window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
17 мая 2023, 12:54

Почему западные системы ПВО не могут заменить ВСУ советские

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Эксперты отмечают, что системы ПВО Украины способны прикрыть только часть Киева.
Дырявый "зонтик" ПВО: почему ВСУ не справляются с российскими ракетами
Фото: © Скриншот видео

В ночь на 8 мая в Киеве была объявлена воздушная тревога, силы и средства ПВО Украины приведены в боевую готовность. Киев подвергся масштабной атаке российских дронов-камикадзе "Герань". Небо осветили лучи  прожекторов, с крыш вели огонь из пулеметов, били по беспилотникам и зенитным  ракетам – так работала украинская ПВО.

Серии мощных ракетных, артиллерийских и авиационных ударов прогремели в районах Часова Яра, Краматорска и Славянска. Там находится группировка, готовая пойти в контратаку на Артемовск. В числе российских приоритетных целей – силы и средства противовоздушной обороны Украины. 

Киеву катастрофически не хватает систем ПВО и противоракет. ВСУ не в состоянии полностью прикрыть свои войска. Доходит до того, что националисты пытаются сбивать крылатые ракеты из автоматов.

Что происходит с противовоздушной обороной Украины? Почему украинский "зонтик" ПВО на деле оказался дырявым, как сито? И почему натовские зенитные ракетные комплексы не могут спасти армию Украины от ударов русских ракет? Об этом рассказывает программа "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Прикрывает только часть Киева 

Украинская ПВО пыталась сбить беспилотник над Киевом, стреляя хаотично из разных точек города. Были слышны автоматные очереди. Наконец одна из ракет попала в цель. Беспилотник упал в жилом районе и спровоцировал пожар. Вскоре украинские военные признали: сбить пришлось свой же Bayraktar, который потерял управление. 

За два года страны НАТО отгрузили Украине около 1200 комплексов ПВО. В их числе большое количество переносных ЗРК и зенитных артустановок. Многие из них уже уничтожены, а то, что осталось, не представляет серьезной силы. 

"Если собрать все натовские комплексы, пожалуй, можно будет прикрыть не весь Киев, а только его часть", – считает директор Музея войск противовоздушной обороны Юрий Кнутов. 

Фото: © Скриншот видео

Старые комплекты ПВО работают на пределе 

Несмотря на поставки натовских систем ПВО, Украина продолжает полагаться на старые советские комплексы. Но они работают на пределе: многие уже израсходовали запасы ракет, другие и вовсе выработали свой ресурс. 

"Ракет у них уже не осталось. Они пытаются применять какие-то другие боеприпасы. Так что они скоро выйдут из строя, не потому что мы их уничтожим, а потому что им нечем будет пускать, нечем будет стрелять", – отметил летчик-инструктор, майор ВВС в отставке Андрей Красноперов.  

Западные системы ПВО не могут заменить Украине советские. Их просто-напросто недостаточно, чтобы накрыть противовоздушным куполом всю территорию страны. 

Фото: © Скриншот видео

"Они бы хотели покрывать большую часть украинской территории, но ПВО, которые им поставляет Запад, покрывает в основном Киев – там сосредоточены управление и штаб,  вся остальная инфраструктура", – говорит военный эксперт. 

Запас противоракет ВСУ 

Большие города и ключевые объекты на Украине прикрывают старые советские комплексы большой и средней дальности С-300 и "Бук". На передовой в основном работает зенитный ракетный комплекс малой дальности "Оса". Он был разработан в 60-е годы прошлого века и эффективен до сих пор, но только в том случае, если использует ракеты советского или российского производства. Таких боеприпасов у ВСУ больше нет, а заряды, поставляемы Западом для "Осы", перехватывают цели в два раза хуже, чем оригинальные советские образцы.

Пополнить боезапас советских ЗРК Украина не может – ракеты к ним производит только Россия, а у Запада не хватает ресурсов, чтобы наладить выпуск противоракет в необходимом количестве. 

Фото: © Скриншот видео

"Концепция поменялась у Запада. Они видят, что, сколько ни давай Украине ракет, эффекта никакого нет. Они пускают ракеты в таком количестве и в разные стороны, что промышленность Европы и Америки не в состоянии все их мощности перекрыть", – подчеркнул Красноперов.

"Головная боль" для ПВО Украины 

Настоящей головной болью для украинской ПВО стали авиабомбы типа ФАБ-500 с модулями планирования и коррекции. Российская авиация активно применяет их по всей линии фронта. Обычную  падающую  свободно авиабомбу превратили в "умную" без особых затрат: ее оснастили аппаратурой наведения, рулями и небольшими крыльями. Они-то и позволяют боеприпасу планировать на десятки километров.

Такие боеприпасы украинская ПВО не то что сбить – увидеть толком не может. У планирующей бомбы минимальная площадь отражения и нет головки самонаведения, что делает ее практически невидимой для радаров врага. 

Фото: © Скриншот видео

"У нее высокая точность, высокая эффективность, дальность планирования 40 километров. То есть наши бомбардировщики в состоянии уничтожать объекты в ближнем тылу противника, не входя в зону действия противовоздушной обороны", – рассказал Кнутов. 

От самолетов противника бомбардировщики прикрывают истребители. Они же несут на себе противорадиолокационные ракеты. Как только украинские комплексы ПВО включают радары, они тут же становятся мишенью для российской авиации. 

С барражирующими бомбами может бороться американский комплекс ПВО Patriot, но есть один нюанс: после нескольких пусков установка должна сменить позицию, чтобы не попасть под ответный огонь. На это требуется около получаса.

"После стрельбы сразу становится ясно, откуда ввелся огонь, и по этому квадрату можно произвести пуск тех же ракет "Искандер-М" и гарантированно уничтожить комплекс Patriot", – пояснил собеседник РЕН ТВ

Фото: © Скриншот видео

ВСУ не справляются с российскими "Ланцетами"

Чтобы не дать российской авиации сбрасывать планирующие авиабомбы, украинские войска вынуждены подтягивать к линии фронта ПВО большой дальности. Но, оказавшись рядом с передовой, советские комплексы С-300 становятся легкой добычей для "Ланцетов". Этот дрон-камикадзе несет три килограмма взрывчатки и может действовать за 40 километров от старта. Барражирующий боеприпас обычно работает в паре с беспилотником, который проводит разведку и фиксирует уничтожение объектов. Но, если нужно, "Ланцет" может сделать все сам, передавая видеоизображение вплоть до поражения цели.

Подбить дрон-камикадзе "Ланцет" крайне сложно, даже для такого перспективного зенитного комплекса, как Skynex, который Германия специально отправила на Украину, чтобы бороться с российскими беспилотниками.

Зенитное орудие револьверного типа может выстреливать до 1000 снарядов в минуту. За свою способность сбивать целый рой барражирующих боеприпасов комплекс прозвали дронобойкой.

Фото: © Скриншот видео

"Я сомневаюсь, что "Ланцет" можно сбить из подобного рода зенитки. Потому что "Ланцет" имеет очень высокие маневренные характеристики. На радарах его даже достаточно  часто путают с птицей – настолько он может менять траекторию полета как по высоте, так и по направлению", – поделился подробностями эксперт. 

Украинский зенитный ракетный комплекс "Тор" попытался уйти от преследования российского беспилотника, но безуспешно. "Ланцет" без труда настиг свою цель. 

О военных секретах, удивительных приемах армий, вооружении, брутальных гаджетах и многом другом смотрите в программе "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1104360 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1104360')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1104360', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1104360', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1104360(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1104360(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })