window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
09 июня 2023, 14:20

Девушка с раком, в животе которой забыли скальпель: "Время потеряно"

Пациентка с онкологией потеряла драгоценное время из-за забытого в ее животе хирургами скальпеля
Фото: © Известия
Читать ren.tv в

В Сочи Следственный комитет проводит проверку после того, как стало известно, что хирурги местной больницы во время операции забыли скальпель в животе у пациентки. Она два месяца мучилась от страшных болей. Лезвие случайно обнаружили во время КТ в другой больнице, из-за чего женщине пришлось отложить жизненно необходимое лечение на два месяца и срочно делать новую операцию. 

В медучреждении признали вину. Но, как выяснил наш корреспондент Александр Шпак, привлечь медиков к ответственности за такие ошибки крайне сложно. Подробности – в материале РЕН ТВ

Хирурги забыли скальпель в животе девушки: что известно

Рассказ пациентки об инциденте со скальпелем в ее животе

Даже после пережитого Яна Шестакова находит в себе силы улыбаться. Она обратилась к врачам с жалобой на боли в животе. Девушке провели операцию, во время которой обнаружили раковую опухоль. Хирурги удалили новообразование, но легче пациентке не стало.

"Во мне оставили медицинский скальпель. Это не тампон, это не что-то. Это медицинский скальпель. Это лезвие", – отмечает Яна Шестакова. 

Больше двух месяцев Яна об этом даже не подозревала – ходила на работу, летала в Екатеринбург на химиотерапию. Там и обнаружили ошибку сочинских врачей. Во время компьютерной томографии медики увидели лезвие. Скальпель был вплотную прижат к главной артерии организма, любое неловкое движение могло привести к смерти.

"Мой курс химиотерапии, второй курс химиотерапии, из-за операционного вмешательства, оставленного скальпеля, был перенесен на месяц. То есть по факту потеряно время", – рассказала Яна Шестакова.

Фото: © скриншот видео

Как лезвие вообще могли забыть внутри пациента? Ответ на этот вопрос Яна до сих пор так и не получила.    

Корреспондент показал в сюжете скальпель – примерно таким скальпелем со сменным лезвием и оперировали Яну. На самом деле вещь удобная, ведь если во время операции лезвие затупится, если затупилось – можно легко сменить на новое из герметичной упаковки. Главное – быть внимательным и держать его покрепче.

Руководство сочинской больницы ошибку признало. Яне провели срочную операцию и удалили посторонний предмет из полости живота. После этого девушка обратилась в Следственный комитет.  

"В настоящее время следователем проводятся необходимые проверочные мероприятия, направленные на установление всех обстоятельств произошедшего", – сообщила старший помощник руководителя СУ СКР по Краснодарскому краю Анна Пушкина.

Другие случаи с забытыми в организме пациентов предметами

Однако подобные дела редко заканчиваются реальным наказанием для врачей, допустивших ошибку. Юлия Силина из Санкт-Петербурга несколько лет пыталась добиться справедливости. В 2015 году во время операции кесарева сечения врач забыла в теле пациентки пеленку.    

"Достаточно большой был живот, я думаю, что даже больше, чем у меня в беременность. То есть он был – от кишечника шел – такой вот объемный, твердый. Ну, где-то на 34-35 недель", – поделилась Юлия Силина.

Пациентка мучилась от жара и болей почти месяц. Все это время ткань внутри ее тела загнивала, источая трупный запах. Врачи трижды делали УЗИ, но не обнаружили ничего подозрительного. В итоге у женщины начался абсцесс. Ей провели экстренную операцию. 

После долгого выздоровления Юлия обратилась в Следственный комитет, требуя наказать врачей. Дело дошло до суда, который длился 4 года. Врач так и не признала вину.

"Нет, я не признаю свою вину", – заявила она.

"А как так произошло, как считаете? Как пеленка оказалась в животе?

"Слушайте, ну вы уже три года один и тот же вопрос задаете. Все в рамках материала дела, абсолютно все есть".

В итоге врачи не понесли никакого наказания – дело прекратили по истечении срока давности. Хотя суд признал, что пациентке был нанесен тяжкий вред здоровью. 

Фото: © скриншот видео

А вот в Тюмени дело о врачебной ошибке даже не дошло до суда. В теле Надежды Капши медики оставили капсулу с видеокамерой. Она должна была выйти естественным путем, но застряла в кишечнике.   

"Я предупредила сразу врача, что я не видела, чтобы капсула вышла. И попросила сделать мне снимок. Мне сказали: "Нет, капсулу вы просто не заметили". А я говорю: "А что это за пятно? Вот такое мутное". Они говорят: "А это дефект пленки", – рассказала Надежда Капша.

Три года Надежда страдала от страшных болей. Женщина не могла есть – похудела на 20 килограммов. Обнаружить капсулу смогли только московские врачи, к которым обратилась пациентка. Камеру достали. Теперь она в материалах уголовного дела, которое возбудил Следственный комитет. Врачи, которые забыли прибор в пациенте, продолжают работать. Перед Надеждой даже никто не извинился. 

По мнению юристов, привлечь медиков к ответственности сложно.  

"Врачебная ошибка может быть установлена при проведении экспертизы, которую проводят также врачи. Сами понимаете – солидарность в первую очередь", – прокомментировал юрист Али Алиев.

Судя по судебной практике, в большинстве случаев врачи, допустившие подобную халатность, либо уходят от наказания, либо получают условный срок. Ведь забытые внутри пациентов предметы – это скорее случайность, а не злой умысел.  

"Хирург не имеет права на ошибки, но иногда он все-таки их допускает. Что в раковом, что не в раковом больном, забытый предмет – это катастрофа. Этого делать нельзя, это недопустимо. Но, к сожалению, это бывает и будет", – прокомментировал хирург Филипп Выступец. 

Потеряла драгоценное время

Но для Яны Шестаковой совершенно не важны причины, по которым внутри нее забыли скальпель. Женщина продолжает бороться с онкологией и хочет наказать невнимательного хирурга, из-за которого она потеряла драгоценное время.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1111657 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1111657')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1111657', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1111657', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1111657(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1111657(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })