которая 23 года назад пропала в Татарстане, появился новый поворот. Следователи центрального аппарата вышли на предполагаемого убийцу, но дело до сих по не доведено до суда, хотя на подозреваемого напрямую указывает свидетель и участник возможной расправы. 

Наш корреспондент Дмитрий Юзупчук провел собственное расследование и узнал все эксклюзивные подробности этой истории. Рассказываем обо всем в материале РЕН ТВ.

В деле о пропаже девушки 23 года назад появился подозреваемый

Годами пытается понять, что стало с дочерью: рассказ несчастной матери

Портрет без вести пропавшей Юлии Радаевой висит у местного отдела полиции уже более 20 лет. Под фотографией шаблонные обстоятельства исчезновения – вышла из дома и не вернулась. Журналисты РЕН ТВ же решили пойти дальше и узнали, кто в курсе того, что случилось с девушкой, и, главное, кто все это время мешал следствию.

В старом семейном альбоме, покрытом бархатом и пылью, всего несколько фотографий 18-летней красавицы Юлии Радаевой. Все остальные снимки, как рассказывает мать Татьяна, сейчас хранятся у следователя в папке с материалами уголовного дела, которое до сих пор не дошло до суда. 

Так прямо, не подбирая слова, женщина высказывает свое мнение о затянувшемся деле. Бывшая сотрудница МВД Татьяна Радаева искала свою дочь с августа 2000 года. Сначала она ждала и верила, что коллеги помогут найти Юлию, но они словно намеренно заводили следствие в тупик. 

По словам Татьяны, все дело в фигурантах, а точнее, в одном из них – Эрике Шайдуллине. Его Татьяна считает убийцей дочери. На момент совершения преступления Шайдуллин занимал кресло председателя местного суда, и, естественно, имел связи в силовых структурах республики. Возможно, поэтому дело о поиске девушки несколько раз закрывали якобы из-за отсутствия зацепок. 

"Буквально немножко времени проходит – меня пригласили в СК и там уже ознакомили с материалами дела и с показаниями вот этого Давлетшина Равиля", – сообщила мама Юлии. 

Фото: © скриншот видео

Изнасиловали и убили: как могло произойти преступление

Рецидивист Равиль Давлетшин разоткровенничался в тюрьме и рассказал, как в августе 2000 года он вместе с Шайдуллиным, его водителем Рафиком Вильдановым и несколькими родственницами первого уговорили поехать с собой на дачу Юлию Радаеву и Татьяну Каримову. Не доезжая до места, поссорились с попутчицами, и Юлия выпрыгнула из машины. Конфликт увидели участковые, которые попытались узнать, в чем дело.  

"Слышу голосок очень знакомый, смотрю – судья сидит, Шайдуллин. "Ты кого там туда-сюда? Ко мне!" Из машины вышел, пошатывает, лицо красненькое, видно, что бухает уже не один весь день. "Удостоверение!" – рассказал свидетель.

Об этой ситуации участковые доложили руководству, а те якобы велели молчать, даже после того, как появились ориентировка о поиске Радаевой. В итоге после того, как судья, вероятно, "замял" конфликт, сбежавшую Юлию усадили в машину.

Подруга убитой отказывается говорить

По данным нашего источника, все это происходило на глазах у подруги, которая в итоге, по-видимому, получила за молчание 50 000 рублей. Сейчас Каримова не дает комментариев.  

"Может быть, вы ответите на вопросы. Вы же единственная, кто видели Юлию", – говорит корреспондент. 

"Это не вам утверждать!" – ответила Татьяна Каримова.  

Фото: © скриншот видео

Тело девушки пропало из места захоронения

Это место захоронения еще в 2021 году пыталась проверить столичная группа криминалистов, но начальник центрального аппарата СК Казани почему-то не дал на это разрешения.

В 2021 году сюда, на окраину поселка, прибывает группа криминалистов, к тому времени кто-то уже выкопал останки пропавшей без вести Юлии Радаевой. Сначала следователям показалось, что место захоронения указано неверно, но криминалисты находят в почве волос и кость, принадлежащие без вести пропавшей Юлии Радаевой.

Рецидивист Давлетшин и темные пятна в его биографии

По одной из версий, останки мог перепрятать водитель Рафик Вильданов, к которому наши журналисты пришли в гости, но в тот момент его положили в больницу. И ведь все эти детали вероятного преступления стали известны благодаря показаниям Равиля Давлетшина, в биографии которого полно черных пятен. Неоднократно судимый по тяжким статьям, каждый раз получал малые сроки заключения. Например, за убийство рецидивисту дали всего пять лет, ведь такое решение вынес знакомый судья – Эрик Шайдуллин.  

Сейчас рецидивист отказывается от своих показаний. "Чтобы такое могло произойти... Ну не могу я... Не может в моей жизни такое происходить. Ну, я сам себя знаю", – заявил Равиль Давлетшин.  

Сейчас нанятые кем-то фактически нищему Давлетшину адвокаты пытаются доказать, что показания он дал под давлением следствия. 

"Нет такого, не проживает": заявления Шайдуллина

Фото: © скриншот видео

А вот что касается главного героя – судьи Эрика Шайдулина, – так он заперся в своем особняке и практически не выходит на улицу.  

"Здравствуйте, меня зовут Дмитрий. Я журналист. Мы ищем Эрика Алмазовича Шайдуллина", – сказал наш корреспондент в домофон.  

"Нет такого, не проживает".  

"Эрик Алмазович, а это, по-моему, вы", – отметил корреспондент.

"Мне не о чем с журналистами общаться. До свидания".

Главная фигура истории и уголовного дела при всей ее прозрачности остается недосягаемой для столичных следователей. На то есть причины – вероятно, связи, которые до сих пор помогают уйти от преследования, и судебная неприкосновенность.

Что же касается матери Юлии Радаевой, то женщина надеется, что все причастные к жуткому преступлению понесут ответственность.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1128836 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1128836')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1128836', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1128836', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1128836(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1128836(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })