window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
14 апреля 2023, 15:49

Управляемые бомбы: как российская ПВО перехватывает новые снаряды ВСУ

Откуда у ВСУ новые управляемые авиабомбы
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Фото: © Sputnik/РИА Новости/Виктор Толочко

ВСУ наносят по Мелитополю артиллерийский удар, новая столица Запорожья уже вторую неделю находится под обстрелом. Эксперты предполагают, что так националисты пытаются разведать обстановку перед анонсированным наступлением. Боевики бьют с линии боевого соприкосновения – из города Орехов, это более 80 километров до Мелитополя. Они стреляют по мирным жителям боеприпасами из американских установок HIMARS и М270, а также украинских реактивных систем "Ольха".

"Ольха" – это модернизированная версия советской РСЗО "Смерч". Калибр тот же – 300 мм, поэтому комплекс может применять всю номенклатуру боеприпасов. К ним прибавились и управляемые снаряды, которые могут наводиться по GPS. Дальность поражения украинской "Ольхи" – до 120 километров, чего с лихвой хватает для ударов по Мелитополю.

Но это не единственное украинское дальнобойное оружие. Российская ПВО впервые сбила новейшую украинскую ракету оперативно-тактического комплекса "Гром-2". Где именно отработали российские зенитные комплексы, не сообщается, но ясно одно: на вооружении Украины появились мощные ракетные системы.

Откуда у ВСУ новые боеприпасы? Значит ли это, что Украина возобновила производство ракет? И как российская армия нарастила количество управляемых бомб? Об этом рассказывает программа "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Опасен ли украинский "Гром"

Первые испытания украинский оперативно-тактический комплекс "Гром-2" прошел в 2018 году. Он позиционировался как неядерный щит для сдерживания противника. 

Украинский комплекс – аналог российского "Искандера". Они даже внешне очень похожи: на пусковых установках две ракеты, в каждой из которых по 480 килограммов боевой части. Дальность поражения тоже одинаковая – до 500 километров. Различия этих установок в типе ракет: в отличие от "Грома", на вооружении у "Искандера" как баллистическая, так и крылатая ракета. 

Настроить массовое производство ракет для комплексов "Гром-2" у Киева не было ни времени, ни возможностей. Боеприпасы разрабатывались на заводе Южмаш в Днепропетровске, а осенью российская армия дважды наносила удар по цехам предприятия. Вероятно, несколько комплексов и ракеты к ним украинцы все же успели вывезти. Кроме того, нельзя исключать, что Киеву удалось восстановить производство. 

"Был взрыв осколочно-фугасный, то есть произошли какие-то разрушения в данном цехе. Это говорит о том, что часть оборудования уцелела. Это оборудование можно демонтировать, вывезти в другое место и разместить где-то в секретный цех, может быть даже под землей", – считает директор Музея войск противовоздушной обороны Юрий Кнутов.

Фото: © скриншот видео

"Гром-2" представляет большую угрозу. Дальности полета ракет хватит, чтобы дотянуться из Одессы до Крыма. Правда, как показало первое боевое применение, российская ПВО способна с ними бороться. Скорее всего, говорят эксперты, боеприпас перехватил комплекс С-400 или С-300. 

"Более того, раз мы ее сбили, значит, у нас есть телеметрия по данной ракете. А раз есть телеметрия, значит, мы в ближайшее время, а может быть уже, создали алгоритм, то есть дополнение к программному обеспечению, и сами ЗРК без участия человека, но под его контролем, смогут захватывать подобного рода цели и уничтожать их", – рассказал военный эксперт. 

Американская бомба GBU-39

"Гром" – не единственная новинка, которую националисты опробовали в ходе боевых действий. Стало известно и о первом перехвате российской ПВО американской ракеты GLSDB, которая тоже относится к дальнобойному оружию. Ее радиус поражения – 150 километров, запускается с установок HIMARS. Правда, ракетой ее можно назвать весьма условно: это гибрид, собранный из авиабомбы малого радиуса GBU-39 и артиллерийского снаряда.

GBU-39 – управляемая бомба, в полете она выпускает крылья и планирует к цели, имеет спутниковую навигацию. Чтобы бомбу можно было запускать с земли, к хвостовой части разработчики прикрепили двигатель от снарядов РСЗО HIMARS. В полете гибрид маневрирует, меняя высоту и направление движения. Такая модификация сильно сказалась на скорости: бомба-снаряд летит в три раза медленнее оригинальных боеприпасов, что облегчает их перехват. 

"Наши зенитные ракетные комплексы такие как "Панцирь", Бук-М2, Бук-М3, Тор-М2, в состоянии сбивать подобные бомбы с высокой эффективностью",  – подчеркнул Кнутов. 

Без двигателя от артиллерийского снаряда дальность поражения американской бомбы сокращается до 100 километров, но и это отличный показатель для боеприпасов, под завязку набитых взрывчаткой. 

Фото: © wikimedia.org

"Падающий чугун"

Сейчас во всем мире бьются над увеличением дальности полета тяжелых бомб. В России с недавних пор для этого начали наделять искусственным интеллектом советские Фаб-500, которые летчики называют падающим чугуном. 

Авиационную штурмовую бомбу ФАБ-500 можно заметить на подвеске истребителя Су-34. Внутри – 300 килограммов взрывчатки, а в хвостовом контейнере – парашютная система торможения. После сброса бомбы парашют раскрывается, и она замедляет свое падение. Это позволяет самолету-носителю покинуть опасную зону до разлета боеприпаса на тысячи осколков, а бомбе – ударить по позиции противника под нужным углом.

Взрыватели у фугасных авиационных бомб можно настраивать по времени срабатывания. Если необходимо уничтожить наземную цель, детонация произойдет мгновенно. Для поражения объектов внутри здания или под землей используют режим замедленного действия. После сброса бомбы взрыв произойдет через несколько минут или даже часов. 

Фото: © бомбыJDAM. ТАСС/South Korea Defense Ministry via ZUMA Press Wire

В ходе спецоперации, чтобы обезопасить самолет от украинских зенитных ракетных комплексов, на ФАБ-500 начали устанавливать модуль управления и коррекции. К корпусу боеприпаса крепят крылья, к хвосту – блок c аэродинамическими рулями, в качестве наведения используется спутниковая система ГЛОНАСС. Так "падающий чугун" превращается в высокоточную управляемую авиабомбу. 

"После того как система ГЛОНАСС включается, идет корректировка по географическим координатам, что увеличивает точность бомбы и приводит к тому, что отклонение ее по координатам составляет не более четырех метров", – отметил историк авиации Михаил Кудинов. 

Фаб-500 крепятся на все российские истребители-бомбардировщики –будь то Су-24 или Су-34. Один самолет может нести под фюзеляжем два боеприпаса, а стратегические бомбардировщики, например Ту-22, готовы обрушить на позиции врага сразу более 10 полутонных бомб. Перехватить такие управляемые боеприпасы – сложная задача. Бомбы не имеют двигателя,  который оставляет инверсионный тепловой след. 

"ПВО наводится по координатам, то есть оно наводится либо на тепловой выхлоп двигателя, либо на какие-то точки сопряжения с этой целью. Возьмите размер авиабомбы, время ее падения и возможности ПВО захватить такой небольшой объект, идентифицировать его и навести на него ракету, это невозможно", – объяснил военный эксперт Александр Синюгин. 

Фото: © РИА Новости

Высокоточные бомбы России и США

В Киеве сокрушаются, что Россия способна выпустить по украинской армии огромное количество бомб. По мнению экспертов, в ВСУ волнуются не зря: таких боеприпасов у нас очень много. Их производство началось еще в 60-е годы и до сих пор не останавливалось. 

"По моим личным сведениям, сейчас находится около 70 тысяч таких бомб на складах Вооруженных сил. Они выпускаются каждый год, проходят модернизацию, у них улучшаются аэродинамические свойства", – говорит историк.

В США есть похожая система для создания высокоточных бомб под названием JDAM. Принцип тот же: крепятся крылья, хвостовое оперение и навигационное оборудование. Модуль устанавливается на основные американские неуправляемые бомбы серии GBU весом от 200 килограммов до тонны.

"Американцы добились пока планирования своих бомб на расстоянии до 30 километров. Мы же в пассивном состоянии модуля, без реактивных двигателей добились 50 километров. 20 километров – это существенная разница", – отметил Кудинов.

Преимущества управляемой бомбы

Такие модули наведения – самый быстрый способ резко нарастить количество высокоточного оружия. Сделать авиабомбу управляемой быстрее и гораздо дешевле, чем создать новую ракету. 

"Стоимость нашего блока около двух-трех миллионов рублей, американского – около восьми-девяти. Вы посчитайте, сколько стоит сделать ракету или сколько стоит сделать новую планируемую авиабомбу", – говорит Синюгин. 

Преимущество управляемой бомбы перед ракетой – в количестве взрывчатого вещества. Его масса может достигать половины от всего веса бомбы, в крылатой же ракете боевая часть занимает не более 20%. Но авиабомбы из-за отсутствия двигателя всегда будут проигрывать крылатым ракетам в дальности поражения. Полет самых современных планирующих бомб пока не превышает сотни километров. Впрочем, это не так уж и мало.

О военных секретах, удивительных приемах армий, вооружении, брутальных гаджетах и многом другом смотрите в программе "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1094564 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1094564')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1094564', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1094564', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1094564(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1094564(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })