window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
12 июля 2023, 18:13

"Она в сердце": Александр Домогаров рассказал о любви, жизни и ролях

Александр Домогаров рассказал в интервью о любимой женщине, творчестве и новой роли
Фото: © Global Look Press/Komsomolskaya Pravda
Читать ren.tv в

Сегодня, 12 июля, Александр Домогаров отмечает юбилей – ему исполняется 60 лет. Зрители знают актера по ролям Павла Горина в "Гардемаринах", Андрея Серегина в "Бандитском Петербурге", Александра Турецкого в "Марше Турецкого" и многим другим. 

Артист по-прежнему востребован и в свой день рождения готовит для поклонников сюрприз. В Театре Российской армии он представит премьеру спектакля "Маскарад", поставленного по одноименной пьесе Михаила Юрьевича Лермонтова. 

Накануне юбилея и премьеры Александр Юрьевич дал интервью "Известиям" и рассказал о своих главных заслугах в жизни, переломных ролях, творчестве, новой работе и, конечно же, о любви. 

Интервью с Александром Домогаровым

– Какое достижение в жизни считаете самым главным?

Александр Домогаров: Знаете, если отвечать банально, что у мужика должно быть: дерево посадить, ребенка родить и дом построить. Эти достижения у меня есть, но это не достижения, а норма. А достижения – они каждодневные. Мы каждый день чего-то достигаем, что-то теряем. Не могу сказать, какое самое главное достижение в моей жизни.

Достижение – что я есть. Сын у меня есть, дом есть, и не один, много деревьев посадил. Но племенного быка не выращивал. 

– Есть ли в жизни ситуации, которые бы хотели исправить? Возможно, за какие-то из них вам стыдно?

Александр Домогаров: Думаю, что у каждого человека есть свои скелеты в шкафу и он рассуждает о том, какие из ситуаций он бы не повторил в своей жизни. Я бы некоторые ситуации не повторил, но в тот момент они возникали, я их решал под стать своему возрасту, своему скудному уму и своему воспитанию. Некоторые из них я бы не сделал, но говорить о них не буду.

Фото: © Global Look Press/Dmitry Konstantinov/Russian Look

– Есть ли роль, которую считаете в своей жизни главной? 

Александр Домогаров: Роли для артиста, который ценит свою работу и свою профессию, – его дети. Не может быть нелюбимый ребенок. Другое дело, что одному ребенку ты уделяешь много внимания, другому мало, и он вырастает несколько другим, не таким, каким бы ты хотел. Это мои дети, и я не могу сказать, что есть любимый ребенок, а есть нелюбимый.

Может, есть роли, про которые я думаю: "Лучше бы я их упустил". Мне за них не стыдно, просто лучше бы было, чтобы в моей творческой биографии они не присутствовали. Но они есть по разным обстоятельствам, ситуациям. Они мои – с моим лицом, моими глазами, моим ртом, моим голосом, с моими руками и ногами. Как они могут быть нелюбимыми? Я могу к ним по-разному относиться: это лучше, это хуже, это удалось, а это нет. Александр Домогаров

– А какая роль была, после которой ваша карьера изменилась?

Александр Домогаров: Таких работ было несколько, и все они зависят от какого-то твоего внутреннего состояния и внутреннего накопления как человека и как артиста. Она может случиться в 20 или в 30 лет. Это роли, которые меняют твою жизнь. У меня такая роль была в фильме "Огнем и мечом" в Польше. Она была для меня внутренне переломной.

Фото: © Кадр из фильма "Огнём и мечом"

Встреча с Андреем Сергеевичем Кончаловским тоже переломный момент. Помимо ролей, Бог дает тебе встречу с какими-то великими людьми. Ты с ними общаешься, начинаешь пересматривать свою позицию в жизни, начинаешь от них забирать самое лучшее, что ты можешь и что тебе по силам. Конечно, это тебя ломает, ставит тебя на другую ступень.

– Где вам больше нравится работать – в театре или в кино?

Александр Домогаров: Это совершенно две разные актерские профессии. Вы застали меня в театре, и работа ведется с 12 часов с какими-то минутными перерывами. Я могу ее сравнить с тяжелой физической работой. Я устаю, я мокрый, я потею, нервничаю. Это театральная работа, и она тяжелая. Она требует каждодневного труда. 

Зритель приходит в театр, он садится на свое место, открывается занавес, и артист три с половиной часа находится на сцене. Если он плохой актер, то зритель уходит. Если хороший – зритель остается. Александр Домогаров

В кино же артист снялся, материал попал к режиссеру, он его смонтировал, что-то вырезал и оставил то, что кажется интересным и нужным. Но это уже не я, это экранный образ, который создает режиссер. А в театре – я. Я должен выйти и три с половиной часа отработать. Вот две разные актерские профессии, хотя актерство в обеих присутствует.

Фото: © Александр Домогаров в сцене из спектакля режиссера Андрея Кончаловского "Дядя Ваня" по пьесе А.П. Чехова в Театре имени Моссовета. РИА Новости/Владимир Федоренко

– Вы сказали, что работа в театре тяжелая, а насколько часто проходят репетиции?

Александр Домогаров: Репетиции проходят каждый день по восемь-девять часов. Рабочий день тяжелый, полнокровный, эмоциональный, со спорами. Это работа, это поиск. С одной стороны, я люблю эти моменты, а с другой – нет, потому что для меня это затратно. Я делаю то, что мне пока не удобно. Потом, когда спектакль выйдет раз 20, мне будет в нем удобно.

Но сейчас мне неловко: у меня руки не так работают, ноги не так ходят, голос звучит не так, как я бы хотел. Я делаю неправильное психологическое ударение в тексте, но это все работа, мы это правим и репетируем, чтобы добиться хорошего результата.

– Сколько месяцев уходит на репетиции?

Александр Домогаров: В зависимости от требования режиссеров и артистов. Мне кажется, что хороший спектакль должен создаваться не менее полугода. 

– Есть ли в вашей жизни женщина, которая занимает ваше сердце? Какой она должна быть, чтобы остаться там навсегда?

Александр Домогаров: Я не могу сказать, какой она должна быть. Она существует, она занимает место в моем сердце. Она мой помощник, друг, жена, соратник. Она моя спина.

Фото: © Global Look Press/Dmitry Konstantinov/Russian Look

– Была ли безответная любовь?

Александр Домогаров: Была. Наверное, в детском саду. Я совершенно здоровый нормальный человек. У всех у нас была безответная любовь. Мы все влюблялись, мы все писали письма в детстве, особенно наше поколение. Мы писали письма от руки на многих-многих листах.

– Расскажите о своей новой роли.

Александр Домогаров: Мы готовим в Театре Российской армии премьеру. Она должна выйти 12 июля на суд зрителей. Театр – это такая непредсказуемая вещь. Мы будем делать все, что в наших силах, мы будем стараться. 

Это пьеса Михаила Юрьевича Лермонтова "Маскарад". Репетирую я роль Арбенина. Мы будем делать все, чтобы премьера состоялась. В этом плане я перфекционист. Поскольку этот спектакль ставится к юбилею, я должен быть уверен, что он будет лучший. 

– В чем особенность вашего героя?

Александр Домогаров: Это зритель будет судить, в чем особенность моего Арбенина после такого количества, которое сыграно в мире, в России, в Советском Союзе и в странах содружества. Только зрителю судить, но никогда не мне.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1122374 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1122374')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1122374', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1122374', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1122374(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1122374(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })