window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
05 мая 2023, 10:00

Как советский партизан установил Знамя Победы на здании Рейхстага

Как сложилась судьба легендарного партизана Михаила Егорова, установившего Знамя Победы на здании Рейхстага
Водружение знамени Победы над Рейхстагом в Берлине в 1945 году
Фото: © РИА Новости/Владимир Гребнев
Читать ren.tv в

Имя сержанта Михаила Егорова неразрывно связано с именем его боевого товарища — младшего сержанта Мелитона Кантарии. 1 мая 1945 года они водрузили Знамя Победы над Рейхстагом. За этот подвиг Егоров и Кантария были удостоены звания Героя Советского Союза. 

Среди других наград Егорова — ордена Красного Знамени, Красной Звезды, Славы... Но есть у него и особая награда — медаль "Партизану Отечественной войны" 1-й степени, полученная за подвиги, совершенные на смоленской и белорусской земле. 

О жизни и судьбе легендарного знаменосца – в материале РЕН ТВ.

Детство и юность Михаила Егорова

Михаил Алексеевич Егоров родился 5 мая 1923 года в деревне Ермошенки Руднянского района Смоленской области в многодетной крестьянской семье. Кроме него у родителей было еще восемь детей. После окончания семилетки начал работать — сначала пастухом в колхозе, потом вагонетчиком на торфопредприятии.

Известие о нападении фашистской Германии на Советский Союз застало Михаила в родной деревне. Ему было 18 лет, в армию тогда призывали с 19, поэтому допризывник Егоров вместе с десятками ровесников оказался на оккупированной территории.

Фото: © РИА Новости/Владимир Вдовин

Вместе с товарищами он решил организовать подпольную группу, которая в скором времени насчитывала уже 15 человек. В июле 1941 года ребята стали свидетелями того, как отступающие бойцы Красной армии закопали в землю около их деревни оружие и боеприпасы. Оружие было перепрятано для последующей борьбы с врагом.

Весной 1942 года немецкие власти начали перепись подростков с целью отправки их в Германию. Михаил вместе с товарищами решил уйти к партизанам. В лесу они повстречали группу подрывников, которые направлялись на задание по уничтожению моста в деревне Селивоненки на дороге Рудня – Демидов. Егоров вызвался быть проводником. После выполнения задания партизаны посоветовали подросткам вернуться домой и начать собирать для партизан оружие и боеприпасы, оставшиеся на местах боев. В скором времени склад ребят пополнился ручным пулеметом, двумя немецкими автоматами, 3 винтовками и гранатами.

5 мая 1942 года Михаила Егорова приняли в особый партизанский полк "Тринадцать" под командованием будущего Героя Советского Союза Сергея Гришина. 

Боевое крещение Михаила Егорова

Командование отряда сразу заприметило сметливого, ловкого и быстрого парня и определило его во взвод разведки под командованием Николая Мельникова. 

Фото: © РИА Новости/Владимир Гребнев

Свое название "Тринадцать" полк получил, когда был еще отрядом. До войны большой популярностью пользовалась кинокартина, в которой рассказывалось, как тринадцать красноармейцев в глухой пустыне Туркестана ведут борьбу с бандой басмачей. Они героически гибнут, но остаются непобежденными. В память об этих мужественных бойцах Красной армии, погибших за советскую власть в далеких песках Туркестана, отряд и был назван "Тринадцать". Когда отряд формировался, в нем было всего 33 партизана, а к весне 1942 года насчитывалось уже 700 бойцов.

В мае 1942 года центральное командование партизанскими отрядами поставило полку "Тринадцать" задачу: разгромить немецкий гарнизон в поселке Каспля. 8 мая Михаилу Егорову и двум его товарищам поручили провести разведку расположения и численности касплянского гарнизона. На следующий день группа доложила, что 200 немецких солдат разместились в кирпичных зданиях в центре поселка. На вооружении у них были 4 бронетранспортера и минометы. 

Ранним утром 10 мая партизаны, совершив 24-километровый рейд, напали на вражеский гарнизон. В результате было уничтожено два бронетранспортера и несколько десятков гитлеровцев. В том бою участвовал и Михаил Егоров – это было его боевое крещение.

Партизан-разведчик Михаил Егоров

В июле 1942 года партизанское соединение было разукрупнено, и на его базе создали несколько партизанских полков. Егоров попал в полк, которым командовал Иван Садчиков. Михаил собирал оставшееся на местах боев оружие, распространял в окрестных селах листовки и сводки Совинформбюро, добывал продовольствие для отряда, участвовал в разоблачении и уничтожении предателей-полицаев. 

Фото: © Георгий Петрусов/ТАСС

В 1943 году полк Садчикова по распоряжению начальника Центрального штаба партизанского движения Пантелеймона Пономаренко был передислоцирован на территорию Белоруссии, в знаменитую Полоцко-Лепельскую партизанскую зону. Че­рез некоторое время Егоров стал командиром отделения разведчиков из во­семнадцати человек. Им лично было захвачено 14 вражеских "языков".

К моменту соединения с регулярными частями Красной армии на счету отделения числилось: 5 пущенных под откос вражеских эшелонов с боевой техникой, 7 взорванных железнодорожных мостов, 23 подбитых танка, свыше 30 сожженных автомашин, 140 взятых в плен немецких "языков", в том числе 5 офицеров. За подвиги во время нахождения в партизанском отряде Михаил Егоров был награжден орденом Красной Звезды и медалью "Партизану Отечественной войны" 1-й степени.

Как Михаил Егоров вернулся в строй после ранения

В июне 1944 года партизанский полк Садчикова соединился с частями наступающей Красной армии. Михаил Егоров, провоевавший в партизанском отряде без единой царапины, в одном из первых боев был ранен в плечо и отправлен в госпиталь. Осенью 1944 года медицинская комиссия признала его непригодным к воинской службе, и он возвратился в родную деревню Ермошенки Смоленской области. 

Его избрали руководителем колхоза. Однако Михаил продолжал рваться на фронт. Местный военком неоднократно отказывал ему в призыве, ссылаясь на решение медкомиссии. Однажды Егоров явился к нему на прием с разряженной ручной гранатой и под угрозой того, что взорвет ее, заставил выписать повестку в Красную армию. Добившись своего, он уехал в свою дивизию.

Фото: © Wikimedia Commons/GAndy

Как Михаил Егоров познакомился с Мелитоном Кантарией

Там его ждал новый друг — грузин Мелитон Кантария. Как-то раз к Михаилу Егорову подошел солдат и тепло поздоровался, сказав, что он его земляк. Егоров таких земляков не помнил. Оказалось, земляк не по месту рождения, а потому, что защищал родной для Егорова Смоленск и был ранен еще в июльском кровопролитном сражении при обороне железнодорожного вокзала. Как было не зауважать такого земляка. Не раз потом Мелитон и Михаил выручали друг друга в рискованных ситуациях. И знали, что полностью могут положиться друг на друга.

Мелитон Кантария был кадровым солдатом, его призвали в армию в 1940 году. Войну он встретил на западной границе. Был дважды ранен и дважды возвращался в строй. 

Разведчик-красноармеец Михаил Егоров

С 6 декабря 1944 года Михаил Егоров служил в 756-м стрелковом полку 150-й Идрицкой стрелковой дивизии 3-й Ударной армии 1-го Белорусского фрон­та. Свое почетное наименование дивизия получила за массовый героизм ее воинов, проявленный при освобождении поселка Идрица Псковской области. Егорову присвоили воинское звание "красноармеец" и зачислили в разведвзвод. 

Он ходил в разведку по захвату "языков", выявлял расположение частей и огневых точек противника, их готовность к отражению наступления советских войск. Вместе с частями дивизии красноармеец Егоров освобождал Польшу, форсировал Вислу и Одер.

Фото: © ТАСС/К.Саввин

В апреле 1945 года 150-я Идрицкая стрелковая дивизия с боями продвигалась к столице фашистской Германии – Берлину. Перед группой разведчиков из пяти человек, в которую входил и Егоров, была поставлена задача незаметно форсировать реку Шпрее. В момент наступления советских войск группа должна была поддержать наступающих огнем и забросать немецкие траншеи и пулеметные гнезда гранатами. С поставленной задачей разведчики блестяще справились.

Бой у селения Кунерсдорф

18 апреля 1945 года 756-й стрелковый полк вел бой под Кунерсдорфом. 2-й стрелковый батальон, развернувшись на север, "оседлал" дорогу на Кунерсдорф. У моста взвод разведчиков наскочил на вражескую засаду. Гитлеровцы первыми заметили наших бойцов и открыли огонь. 

Были убиты командир взвода лейтенант Лозовицкий и сержант Огнев. Взвод разделился на три группы. Одна группа во главе со старшим сержантом Кухтиным открыла огонь, отвлекая внимание противника. Две другие, возглавляемые Михаилом Егоровым и Мелитоном Кантарией, воспользовавшись этим, начали обход противника слева и справа.

Все произошло в считанные минуты. Первая группа, отстреливаясь, стала медленно отходить. Гитлеровцы, приняв этот маневр за отступление, начали преследование. Опомнились лишь тогда, когда все три группы замкнули кольцо. В жестокой схватке 16 гитлеровцев были уничтожены, пятеро взяты в плен.

Фото: © РИА Новости/Александр Становов

Наибольший урон противнику нанесло отделение, где служил Егоров. Представляя Михаила Алексеевича к правительственной награде, командование отмечало: 

"В боях за населенный пункт Кунерсдорф 18.4.1945 года разведчик Егоров проявил образец мужества и отваги. Действуя в группе разведчиков, он смело и решительно подымался в атаку, подползал к огневым точкам пр-ка и забрасывал их гранатами. Действуя с товарищами своего отделения, истребил двенадцать немецких солдат и взял одного пленного".

За тот бой красноармеец Егоров был награжден орденом Славы 3-й степени.

Как выглядело Знамя Победы

21 апреля 1945 года 3-я ударная армия под командованием генерала Василия Кузнецова с боями врезалась в оборонительную зону девятого сектора усиленной обороны фашистов в центре Берлина. Военный совет 3-й ударной армии решил вручить каждой из девяти дивизий красные полотнища. 

Это были обыкновенные хлопчатобумажные флаги на деревянном древке. Серп и молот – в правом верхнем углу полотнища, над ним – пятиконечная звезда. Белыми буквами было выведено название дивизии. Древко окрашено красными чернилами, на нем тоже цифра "пять". Чей полк ворвется раньше всех в Рейхстаг, тот и водрузит Знамя Победы над ним.

Одно из таких полотнищ под номером 5 было вручено 150-й стрелковой дивизии, которой командовал генерал-лейтенант Василий Шатилов. Дивизия входила в состав 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта, который возглавлял прославленный полководец и Герой Советского Союза Георгий Константинович Жуков. Эта дивизия ближе всех подошла к Рейхстагу и стала готовиться к его штурму. 

Фото: © РИА Новости/Владимир Гребнев

Битва за Рейхстаг

Штурм Рейхстага решено было начать 30 апреля. Первая проба сил состоялась рано утром. Мощный артиллерийский удар был нанесен по Рейхстагу и Кенигсплац – Королевской площади, а также по зданию театра "Кролль-опера" и Бранденбургским воротам. В тринадцать часов дня небо прорезали огневые трассы советских гвардейских минометов. Это был сигнал к всеобщей решающей артиллерийской атаке, которая началась точно в установленное время.

Полки, батальоны, роты 150-й дивизии, заняв исходные позиции, ждали только сигнала к действию. 89 орудий встали на прямую наводку. Сразу же заговорили все орудия, самоходки и минометы. Штурмующие батальоны поддерживали: танковая бригада, полк самоходных артиллерийских установок, артиллерийский и истребительные противотанковые полки, два дивизиона реактивных установок "Катюш" и два дивизиона гвардейской минометной бригады. Кроме этого, два артиллерийских полка вели огонь по Рейхстагу с закрытых позиций, расположенных  на северном берегу Шпрее.

Вся эта мощь огня и металла была направлена на Кенигсплац и Рейхстаг, на Бранденбургские ворота, огневые точки врага. Артиллерийские снаряды расстреливали амбразуры и зарытые в земле танки, сокрушали окопы, траншеи, которые в несколько рядов тянулись зигзагами по прилегающей к Рейхстагу площади. Грохот разрывов сотрясал все вокруг.

Почему фашисткой Германии пришлось капитулировать дважды
Фото: © РИА Новости/Леонид Коробов

Гитлеровцы оказывали упорнейшее сопротивление. Само здание Рейхстага было приспособлено к круговой обороне. Рейхстаг обороняли отборные части эсэсовцев общей численностью около шести тысяч человек. Фашисты вели непрерывный огонь по атакующим подразделениям. 

В 14 часов 25 минут 30 апреля, под ураганным огнем врага на лестницу главного входа Рейхстага ворвались бойцы батальона Степана Неустроева – рота под руководством старшего сержанта Ильи Сьянова. Одновременно с ротой Сьянова через главный вход прорвалась и рота лейтенанта Петра Греченкова. Вслед за атакующими к главному подъезду устремились Егоров и Кантария.

Знамя Победы над Рейхстагом

Бой переместился внутрь огромного здания, на его этажи, в комнаты, коридоры и подвалы. С этажа на этаж советские солдаты шли, пробивая путь автоматами и гранатами. Знаменосцев Егорова и Кантарию здесь сопровождала группа прикрытия во главе с лейтенантом Алексеем Берестом. Знамя установили в открытом окне второго этажа, чтобы штурмующие воины видели, как оно развевается.

Потом стали продвигаться выше. Вот как об этом рассказывал сам Михаил Алексеевич Егоров:

"Когда мы начали подниматься к куполу Рейхстага, немцы заметили нас со знаменем и открыли сплошной огонь из минометов и пушек. Мы вынуждены были откатиться от купола к краю крыши. На самом краю крыши стоял огромный бронзовый конь, он крепился на такой же большой бронзовой плите. На коне сидел всадник с вытянутой рукой. Я говорю, давай быстро привяжем знамя к руке, чтобы было видно, что оно уже наверху. Так и сделали, а сами спрятались под плиту этого памятника, которая была пустотелой и под ней могли бы разместиться человек семь-восемь.

Фото: © РИА Новости/Сергей Шиманский

Немцы это увидели, развернули пушку и ударили по коню, пробив его. Вторым точным попаданием разрывного снаряда с близкого расстояния сбили знамя, которое получило четыре пробоины и упало на крышу, и древко его сломалось в нескольких местах. Стали присматриваться, куда бы его еще пристроить. Закрепить нечем, чехол от знамени тоже посекло осколками. Увидел сквозную пробоину в туловище бронзового коня, и кое-как сверху в нее просунул знамя. И опять прыгнул под плиту. Тут наши артиллеристы как дали из "Катюши" по немецкой пушке, полчаса ничего вокруг не было видно. Когда развиднелось, стали прикидывать, как же знамя на куполе закрепить".

Но уже вечерело, и до купола было не добраться. Снизу клубами поднимались пыль и гарь, но все равно на фоне вечернего неба Знамя Победы было видно хорошо.

Егоров и Кантария спустились вниз, доложили о выполнении приказа. На следующее утро они вновь поднялись на Рейхстаг, чтобы установить знамя на его куполе, и именно тогда фронтовой фотограф Анатолий Морозов сделал для истории свой знаменитый снимок. Оригинал его хранится в музее М.А. Егорова.

Путь наверх был нелегким. К тому же в обрешетке купола во многих местах остались стекла. Михаил сильно порезал ладони и пальцы обеих рук, шрамы остались на всю жизнь. 

Когда знаменосцы уже достигли второй половины купола, вдруг оборвался поперечный переплет (поперечные переплеты были примерно по метру, и каждый соединялся с вертикальными заклепками). Переплет повис на одной заклепке. Вместе с ним повис и Егоров. Каким-то чудом Михаил подтянулся на руках, перебрался к уцелевшему переплету и снова начал подъем. Наконец он, а за ним и Кантария добрались до верхней площадки и вставили древко Знамени Победы в металлическую трубу (она была сделана специально для государственного флага фашистского Третьего рейха).

Фото: © Олег Кнорринг/ТАСС

За штурм Рейхстага и бои в Берлине Егоров был представлен к правительственной награде. В наградном листе сказано:

"Красноармеец Егоров Михаил Алексеевич при форсировании реки Шпрее и при штурме рейхстага показал образцы мужества и геройства. Несмотря на то, что на подступах к рейхстагу противник обрушил ливень свинца, сотни снарядов и мин, кр-ц Егоров, рискуя жизнью, первым ворвался в рейхстаг. Гранатами уничтожил четверых гитлеровцев, прикрывающих вход в здание, и вместе с красноармейцем Кантария первые водрузили знамя победы над рейхстагом".

19 мая 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом доблесть и мужество красноармейцы Егоров и Кантария были награждены орденами Красного Знамени.

8 мая 1946 года Указом Президиума Верховного Совета СССР группе воинов, отличившихся при штурме Рейхстага, были присвоены звания Героев Советского Союза. В их числе были сержант Егоров и младший сержант Кантария.

После победы

В марте 1947 го­да Михаил Егоров демо­билизовался из армии и вернулся в родные края. Работал председателем колхоза. Затем был направлен на учебу в партшколу, после окончания которой занимался хозяйственной деятельностью: трудился финагентом, был занят неко­торое время в торговле, работал в заготовитель­ных организациях. 

Фото: © РИА Новости/Эдуард Песов

Несмотря на всесоюзную славу, жил Михаил Алексеевич Егоров скромно, мало заботясь о своем благосостоянии. Никогда не отказывал в помощи другим людям. Двери в его дом никогда не запирались. Люди одолевали Михаила Алексеевича разными просьбами: кому дом построить, кому запчасти достать, кому помочь с поступлением в институт. Егоров никому не отказывал, причем делал это всегда бескорыстно.

Герой Советского Союза Михаил Алексеевич Егоров был похоронен со всеми воинскими почестями у Смоленской крепостной стены в сквере Памяти Героев.

Знамя Победы, водруженное Михаилом Егоровым и Мелитоном Кантарией над Рейхстагом, хранится в Москве, в Центральном музее Вооруженных Сил.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1100907 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1100907')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1100907', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1100907', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1100907(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1100907(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })