window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
28 апреля 2023, 14:04

Чего ждать от нового судебного процесса по делу сестер Хачатурян

Этот суд, по сути, станет кульминацией в это истории: если гособвинение докажет, что Михаил Хачатурян действительно издевался на дочерьми, то дело в отношении сестер может быть переквалифицировано.
Фото: © Михаил Терещенко/ТАСС
Читать ren.tv в

В Москве сегодня начинается очередной судебный процесс по делу сестер Хачатурян, которые убили собственного отца. Все трое настаивают на том, что мстили за постоянные издевательства над ними. Однако многие родственники уверены, что сестры сговорились и специально выдумали причину для расправы. 

И вот эти новые судебные слушания как раз и должны расставить все точки на i. Наш корреспондент Михаил Емелин рассказал о деталях этого дела. Подробности – в сюжете РЕН ТВ.

В Москве пройдет очередной суд по делу сестер Хачатурян

Чего ждать от нового судебного процесса

Три сестры Хачатурян, расправившиеся со своим отцом, спустя четыре года возвращаются в зал суда. Вот только на этот раз девушки выступят в непривычной для себя роли потерпевших. А подсудимым в очередном уголовном деле посмертно значится их отец Михаил Хачатурян, который, по версии следствия, избивал и унижал дочерей.

Этот судебный процесс, по сути, станет кульминацией в скандальной истории. Если гособвинение докажет, что Михаил Хачатурян действительно издевался на дочерьми, то дело в отношении сестер может быть переквалифицировано. В таком случае девушкам могут вынести более мягкий приговор. Пока же им грозит до 20 лет колонии.

"По основному делу следствием вменяется мотив о том, что Михаил Хачатурян совершал в отношении дочерей противоправные действия. Вот данные действия либо будут установлены по данном уделу, либо не будут", – рассказал адвокат родственников Михаила Хачатуряна Алексей Папенов.

Фото: © РИА Новости/Алексей Филиппов

Резонансное дело

Эта трагедия расколола большую семью на два лагеря. Родственники Михаила Хачатуряна пытаются отстоять честь и оправдать убитого, подруги и мать сестер – жестокий поступок его дочерей, зарезавших своего отца в июле 2018-го.

Эта жуткая драма с каждым днем обрастала новыми подробностями, превращая бытовое убийство в остросюжетный детектив. Одно из самых громких и объемных уголовных дел вызвало такой серьезный резонанс, что в защиту сестер Хачатурян активисты даже проводили пикеты и митинги, требуя их помилования. Якобы девушки убили отца, потому что не видели другого способа избавиться от тирана, так они называли своего папу.

Скандалы, крики, систематические избиения и не только. Жизнь сестер, как уверяют соседи, была адом.

"Как он бил! Как они кричали: "Папочка, не трогай нас. Папочка, не бей нас. Папа, что ты делаешь?" "рассказал местная жительница.

Что творилось на протяжении нескольких лет за дверью квартиры.= Хачатурян, ответ на этот вопрос журналисты РЕН ТВ надеялись получить у самих сестер, но никто из них нам так и не открыл. По словам соседей, старшие девушки давно живут раздельно. Работают, всегда приветливы. А младшая занимается ремонтом квартиры.

"Я вот вижу их постоянно. Часто я к ним захожу. Очень хороший образ жизни. Спокойные, не вульгарные, не "базарные", – рассказала соседка.

Фото: © Снимок с видео/ Пресс-служба Мосгорсуда/ТАСС

Вот только брат Марии, Ангелины и Кристины Хачатурян рассказывает другое. Сестры якобы совсем не переживают из-за случившегося и не соблюдают ограничения, установленные судом. На время следствия им запретили вести соцсети, разговаривать по телефону, общаться с журналистам, а также выходить из дома по ночам.

"У них есть заявленные свидетели – подруги, с которыми нельзя контактировать. Они с ними тоже общаются. Слышал, что они на вечеринках каких-то гуляют, на тусовках, в кальянных, в клубах", – утверждает племянник погибшего Арсен Хачатурян.

Только он из большой семьи Хачатурян открыто говорит на камеру. Пять лет назад именно Арсен один из первых нам дал интервью по этому уголовному делу, а также показал квартиру, где его сестры расправились с отцом. Были кадры с кухней, где горы грязной посуды и зловонный запах. В холле перевернута мебель. Отец любил чистоту, девушки якобы ненавидели уборку, якобы прятались от отца в барах или у подруг, выпивали и делали пикантные фотографии. Все это раздражало родителя, говорит Арсен.

Изначально следствие вело только одно уголовное дело – по факту убийства, но два года назад возбудило второе. Отца девушек посмертно обвинили в насилии и издевательствах над дочерьми, но в это родственники Михаила Хачатуряна не верят.

"Они же говорят о каких-то истязаниях, о каким-то аморальных действиях. Этого всего нет. Я также воспитывался в этой семье, то сам бы на себе и заметил бы", – уверяет Арсен Хачатурян.

Это и не только он вместе с адвокатами еще раз попробует объяснить суду. И возможно, не раз. Судебное разбирательство, вероятно, затянется на месяцы, а может, и больше. По крайней мере, в уголовном деле самих сестер точку не удается поставить даже спустя почти пять лет.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1099060 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1099060')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1099060', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1099060', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1099060(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1099060(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })