window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
20 апреля 2023, 19:02

"Я скоро исчезну": необъяснимая история девочки, пропавшей у себя дома

Одно из самых запутанных дел - как девочка Николь пропала в собственном доме
Исчезновение Николь Морен
Фото: © wikipedia
Читать ren.tv в

Дело о пропаже канадской девочки Николь Морен вошло в историю как одно из самых запутанных. Восьмилетняя малышка бесследно исчезла в своем же доме – пока спускалась из квартиры во двор. За долгие годы поисков в ее деле не появилось ни единой зацепки: ни одного важного свидетеля, улики или подозреваемого. Полицейские до сих пор ломают голову, что случилось с девочкой. И даже спустя 38 лет поиски пропавшей Николь еще продолжаются.

Как девочка могла пропасть в собственном доме? Кто пытался помешать следствию? И правда ли, что маленькая Николь сама собиралась исчезнуть? Расскажем в материале РЕН ТВ.

Пропала в собственном доме

Эта необъяснимая история произошла 30 июля 1985 года. Две лучшие подружки, Николь и Дженнифер, договорились встретиться в холле жилого комплекса в Торонто, чтобы вместе пойти в бассейн. Восьмилетняя Николь надела ярко-оранжевый купальник, захватила с собой полотенце и очки для плавания и, попрощавшись с мамой, вышла из квартиры. Жанетт Морен и подумать не могла, что видит свою дочь в последний раз.

В 11 часов утра Дженнифер уже стояла в холле и ждала подругу. Но Николь все не было. Спустя 15 минут девочка не выдержала и позвонила ее маме.

– Разве Николь еще не спускается? – спросила девочка.

– Она наверняка уже на пути к тебе, – беззаботно ответила Жанетт.

Фото: © wikipedia

Жанетт Морен не придала звонку Дженнифер большого значения, и разговор с подругой дочери тут же вылетел у нее из головы. Мама Николь содержала детский сад на дому – сидела с соседскими детьми за небольшую плату. В тот день она как раз присматривала за малышами и не могла отвлечься.

К слову, в семье Морен было не все так гладко. Родители Николь, Арт и Жанетт, были на грани развода и незадолго до пропажи дочери разъехались. Девочка осталась жить с мамой.

Жанетт хватилась маленькой Николь только в 15:00. Несколько часов она искала ее по всему жилому комплексу, а в шесть часов вечера позвонила в полицию. Это был первый случай в Канаде, когда ребенок пропал в собственном доме.

"Кто-нибудь видел Николь?"

До случая с Николь никто и представить себе не мог, что в элитном районе Торонто может произойти что-то ужасное. Многоквартирный комплекс, где жила семья Морен, считался одним из самых безопасных. Родители без страха отпускали своих детей гулять одних – повсюду дежурили охранники. В первые сутки после пропажи Николь полиция обошла больше 400 квартир. Если кто-то из владельцев не открывал, взламывали замки или выбивали двери. Опрашивали каждого встречного человека. Но все было тщетно: никто ничего не видел.

Родители малышки были в отчаянии. Арт и Жанетт Морен расклеили по всему городу плакаты с изображением Николь – обворожительной девочки с каштановыми волосами до плеч и заразительной улыбкой. Супруги опасались, что их дочь могли похитить, поэтому повысили вознаграждение за любую информацию о ней с 50 до 100 тысяч долларов.

Поиски девочки стали самыми масштабными в истории канадской полиции. Оперативная группа из 20 человек неустанно работала в течение девяти месяцев, но так и не выяснила, куда исчезла Николь. Не нашлось ни единой зацепки, которая приблизила бы их к разгадке. В марте 1986 года расследование зашло в тупик, и спецгруппу распустили.

Фото: © Николь Морен с отцом, соцсети

Она собиралась исчезнуть

За все время, что велось следствие, появилась лишь одна подозреваемая. В день пропажи Николь соседи видели светловолосую женщину средних лет, которая стояла в вестибюле и записывала что-то в блокнот. Полицейские разослали ее фото по отрядам, но найти незнакомку так и не удалось.

Однако, когда следователи обыскали квартиру семьи Морен, дело приобрело неожиданный поворот. Полиция нашла личный дневник Николь и обнаружила там последнюю запись: "Я собираюсь исчезнуть". Так появилась версия, что девочка сбежала, потому что была расстроена разводом родителей. Что это было – обычные фантазии восьмилетнего ребенка или серьезные намерения – осталось непонятным. Дело не сдвинулось с мертвой точки.

К тому же многие только мешали следствию. Местные жители звонили в полицию и сообщали данные, которые оказывались ложными. Добровольцы обрывали телефонные линии, чтобы дать правоохранителям советы, где и как им лучше искать Николь. Непрошенные звонки часто наводили на ложный след, и полиция лишь зря тратила драгоценное время.

Фото: © Global Look Press/Steve Russell/ZUMAPRESS.com

"Я верю, она все еще жива"

Долгие годы родители Николь не теряли надежды, что однажды их дочка найдется. Арт и Жанетт все же развелись, но сумели сохранить дружеские отношения. Из года в год они нанимали самых лучших частных детективов, чтобы выяснить, что случилось с девочкой. Отец даже уволился с работы и стал самостоятельно заниматься расследованием – поиски дочери стали делом его жизни.

Жанетт Морен умерла в 2007 году от сердечного приступа, так и не узнав, что случилось с Николь. А безутешный отец все еще продолжает поиски пропавшей дочери. В 2014 году Арту добился того, чтобы об истории Николь снова заговорили. Вместе с полицейскими он составил ее повзрослевший фоторобот и принял участие в создании видео про Николь, которое потом разместили в крупных изданиях.

"Я верю, что она жива, и верю, что мы в состоянии ее найти. Каждый, наверное, может упрекнуть меня в том, что я зря тешу себя иллюзиями, и она давно мертва", поделился Арт с журналистами.

Впрочем, следователи поддерживают мужчину и до сих пор считают, что произошедшее с Николь не было убийством, а значит, она может быть жива. Сейчас Арту Морену уже больше 80 лет. С годами он уже смирился, что, скорее всего, больше не увидит свою пропавшую дочь. Но по-прежнему хранит ее вещи в большом сундуке. Пока жив он, жива и надежда на то, что когда-нибудь Николь вернется домой.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1096573 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1096573')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1096573', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1096573', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1096573(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1096573(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })