window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
05 апреля 2023, 17:06

"Царь-бомба": как самое мощное оружие спасло мир

Какую термоядерную бомбу называют самой мощной и как она спасла мир
Царь-бомба
Фото: © ИТАР-ТАСС/Николая Мошкова
Читать ren.tv в

30 октября 1961 года на Новой Земле состоялись испытания термоядерного авиационного боеприпаса АН602. Он стал самым мощным взрывным устройством, созданным за всю историю человечества, — отчего и получил название "Царь-бомба". Взрывная волна тогда трижды обогнула планету. В поселке, находившемся за 400 километров от эпицентра взрыва, разрушило деревянные дома и сорвало крыши у каменных зданий. На сотни километров вокруг прервалась радиосвязь.

Испытание этой термоядерной бомбы стало ключевым фактором, позволившим Советскому Союзу обеспечить ядерно-оружейный паритет с США. 

О том, как "Царь-бомба" спасла мир от новой войны, и о том, что предшествовало ее созданию, — в материале РЕН ТВ.

Почему стала необходима супербомба

Начавшееся в конце 1950-х годов потепление отношений между СССР и США (в том числе благодаря визиту советского лидера Никиты Хрущева в Америку и его встрече с американским президентом Дуайтом Эйзенхауэром осенью 1959 года) уже через несколько месяцев сменилось резким обострением по вине Вашингтона. 

1 мая 1960 года над территорией СССР был сбит шпионский самолет Lockheed U-2, пилотируемый Фрэнсисом Пауэрсом. В результате сорвалась намеченная на май встреча глав правительств четырех ведущих стран в Париже. Также отменился ответный визит Эйзенхауэра в Москву.

Фото: © commons.wikimedia.org

17 апреля 1961-го в заливе Свиней на Кубе при поддержке США высадился десант кубинских эмигрантов, намеревавшийся свергнуть власть Фиделя Кастро. Неспокойно было и в Африке, где также сталкивались интересы ведущих держав.

Главной же проблемой в отношениях между Москвой и Вашингтоном стала задача мирного урегулирования германского вопроса, в котором основным было определение статуса Западного Берлина — то, что потом будет названо Берлинским кризисом, сопровождавшимся неприкрытыми угрозами в адрес СССР со стороны США.

В то время действовал начавшийся в ноябре 1958 года по инициативе Москвы мораторий на проведение ядерных испытаний в СССР, США и Великобритании. Это был период ядерного превосходства Соединенных Штатов, которые использовали мораторий для резкого наращивания числа ядерных боеприпасов разного типа и суммарного мегатоннажа своего ядерного арсенала.

Так, если к началу моратория в арсенал Вашингтона входило 7,5 тысячи ядерных и термоядерных зарядов общим мегатоннажем 17,3 гигатонны тротилового эквивалента, то во время моратория в 1960 году число зарядов увеличилось до 18,6 тысячи, а общий мегатоннаж возрос до 20,5 гигатонны.

На фоне сложной военно-политической обстановки советское руководство приняло решение выйти из моратория на ядерные испытания. Об этом Хрущев сообщил ведущим советским физикам-атомщикам на закрытой встрече в Кремле 10 июля 1961 года. 

Фото: © ИТАР-ТАСС/Романа Яровицина

Тогда же было объявлено о необходимости провести испытания термоядерной бомбы мощностью 100 мегатонн как аргумента, способного отрезвить американцев.

Как создавали супермощную термоядерную бомбу 

Работы над созданием мощной термоядерной бомбы начались задолго до 1961 года — в 1956-м в специально созданном НИИ-1011 приступили к созданию советской "Царь-бомбы" АН602, которая, по мнению Москвы, должна была стать самым надежным средством сдерживания.

Авторы изделия предусмотрели для нее трехступенчатую конструкцию: ядерный заряд первой ступени (расчетный вклад в мощность взрыва — 1,5 мегатонны) запускал термоядерную реакцию во второй ступени (вклад в мощность взрыва — 50 мегатонн). Она же в свою очередь инициировала так называемую ядерную реакцию Джекила — Хайда (деление ядер в блоках урана-238 под действием быстрых нейтронов, образующихся в результате реакции термоядерного синтеза) в третьей ступени (еще 50 мегатонн мощности). Так что общая расчетная мощность АН602 должна была составить 101,5 мегатонны.

Такое оружие устрашило даже разработчиков — они пришли к выводу, что взрыв подобной конструкции вызовет чрезвычайно мощное радиационное загрязнение. В итоге конструкторский коллектив, в который входили Виктор Адамский, Андрей Сахаров, Юрий Бабаев, Юрий Смирнов и Юрий Трутнев, решил отказаться от реакции Джекила — Хайда в третьей ступени бомбы и заменить урановые компоненты на их свинцовый эквивалент. Это должно было уменьшить расчетную общую мощность взрыва почти вдвое (до 51,5 мегатонны).

Фото: © ТАСС/Владимир Веленгурин

"Хрущев уже знал основные линии намечавшихся испытаний, в частности о предложенном нами к испытаниям рекордно мощном изделии. Я решил, что это изделие будет испытываться в "чистом варианте" — с искусственно уменьшенной мощностью, но тем не менее существенно большей, чем у какого-либо испытанного ранее кем-либо изделия. Даже в этом варианте его мощность превосходила бомбу Хиросимы в несколько тысяч раз! " — писал в своих воспоминаниях Андрей Дмитриевич Сахаров. 

Подготовка к испытанию "Царь-бомбы"

АН602 было решено испытать в конце октября 1961 года на полигоне на Новой Земле. Супербомбу собирали в первом советском ядерном центре, родине отечественного ядерного оружия Конструкторском бюро — 11 в Арзамасе-16, прямо на специальной железнодорожной платформе. Для этого даже пришлось проложить железнодорожную ветку внутрь цеха.

В двадцатых числах октября вагон с бомбой (выглядевший снаружи как совершенно обычный вагон) в составе литерного поезда под усиленной охраной отправился к месту своего назначения — станции Оленьей на Кольском полуострове.

Тот поезд состоял из нескольких вагонов, расположенных спереди и сзади вагона с бомбой. Любые неожиданности были исключены. Маршрутные документы несколько раз менялись для того, чтобы невозможно было определить ни станцию отправления, ни пункт назначения. На станции Оленьей бомба прошла тщательный контроль и была приведена в боевое положение.

Фото: © ИТАР-ТАСС/Николай Мошков

С учетом ряда факторов, в том числе метеорологических, испытание бомбы было назначено на 30 октября.

Испытание "Царь-бомбы"

Для испытания "Царь-бомбы" подготовили специальную парашютную систему и самолет. Габариты изделия поражали воображение: длина — около 8 метров, диаметр — 2,1 метра, вес — 26 тонн. Для того чтобы поместить бомбу в Ту-95, конструкторам пришлось вырезать часть корпуса стратегического бомбардировщика и установить в нем специальное крепление. Но даже при этом "Царь-бомба" наполовину торчала из самолета.

Утром 30 октября экипаж под командованием майора Андрея Дурновцева поднялся в воздух с аэродрома Оленья на Кольском полуострове — и вскоре он уже находился над испытательным полигоном № 6 Министерства обороны СССР, расположенном на Новой Земле. Самолет-носитель сопровождал самолет-лаборатория Ту-16А. 

Через два часа после вылета бомбу сбросили с парашютом на высоте примерно 10 тысяч метров в пределах ядерного полигона "Сухой Нос". Парашютная система была крайне необходима — она позволила экипажу самолета-носителя удалиться на относительно безопасное расстояние. При свободном падении бомбы вероятность выживания находившихся в бомбардировщике людей составляла всего 1%.

Фото: © commons.wikimedia.org

АН602 мощностью в 50 миллионов тонн тротилового эквивалента взорвалась в 11 часов 32 минуты — на 4-километровой высоте над Новой Землей. Грибообразное облако взметнулось на 67 километров, а диаметр его купола составил 20 километров. 

"В радиусе 50 километров от эпицентра все горело, хотя перед взрывом здесь лежал снег высотой в человеческий рост. Зрелище было ужасным", — рассказывал впоследствии участник испытания Юрий Лысенко.

Последствия испытания "Царь-бомбы"

Сейсмическая волна от взрыва три раза обогнула земной шар. Несмотря на густую облачность, вспышку света от взрыва можно было увидеть за тысячу километров. На острове Диксон в почти 800 километрах от эпицентра выбило стекла в окнах. Из-за электромагнитного излучения на территории в сотни километров от полигона примерно на 50 минут пропала радиосвязь.

Измеренная мощность взрыва (58,6 мегатонны) заметно превысила проектную (51,5 мегатонны). Это в десять раз больше суммарной мощности всех взрывов за время Второй мировой войны, включая американскую атомную бомбардировку Хиросимы и Нагасаки.

Старшина сверхсрочной службы Талгат Аюпов наблюдал за взрывом термоядерной бомбы 30 октября 1961 года из поселка Белушья Губа в юго-западной части Южного острова — это крупнейший населенный пункт на всем архипелаге. Он запомнил огромный ядерный шар и громоподобные мощные звуки.

Достигнутый паритет

Испытание "Царь-бомбы" продемонстрировало, что Советский Союз успешно решил задачу достижения практически любого уровня мегатоннажа своего ядерного арсенала. Разработчики и руководство СССР хорошо понимали, что подобная бомба не будет использована в военных целях. Ее создание преследовало одну цель — добиться ядерного паритета с США.

После этого Соединенные Штаты прекратили наращивать свой ядерный мегатоннаж, а 5 августа 1963 года в Москве представители США, СССР и Великобритании подписали Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в космическом пространстве, под водой и на поверхности Земли (Московский договор). 

К концу 1960-х годов СССР и США сели за стол переговоров об ограничении ядерных вооружений. Плодом переговорного процесса стал Договор об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-1).

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1091676 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1091676')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1091676', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1091676', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1091676(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1091676(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })