window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
17 июля 2023, 11:20

Новая реальность: что изменится после прекращения зерновой сделки

Что изменится после истечения срока действия зерновой сделки
Корабль выходит из порта в рамках зерновой сделки
Фото: © REUTERS/Serhii Smolientsev
Читать ren.tv в

17 июля 2023 года истекает срок действия зерновой сделки. Мир ожидает решения Москвы, от него зависит судьба черноморской инициативы. Сделка работала целый год, но только на пользу Западу. Пока дешевое зерно сотнями тысяч тонн уплывало в Европу, обязательства перед Россией никто не выполнял. 

РФ так и не открыли доступа к рынку сбыта удобрений и продовольствия. Несмотря на это, Вашингтон, Анкара и Брюссель хором просят Москву продлить соглашение. Чем может ответить Россия? Подробности – в сюжете РЕН ТВ. 

Условия Москвы 

Последнее судно покидает порт Одессы по коридору зерновой сделки. На борту – 15 тысяч тонн рапса и 23 с половиной тысячи тонн кукурузы, которые турецкий балкер TQ Samsun должен доставить в Нидерланды. Обещанная помощь беднейшим странам уже давно уходит в богатейшие. С 17 июля этот канал закрывается на неопределенный срок.

Срок действия зерновой сделки истекает 17 июля

"Мы увидим, что Запад попытается выкрутить эту ситуацию, чтобы обвинить во всем Россию – в мировом голоде, продовольственном кризисе. В то время как Россия бесплатно готова поставлять сотни тысяч тонн пшеницы голодающим странам, но санкции Запада мешают", – отметил политолог Эрл Расмусен. 

Санкции, снятие которых было частью черноморской инициативы. Почти ровно год назад в Стамбуле Россия согласилась допустить украинское зерно на мировые рынки. В ответ нам гарантировали свободный экспорт и российского продовольствия и удобрений, подключение Россельхозбанка к SWIFT, отмену ограничений на страхование и перестрахование, снятие запрета на доступ в порты. Весь год эти положения исправно игнорировались. Теперь продлевать сделку Москва будет только на своих условиях.

"Не сначала продление, а потом выполнение обещаний, а сначала выполнять обещания, а потом наше участие. Что имею в виду: мы можем приостановить наше участие в этой сделке и, если все в очередной раз говорят, что все данные нам обещания будут исполнены, то пусть исполнят это обещание, и мы сразу же присоединимся к этой сделке, снова", – заявил президент России Владимир Путин. 

Заявления Белого дома

Такая конструкция коллективный Запад едва ли устраивает. За год там слишком привыкли к дешевому украинскому зерну. Среди лидеров по его импорту – Испания, Турция, Италия и все те же Нидерланды, куда ушло последнее судно. До Глобального Юга доходило всего лишь около трех процентов поставок. Поэтому такие заявления Белого дома звучат особенно лицемерно.

Фото: © REUTERS/Nina Liashonok

"Если они на самом деле выйдут из сделки, то весь остальной мир посмотрит на это и скажет, что Россия отвернулась от того, чтобы страны Глобального Юга и Африки, Латинской Америки и Азии могли получать продовольствие, которое им нужно, по доступным ценам", – сказал советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан. 

Почему продление зерновой сделки выгодно Турции 

Кроме стандартных обвинений, в ход идут и угрозы – якобы участие России в сделке и вовсе не требуется, а проход судов по мандату ООН может обеспечивать Турция. Тот факт, что эта схема резко повышает шансы военного столкновения российского и натовского флотов в Черном море, западных подстрекателей не слишком волнует. В самой Анкаре пока пытаются найти решение, которое не приведет к эскалации. У Турции здесь свой, особый интерес.

"Турция имеет два вида бенефитов от зерновой сделки. Во-первых и прежде всего, это экономические преимущества, она получает зерно сама с немалой скидкой как с украинской стороны, так и со стороны России. Более того, она превращается в такой продовольственный хаб", – пояснил политолог Иван Стародубцев. 

А заодно в центр геополитического влияния. Роль продовольственного медиатора помогла Эрдогану выиграть выборы, но на этот раз турецкий президент вряд ли сможет повлиять на судьбу зерновой сделки, которую и так слишком долго использовали против России – как в экономическом смысле, так и в военном.

Фото: © Global Look Press/Anne Pollmann/dpa

"Когда мы продлеваем в очередной раз сделку, то эти три порта – Черноморский, Южный, Одесса – мы просто выводим их из сферы нашей спецоперации. Мы делаем такую зону неприкасаемости, мира", – говорит доцент факультета мировой экономики и политики ВШЭ Андрей Суздальцев.

Так или иначе работа по реализации российской части зерновой сделки провалена. И с этого дня киевскому режиму и его западным кураторам, вероятно, придется привыкать к новой реальности, в которой не будет ни дешевого зерна, ни удобного рычага давления на Россию.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1123588 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1123588')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1123588', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1123588', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1123588(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1123588(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })