window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
11 июля 2023, 14:22

Малыш – в чужой семье? В чем обвиняют клинику суррогатного материнства

Женщины обвинили в мошенничестве клинику, оказывающую услуги суррогатного материнства
Младенцы в больнице
Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Несостоявшиеся родители требуют возобновления дела о мошенничестве в столичной клинике "Свитчайлд", которая предоставляла услуги суррогатного материнства. За несколько лет десятки одиноких женщин, для которых это была последняя возможность стать мамами, отдали миллионы рублей, но так и не получили долгожданного ребенка. 

Саму клинику закрыли в 2020-м, когда в московской квартире нашли пятерых младенцев с документами для усыновления иностранцами. Обманутые клиенты уверены, что это могли быть их дети. Как вообще сейчас устроен сверхприбыльный рынок суррогатного материнства, выясняла наш корреспондент Екатерина Лихоманова. Подробности – в сюжете РЕН ТВ.

В чем подозревают клинику суррогатного материнства

Это была последняя возможность стать мамой: рассказы клиенток клиники

С чемоданами они теперь ездят не на отдых, а в столичный суд. Одинокие и потерявшие последнюю надежду родить, женщины два года собирают доказательства, что их обманули и украли биологические материалы.  

"Да, у нас накопились большие объемы разоблачительных материалов. Это только вот малая часть, что мы можем принести на руках в суд", – рассказала одна из них.

Людмила Козыряцкая еще в 2017 году обратилась в компанию "Свитчайлд", которая оказывала услуги по сопровождению программ суррогатного материнства. В день заключения договора внесла предоплату – полтора миллиона рублей. Суррогатную маму нашли – и не одну. Правда, утверждали, что ни у одной из них не приживается эмбрион.

"А ведь это выгоднее, чем торговать наркотиками! Я же отлично понимаю вашу схему. И ваша схема состоит в том, что ничего не получится. Схема в том, что ты подписываешь миллион, потом вот эти акты без подтверждающих документов... А они у себя, между прочим, прописали у себя в договоре, что ты не вправе требовать какие-то подтверждающие документы", – сказала Людмила.

Была ли на самом деле проведена хоть одна процедура ЭКО – Людмила не знает до сих пор. Ведь программы были анонимными. Ни биологические родители, ни суррогатные мамы друг друга не знали, не могли все это выяснить напрямую. 

Фото: © Скриншот видео

И такая история повторилась более чем с десятью клиентами "Свитчайлд". В отношении руководства компании возбудили дело о мошенничестве, но вскоре оно было прекращено. 

Пострадавшие до сих пор не могут понять почему. Ведь схема очевидна. Например, Юлия Мельникова, которая отдала два с половиной миллиона рублей за программу, уверена – ее ребенок растет в чужой семье. Одна из ее суррогатных мам все же родила.

"На допросе одна из них показала, что у нее были подпольные роды. То есть женщина просто пишет, что родила ребенка в 2016 году. Пришли врачи, пришли представители агентства, забрали ребенка. Следователь спрашивает: "А какие документы вы подписывали?" А женщина говорит: "Никаких", – рассказала Юлия.

"Мы приличная клиника": что говорят в самом медучреждении

Другая суррогатная мама на допросе заявила, что ни одно из ЭКО не удалось. А в телефонном разговоре с нами все же проговорилась, что родила ребенка и получила за это гонорар. Но вспоминать об этом почему-то не хочет.

– В каком году вы родили ребенка? 

– Я не помню, это было давно. 

– Ребенок не каждый год рождается. 

– Ну это не для меня событие, это была просто моя работа.  

Пострадавшие выяснили, что "Свитчайлд" – это всего лишь бренд, под которым объединены разные клиники и центры планирования семьи. В них путались даже суррогатные мамы.

Фото: © Скриншот видео

"Постоянно точки у них разные, офис один раз в одном месте, второй раз приезжаешь через месяц – в другом месте. И вот так мы постоянно по Москве ездили. Разные клиники каждый раз, анализы по-разному сдавали. И в офис к менеджеру приходили постоянно в разные места", – рассказала суррогатная мама.

Журналисты РЕН ТВ посетили несколько клиник. Но просьба пообщаться с руководством вызвала только агрессию: 

– До свидания! 

– Что вы руки распускаете? Вы приличная клиника в центре Москвы. 

– Мы приличная клиника, вы на каком основании здесь пришли снимать? До свидания, выходите отсюда!

Медики тщательно оберегают клиники от лишнего внимания. Дело слишком прибыльное.  

Как был устроен бизнес

Цена вопроса – от 500 тысяч рублей до нескольких миллионов. Одним из создателей такого бизнеса стал Сергей Лебедев. Под его руководством по всей России работают вот такие центры. Кроме того, открываются и новые компании, где все тот же руководитель – Лебедев. Сейчас он находится в розыске.  

Фото: © Скриншот видео

Сергей Лебедев сбежал 3 года назад после того, как возбудили еще одно уголовное дело – о торговле людьми. В столичной квартире нашли пять младенцев, рожденных суррогатными мамами и подготовленных к продаже за границу. Пострадавшие не исключают, что среди этих младенцев могли быть и их дети.  

"Дети у нас дефицит… Вы попробуйте найти здорового ребенка для усыновления! Вы не найдете… Люди годами стоят (в очереди. – Прим. ред.)... А их (детей) нет, понимаете", – считает потерпевшая Людмила Козыряцкая.

Чтобы навести порядок в этой сфере, с недавнего времени каждый ребенок, рожденный суррогатной матерью, должен пройти тест ДНК. И по результатам экспертизы его могут отдать потенциальным родителям. 

А клиенты "Свитчайлд" продолжают добиваться, чтобы расследование уголовного дела в отношении сотрудников клиники возобновили. Ведь они продолжают работать. Правда, теперь стараются не привлекать к себе лишнего внимания.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1122011 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1122011')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1122011', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1122011', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1122011(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1122011(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })