window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
04 мая 2023, 13:54

"Призраки" в кадре: как фотограф XIX века делал пугающие снимки семей

Как появились фотомонтаж и как Гитлера "победили" искусством
Фото: © скриншот видео
Читать ren.tv в

Стоило появиться первым слухам о возможном аресте Дональда Трампа, как в интернете появился целый фоторепортаж о том, как надевают наручники на бывшего президента. Журналист Элиот Хиггинс не стал дожидаться ареста, а воспользовался нейросетью и сгенерировал нужные ему кадры. Результат работы искусственного интеллекта поражает – все выглядит максимально реалистично. Для такого фотомонтажа сегодня уже не нужно особых знаний, понадобятся лишь телефон или планшет, ссылка на ресурс и правильный текстовый запрос.

А когда впервые начали редактировать фотографии? И как выглядели первые фотофейки? Об этом рассказывает программа "Неизвестная история" с Борисом Рыжовым на РЕН ТВ.

Как Трамп заработал на своих фейковых фото

В СМИ распространяются снимки – Дональд Трамп за решеткой. Это, как и фоторепортаж ареста, фейки. Кадры сгенерированы нейросетью. В здании уголовного суда Манхэттена Трампа не фотографировали, а бывший президент, не признавший себя виновным по 34 пунктам обвинения, решил заработать на собственных фейковых фото.

В продажу поступили футболки с портретом Трампа и надписью "Невиновен!" Стоит такая вещица 47 долларов, а вырученные средства якобы направляются в кассу предвыборного штаба политика.

Фото: © скриншот видео

Почему первый фотомонтаж раскритиковали в пух и прах

В наши дни с фотомонтажом прекрасно справляются графические редакторы и занимает этот процесс считанные минуты. Раньше все было сложнее: сперва снимки разрезались, а затем склеивались в нужной последовательности. Первым коллажем, сделанным с помощью фотомонтажа, считают работу фотографа Оскара Густава Рейландера под названием "Два пути жизни". Композиция состоит из более чем 30 отретушированных негативов.

"Это была сложнейшая работа, которую он выполнял в течение полутора месяцев. Приглашено было 20 человек. Конечно же в то время снять всех в одном месте было практически невозможно. Это было технически невозможно для того времени, поэтому каждого человека он снимал в отдельности", – рассказала фотограф, исследователь истории фотографии Екатерина Чичкова.

Работу Рейландера раскритиковали и назвали непристойной, ведь на снимке присутствуют обнаженные люди. Но нашлись и ценители новаторского искусства: саксонский принц Альберт купил фотографию для своей личной коллекции.

"Фотография называется "Два пути жизни". Сюжет ее прост: некий мудрец помогает двум своим ученикам, стоящим перед выбором жизненного пути. С левой стороны от них расположились пороки, которые символизируют обнаженные люди, с другой – добродетели", – пояснила куратор отдела фотографии Национальной галереи Канады Лори Паули.

Фото: © скриншот видео

Мода на "безголовые" портреты

Еще одна работа Оскара Рейландера, наделавшая в свое время много шума, – "Голова святого Иоанна Крестителя на блюде". Коллаж сделан из двух негативов. Чопорные англичане были в шоке от такой дерзости и обвинили Рейландера в богохульстве. Однако все пересуды прекратила королева Виктория, купив этот снимок для своей коллекции.

"Безголовый портрет" стал популярен тем, что на фотографии изображалось отдельно тело, отдельно голова. В Англии он назывался Headless portrait. Например, голова, лежащая на блюде, или голова, лежащая рядом с телом на стуле, или человек, держащий собственную голову в руках. Многие фотографы того времени переняли это фотоискусство и неплохо стали на этом зарабатывать", – сказала Чичкова.

Для создания одного такого снимка требовалось много времени и усилий. Нужно было вырезать и соединять кусочки негативов так, чтобы монтаж был незаметен. Работа мастеров стоила недешево, но желающих попозировать с собственной головой, лежащей на коленях, было хоть отбавляй. Жители викторианской Англии находили такие снимки остроумными.

"Запись была на месяцы вперед к фотографам, умеющим создавать такие шедевры. Семьи собирались на фотосессию как на праздник. Готовилась крупная сумма денег, дамы причесывались, мужчины приводили себя в порядок. Они шли целой семьей на эти съемки, и вот – вуаля, странные портреты были готовы", – рассказала эксперт.

Со временем мода на "безголовые" портреты вышла за пределы Великобритании, да и сюжеты стали разнообразнее. Например, фото американца Уильяма Роберта Боулза, на котором темнокожий слуга подает двум джентльменам отрезанную голову на завтрак.

Фото: © скриншот видео

Фото с призраком и людская наивность

Но если фотографии с отрезанными головами всех веселили, то снимки с силуэтами призраков, наоборот, вызывали ужас. В XIX веке большинство людей были уверены: это вовсе не чудеса фотомонтажа, а "привет" из потустороннего мира.

"В XIX веке фотоаппарат был в новинку: он имел ограниченные возможности, поэтому все фотографии делали на большой выдержке. То есть если кто-то заходил в момент съемки, он мог тоже отпечататься на снимке", – пояснила Чичкова.

Как правило, фотографы объясняли своим клиентам, как именно появляются призраки на фото. Но только не этот человек. В середине XIX века американец Уильям Мумлер решил построить целую бизнес-империю, основанную на людской наивности. Он заявил, что может сфотографировать любого желающего с призраком его умершего родственника.

Фото: © скриншот видео

"И он действительно делал такие снимки. Фотографировал клиентов, а сзади них был виден силуэт – якобы дух умершего близкого", – отметил куратор Национального музея американской истории Смитсоновского института Питер Мансо.

За считанные месяцы Мумлер разбогател. В Штатах бушевала гражданская война и люди были готовы отдать любые деньги, чтобы снова увидеть своих погибших родственников – хотя бы на фото. Но как Мумлер делал такие снимки? Секрет прост: двойная экспозиция, совершенно непонятный для того времени прием.

"Он находил человека, похожего на умершего родственника клиента, фотографировал его и делал негатив. А потом приглашал своего гостя на сеанс спиритизма, якобы разговаривал с умершим гостем. Его жена проводила эти сеансы. Делал фото и получал второй негатив. Эти два негатива он складывал вместе, это и была двойная экспозиция, и продавал фотографию", – уточнила фотограф.

Фото: © скриншот видео

Разоблачение фотографа-афериста

Иногда Мумлер совершал совсем отчаянные поступки – нанимал домушников, которые воровали фотографии умерших из домов клиентов. Тут уже аферист мог развернуться и создавать невероятно реалистичные портреты, за которые заламывал баснословные цены. К сожалению для Мумлера, нашлись сообразительные люди, которые разоблачили его махинации, и горе-фотограф предстал перед судом.

"Был суд, но защитников было предостаточно. Пришло полгорода, которые даже не сомневались в том, что они общались со своим родственником. И рассказали, как это повлияло на их сердечное самочувствие, как они были счастливы, и то, что они чувствуют в Мумлере настоящую звезду и проводника. Поэтому посадить его не удалось, но ателье он закрыл", – рассказала эксперт.

Фотография как политическое оружие

В ХХ веке фотомонтаж стали использовать как политическое оружие. Вот интересный снимок времен Третьего рейха: гусеница с головой первого президента Германии Фридриха Эберта превращается в бабочку с головой Гитлера. Это работа немецкого художника Джона Хартфилда.

"Имя Джона Хартфилда вошло в аналоги мировой истории как одного из основоположников фотомонтажа и человека, который является столпом борьбы с фашизмом во всем мире. И именно свое искусство в первую очередь он использовал против любого проявления фашизма или тотализма", – сказала Элеонора Захаржевская.

Фото: © скриншот видео

Одна из самых известных работ Хартфилда называется "Адольф – сверхчеловек: поглощает золото, извергает жестянки". Фотохудожник критикует Гитлера, который ищет поддержку рабочего класса, и при этом получает финансирование от влиятельных капиталистов.

"Это был своеобразный ответ на лозунг Гитлера "Пушки вместо масла", тогда был выдвинут лозунг "Фотография как оружие". И к этому движению примкнуло очень много фотографов, которые разделяли антифашистские взгляды. Была создана блистательная плеяда совершенно потрясающих работ в технике фотомонтажа как предмет идеологической борьбы с коричневой чумой", – говорит эксперт.

14 апреля 1933 года в квартиру-студию Джона Хартфилда ворвались эсэсовцы. Мастер спасся – спрыгнул с балкона и спрятался во дворе. Утром фотохудожник выехал в Прагу, где продолжил свою работу. В черном списке гестапо Хартфилд находился на пятом месте. Джон был вынужден постоянно переезжать с места на место и прятаться от нацистов вплоть до краха Третьего рейха.

Разные версии исторических событий, поразительные эпизоды истории, малоизвестные факты и интересные теории – все это и многое другое изучайте в программе "Неизвестная история" с Борисом Рыжовым на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1100750 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1100750')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1100750', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1100750', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1100750(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1100750(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })