window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
14 июля 2023, 13:40

200 отравленных: как скучающий медик распутал детективную историю

Как скучающий медик распутал детективную историю и сделал научное открытие
Павел Лащенков и кусочки различных тортов
Фото: © Wikimedia Commons, скриншот видео
Читать ren.tv в

17 сентября 1899 года в Харькове произошло чрезвычайное происшествие – половина воспитанниц Института благородных девиц слегла с сильнейшим отравлением. Симптомы, с которыми столкнулись молодые барышни, казались совсем не благородными: расстройство пищеварения, тошнота и острая боль в верхней части живота. Впрочем, врач, которого вызвали сначала, не спешил бить тревогу. Думал, банальное отравление несвежей едой.

"Нередкость в то время было отравление едой, потому что не было холодильников, и тогда даже рыба с душком, мясо появлялись. И в общем, люди травились. Но чтобы так массово, одновременно, за короткий период времени, такое случалось нечасто, и одним из возможных фактов посчитали как раз еду", – рассказал кандидат медицинских наук Андрей Кондрахин.

Еду, оставшуюся после ужина в институте, перепроверили несколько раз. Вроде бы ничего тухлого. К тому же от боли в лазарете корчились лишь 28 несчастных девиц. Остальные воспитанницы чувствовали себя как ни в чем не бывало. Врачи продолжали опрашивать пациенток. Сквозь стоны и боль пострадавшие рассказывали о самочувствии, говорили, что их тело буквально разрывают спазмы, во рту – резкий привкус металла. Но самое жуткое – панический страх смерти, который выдавил все мысли из головы. Еще в Средние века медики знали: такие же симптомы наблюдают при отравлении мышьяком. Но кто и зачем мог отравить невинных барышень? Об этом рассказывает программа "Невероятно интересные истории" с Алексеем Корзиным и Сергеем Долей на РЕН ТВ.

Ореховый торт и массовое отравление 

Вскоре врачи все-таки выяснили, что объединяет всех пациенток, и таким образом вышли на след отравителя. Как оказалось, накануне все они ели ореховый торт знаменитой кондитерской Пока. Но к чему бы почтенному пекарю сводить счеты с барышнями-сладкоежками?

Француз-кондитер месье Пок был знаменит далеко за пределами Харькова. Своими тортами и пирожными он кормил всю местную знать. Предъявлять ему обвинения полицейские боялись. Они предположили, что кто-то пробрался на кухню и подмешал мышьяк в торты, якобы таким образом хотел погубить одну из воспитанниц Института благородных девиц, а остальные пострадали случайно, за компанию. Однако скоро эта версия отпала.

"В этот же день отравилось еще 200 человек. И конечно, преступник не мог залезть в кондитерскую и на каждый торт посыпать мышьяк. Тем более что мышьяка потом полиция и не обнаружила. Никаких ядов на тортах, которые были произведены в этот день в кондитерской, не было обнаружено", – отметил историк Александр Черемин.

Фото: © Скриншот видео

Среди пострадавших были лишь люди высокого происхождения – аристократы, чиновники и зажиточные купцы, то есть все, кто мог позволить себе очень дорогие сладости от кондитера из Франции. Полицейские зашли в тупик: никаких зацепок. Но из-за высокого положения жертв расследование не разрешили убрать в долгий ящик, хотя, к счастью, никто не умер.

"Надо сказать, что все девочки и люди, которые пострадали, через три дня практически выздоровели и никакой симптоматики больше не носили", – подчеркнул Андрей Кондрахин.

Рецепт и условия приготовления десерта 

Торты из кондитерской забрали на экспертизу, которая впоследствии показала: никаких следов мышьяка, как и любых других минеральных ядов. К расследованию подключили лучших сыщиков и медиков. Но лишь через три дня кусок засохшего торта от месье Пока попал на стол к главе Харьковской санитарной лаборатории Павлу Лащенкову, который обожал головоломки. 

Фото: © Скриншот видео

"Было предложено поставить тесты на микроорганизм, который, возможно, в этом торте есть. Он тоже заинтересовался этой идеей, но что бы он ни предпринимал, что бы он ни делал, ничего он не смог найти. Он даже тайно пытался найти секрет этого торта", – поведал кандидат медицинских наук.

Француз ни за что не хотел раскрывать рецепт своего легендарного орехового торта. В ответ медик обещал хранить секрет как врачебную тайну. И заполучив то, что хотел, он начал среди ингредиентов искать источники токсинов. Ведь если есть отравившиеся, значит, есть и яд.

"Он стал смотреть, из чего же сделан ореховый торт. Сами коржи пропекались на огне, и, конечно, там не могло быть никакого яда, потому что все микроорганизмы убиваются жарой", – обратил внимание историк. 

Другое дело – сладкий крем. Оказалось, его не доводили до кипения, а значит, бактерии в сладком сиропе жили и активно плодились. Также микроорганизмы могли прятаться в орехах, которыми торт посыпали уже в самом конце. Впрочем, в какой-то момент Лащенков понял: надо изучать не только что готовят, но и в каких условиях это делают.

Фото: © Скриншот видео

"Что ученого немножко насторожило? То, что в пекарне была очень высокая температура – 37–40 градусов. И что когда выходили оттуда кондитеры, от них пар шел, поскольку там было жарко", – говорит медик.

Эксперименты с бактериями 

Точно такую жару Лащенков решил воссоздать у себя в лаборатории. Он положил кусок торта из кондитерской в инкубатор и стал смотреть, какие бактерии получится вырастить. Вскоре под колпаком появилась новая жизнь.

"Получил разные шарики с выпуклостями, которые были описаны в свое время как золистый стафилококк. А температура инкубации там 37 градусов. Собственно, эта культура очень любит, чтобы было тепло. После того как он это получил, он стал вводить эту взвесь морской свинке, она погибла", – рассказал эксперт.

Фото: © Скриншот видео

До этого врачи считали золотистый стафилококк безвредной бактерией –встречается практически всюду, но никому не мешает. Открыли ее примерно за 20 лет до массового отравления в Харькове. Однако никто не знал о тайных свойствах этих микроорганизмов. Дальнейшие эксперименты Лащенков уже ставил на себе. Прежде всего купил еще пару кусков торта во французской кондитерской.

"Один торт он съел сразу, а второй стал кушать через три дня. Но он опять же не отравился. И он понял, что дело здесь не в качестве изготовления, а в том, какая была технология приготовления данного торта", – пояснил историк.

То есть в жаре колонии золотистого стафилококка вырастали за три дня. Если же воздух не нагревать, бактерия как будто дремала. 

Прорыв в микробиологии и разгадка преступления 

Скоро свои догадки медик подтвердил в разговоре с коллегой, хотя изначально они просто травили друг другу врачебные байки, рассказывали невероятные случаи из практики. И вот собеседник поведал о массовом отравлении в Полтаве. На Пасху, когда в городе стояла аномальная жара, почти полсотни человек слегли в больницу после того, как съели пирожные "картошка", и тоже из самой лучшей кондитерской. После этого Лащенков уже не сомневался, что не просто решил головоломку, а совершил научное открытие. 

Фото: © Скриншот видео

"Если температура невысокая, то обычные стафилококки забивают золотистый стафилококк, они фактически не дают ему развиваться. И даже животные, которые у него были, они не погибали. И он предположил, что скорее всего температура, которая находится в помещении, является неким фактором, стимулирующим рост патогенной флоры как раз золотистого стафилококка, который может приносить вред", – рассказал Кондрахин.

Про золотистый стафилококк Лащенков написал научную статью, и на то время это был настоящий прорыв в микробиологии. К тому же раскрыл преступление: массовый отравитель – мелкая бактерия. И чтобы бороться с ней, кондитеру месье Поку нужно всего-то проветривать пекарню и совсем ее закрывать, когда в город приходит жара.

Самые загадочные и интересные места нашей планеты, поразительные обычаи народов, невероятные истории и многое другое – в программе НИИ на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1122896 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1122896')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1122896', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1122896', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1122896(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1122896(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })