window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
17 мая 2023, 16:44

"Умные" мины: на что способны снаряды российской системы "Земледелие"

На что способны "умные" мины российской системы "Земледелие"
Российская система "Земледелие"
Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Украинские саперы получили комплексы для разминирования хорватского производства и теперь используют их в Николаевской и Херсонской областях. Комплексами управляют дистанционно. Трал, который машины толкают перед собой, выдерживает подрыв противотанковых мин. Один пропущенный боеприпас может вывести из строя танк или боевую машину пехоты. 

Российские войска минируют вражескую территорию дистанционно. Пусковая установка похожа на реактивную систему залпового огня. Новая российская машина "Земледелие" – инженерная система дистанционного минирования. Внутри снарядов не взрывчатое вещество, а противопехотные или противотанковые мины. Боеприпасы забрасывают на расстояние от пяти до 15 километров. Боекомплект "Земледелия" состоит из двух контейнеров, в каждом из которых по 25 ракет. Одним залпом машина накрывает площадь в несколько тысяч квадратных метров. 

Украинская армия использует системы дистанционного минирования польского производства. Скоро в распоряжении ВСУ должны появиться и американские комплексы. В одном из населенных пунктов российская военная полиция и саперное подразделение обнаружили мины немецкого производства. На западных минах установлены магниты, которые реагируют даже на стрелковое оружие. Если вооруженный человек подходит к снаряду ближе двух метров, она срабатывает.

Что умеют "умные" мины? Как работают системы дистанционного минирования? Как пройти по минному полю и остаться в живых? И почему роботы-саперы не могут полностью заменить человека? Об этом рассказывает программа "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Принцип работы "Земледелия"

Трехметровые ракеты системы "Земледелие" доставляют в заданную точку противопехотные мины "Медальон". На финальном этапе полета боеприпасы отстреливаются от носителя и спускаются на парашюте.  

"Это либо противопехотные мины, либо противотанковые мины. Боеприпасы и мины, которые применяются для дистанционного минирования, характеризуются, в первую очередь, своей компактностью, малой массой, а также самоликвидирующимися взрывателями", – говорит военный эксперт Михаил Семин.

Снаряды "Земледелия" называют умными. Внутри противопехотных мин установлен сейсмический датчик, который анализирует силу вибрации грунта и распознает шаги человека. Боеприпас срабатывает в нужный момент. 

"Противопехотные мины, которые устанавливаются системами дистанционного минирования, реагируют исключительно на человека. А противотанковые или противотранспортные реагируют исключительно на прохождение боевой техники", – пояснил писатель, военный историк Николай Стародымов. 

Фото: © Скриншот видео

Как появились "умные" мины 

Необходимость в таких "умных" минах возникла в Афганистане. Моджахеды гнали по минным полям отары овец и боеприпасы срабатывали. 

"Во-первых, раскрывалось месторасположение самого минного поля, и страдали овцы, а не люди. Чтобы предотвратить это, была разработана система "Охота": мины реагировали исключительно на прохождение человека, а на бараньи копыта не реагировали", – отметил эксперт. 

Противопехотные мины предыдущих поколений ориентировались только на вес потенциальной цели. Взрыватель срабатывал при нагрузке от 5 до 70 килограммов. Противотранспортные снаряды – от 100 килограммов. То есть теоретически человек мог ходить по такому участку, но бывало, что мины все же срабатывали. 

"У меня на глазах был случай, когда остановилась машина, и с нее спрыгнул солдат. В момент спрыгивания он пяткой попал как раз на взрывное устройство противотранспортной мины. От него один сапог остался", – рассказал Стародымов. 

Фото: © Скриншот видео

Как работают современные снаряды 

Современные "умные" мины оснащены электронным чипом. В памяти устройства заложены параметры для срабатывания. Мина сравнивает их с поступающими данными от сейсмических датчиков. Значение имеет не только вес, но и амплитуда. То есть электроника умеет отличать шаги человека от шагов животного, движения колеса или танковой гусеницы. 

"Мины для этого сперва программируются отдельно, выставляется взрыватель, на что он должен сработать. И после этого мина реагирует на то, что ей указали", – объяснил Семин. 

Минные заграждения 

Машины дистанционного минирования оснащаются боеприпасами, которые остаются на поверхности. Если мины нужно замаскировать, то есть заложить в грунт или снег, используют заградители.

Принцип действия гусеничного минного заградителя очень простой: в лоток загружают кассеты, в каждой из которых по четыре мины. По цепному приводу их спускают вниз и присыпают землей. А навигационное оборудование прокладывает траекторию и запоминает расположение снарядов. За один час такая машина создает защитную полосу из тысячи мин длиной в 10 футбольных полей. 

Фото: © Скриншот видео

Националисты учатся делать проходы в минных заграждениях с помощью американской буксируемой системы разминирования М58. Снаряд тащит за собой гибкий рукав со взрывчатым веществом. Ударная волна заставляет детонировать боеприпасы. Таким образом образуется коридор длиной 100 метров и шириной восемь метров.

Как работает российская машина "Змей Горыныч"

В российских инженерных войсках используют аналогичную машину УР-77. Военные называют ее "Змей Горыныч". Самоходка также отстреливает небольшую ракету с привязанным к ней тросом. Визуально это похоже на длинный язык пламени, как у дракона. Основная задача "Змея Горыныча" – создать коридор через минное поле для российской армии. УР-77 начали производить на 10 лет раньше американской М58, но технически она совершеннее. Ракету с тросом забрасывает дальше, соответственно безопасный коридор получается длиннее.

"У нас экипаж находится в броне, то есть он может находиться под обстрелом, но выполнять свою задачу. А операторы американский системы находятся вне защиты брони", – отметил писатель. 

Фото: © Скриншот видео

Дистанционное разминирование 

Разминирование местности можно проводить и дистанционным способом. Сапер управляет роботом с помощью пульта.

"Есть также роботизированные комплексы разминирования, например, Уран-6, которые имеют в своем комплекте набор различных тралов, в зависимости от характера местности и грунта", – рассказал Семин. 

На борту робота четыре камеры, оборудование передает изображение на 800 метров. Перед собой "Уран-6" толкает трал, который и подрывает мины. Один такой робот способен заменить 20 человек. Но "Уран-6" эффективен только на открытой местности. Внутри помещений или в лесополосе работают саперы с миноискателями и щупами. 

При отступлении украинские националисты заложили тысячи неразорвавшихся мин и фугасов. Все находки складывают в глубокую яму и потом подрывают.  

О военных секретах, удивительных приемах армий, вооружении, брутальных гаджетах и многом другом смотрите в программе "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1104659 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1104659')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1104659', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1104659', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1104659(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1104659(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })