window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
24 марта 2023, 19:33

Похитители детей: как россиянка борется с органами опеки в Испании

Россиянка борется с органами опеки в Испании, которые отобрали у нее ребенка
Фото: © ТАСС/EPA
Читать ren.tv в

Власти Испании отобрали у россиянки сына после того, как она раскритиковала одну из лучших школ страны. Елена Волкова пытается отвоевать своего ребенка уже несколько лет. Но все, что ей пока удалось добиться – возможность видеться с сыном раз в две недели. И это далеко не единственный случай. Вернуть своих детей также пытаются белоруска Руслана Моисеенко и испанка Кармен Гарсия Толедо. О нелегкой борьбе матерей с органами опеки расскажем в материале РЕН ТВ.

Пожаловалась на школу – и лишилась сына

Россиянка Елена Волкова переехала в Испанию в 2008 году. В солнечной Каталонии она встретила своего будущего мужа, у пары родился сын Алексей. Спустя несколько лет супруги развелись – мальчик остался жить с матерью. Отец-испанец оплачивал ему обучение в одной из лучших школ по версии Forbes, но Алексею там не нравилось. Ребенок постоянно жаловался на грубое отношение учителей и испорченную еду в столовой. По словам мальчика, однажды его и других ребят пытались накормить супом, в котором уже завелись черви.

Россиянка рассказала, как у нее отобрали сына в Испании

Источник РЕН ТВ, знакомый с ситуацией, рассказал, что после развода Волкова решила переехать с сыном в Барселону, но чтобы поменять школу, требовалось согласие отца. Тот был категорически против, и Елена нашла другой выход. Женщина пожаловалась на элитную школу в Министерство образования и попросила перевести ее сына в другое место. Санитарные службы провели проверки, но не выявили ничего подозрительного.

А вот ответ из элитной школы не заставил долго ждать – руководство учебного заведения тут же составило заявление на россиянку. Школьный психолог, который, по словам Елены, ни разу с ней не общался, написал, что женщина неадекватна и что ребенок находится в опасности. После этого соцслужба отобрала девятилетнего Алексея у матери.

Есть ли у Волковой шансы вернуть ребенка

Сообщается, что сейчас мальчик живет со своим отцом. Волковой разрешили видеться с сыном раз в две недели. Собеседник РЕН ТВ отметил, что вернуть ребенка россиянке будет весьма непросто.

"Это очень долгий и сложный процесс, связанный с судами. Человек должен доказать, что он не такой, как про него написали. А судьи, в большинстве случаев, больше опираются на документы из официальных органов, в данном случае, это школа и школьный психолог. На суде Алексей сказал, что отец с ним плохо обращается, бьет его и постоянно кричит. Он заявил, что хочет жить с мамой, но суд эти слова к рассмотрению не принял", – рассказал источник.

Фото: © unsplash.com

По его словам, Елена пытается добиться справедливости уже несколько лет. Однако пока Волковой даже отказываются сообщать данные об успеваемости ее сына в школе. Собеседник телеканала считает, что шансы побороться за сына у Елены появятся лишь после того, как она устроится на более престижную работу или выйдет замуж за испанца с хорошей репутацией. Тогда можно будет подать новое заявление и попросить о воссоединении семьи, сказал источник.

"Невзлюбили родители мужа": история Русланы Моисеенко

Похожая трагедия случилась и с Русланой Моисеенко. Гражданка Белоруссии переехала к своему мужу в Испанию, в 2017 году на свет появился их сын Павел. Однако через два года ребенка отняли органы опеки. По словам источника, этому поспособствовали родители мужа-испанца, которые так и не приняли белоруску в свою семью. В то время у мужчины обнаружили болезнь Паркинсона, и он не мог полноценно заботиться о маленьком сыне. Испанские бабушка и дедушка захотели забрать внука себе и, как утверждает источник, обвинили Руслану в неадекватности. 

Однако план не сработал: ребенка отдали не испанским родственникам, а поместили в центр по защите и заботе о детях. Собеседник телеканала рассказал, что Моисеенко намерена бороться за своего малыша до последнего. 

"Однако это будет очень трудно, поскольку у Русланы нет постоянной работы. В стране кризис, для испанцев нет работы, а для мигрантов и подавно. Но через пару месяцев она собирается пойти работать в гостиницу", – отметил источник.

"Мать не перенесла горя"

Испанка Кармен Гарсия Толедо пытается отвоевать своих внуков вот уже на протяжении 12 лет. Их матери, Марии Миранды Гонсало, давно нет в живых – женщина не вынесла горя. 

В 2009 году Мария родила дочь, а в 2010-м на свет появился ее сын, рассказал источник. Как только мальчику исполнилось три месяца, женщина развелась с мужем. Бывший супруг написал на Марию заявление, потребовав лишить родительских прав. 

Фото: © unsplash.com

"У моей дочери отняли детей за якобы плохое обращение с ними. Уже 12 лет мы не можем вернуть права на детей. После развода бывший муж позвонил в соцслужбу, и та без разбирательств отобрала их. Моя дочь развелась с супругом из-за того, что он ее бил. В отместку он заявил, что она плохо обращается с детьми. Моя дочь пять лет билась за их возвращение, но так и не смогла доказать, что не била их. В итоге она умерла, не перенесла этого горя. Я продолжаю бороться, но за 12 лет добилась лишь одного свидания раз в две недели", – рассказала Кармен. 

Теперь за возможность воспитывать детей борется уже их бабушка. Кармен видится с внуками в специальном центре два раза в месяц. По словам собеседника РЕН ТВ, их встречи больше похожи на свидания в тюрьмах, что показывают в фильмах, только без стеклянной перегородки.

"Имеют процент от похищения детей"

По словам правозащитницы Консулы Сид, чтобы отнять ребенка у родителей, достаточно одного заявления, например, от соседей или семейного врача. Любой подобный донос является весомым аргументом отнять ребенка без суда, говорит активистка. 

"Это работает так: в соцслужбу может позвонить ваш сосед и сказать, что ребенок в соседней квартире часто и громко плачет – вероятно, его бьют родители. Также может донести ваш семейный врач из поликлиники, или директор школы. И любое их заявление, даже без каких-либо доказательств, окажется весомым аргументом, чтобы отнять ребенка у родителей, без суда и следствия. Теперь это обычное дело", – рассказала в беседе с РЕН ТВ Сид. 

Правозащитница раскрыла схему похищения детей

Правозащитница также обратила внимание, что в последнее время стало все больше доносов именно из элитных колледжей и школ, в которых учатся дети среднего и выше среднего класса достатка. Кроме того, по ее словам, все больше пострадавших среди русских. 

"Я не знаю почему, но факт. Многие думают, что соцслужбы отбирают детей только из семей маргиналов и нищих. Но это не так. Точнее, когда семья ходит в соцслужбы за помощью, говоря, что им нечем кормить детей, зачастую это заканчивается отъемом детей", – отметила собеседница телеканала. 

Сид предположила, что причина таких доносов может скрываться в извлечении прибыли. По ее словам, директора элитных школ могут иметь определенный процент, участвуя в теневом бизнесе с похищением детей. 

Эксперт подчеркнула, что официальных данных о похищенных детях на данный момент нет, однако сама Консула принимает от двух до четырех звонков каждый день с просьбой о помощи.

"Сейчас в судах выигрывают лишь те семьи, у которых есть большие финансовые ресурсы, чтобы противостоять административной машине. А что делать тем, у кого таких денег нет? Они всегда в проигрыше. Адвокаты почти никогда не берут такие дела, потому что тоже не хотят наживать себе проблем, идя против системы. А большинство из тех, кто соглашается – это мошенники, которые тайно работают в сговоре с соцслужбами", – пояснила правозащитница. 

Сид считает, что ситуацию могли бы разрешить массовые митинги, однако пострадавшие "просто сидят дома и жалуются". 

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1087878 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1087878')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1087878', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1087878', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1087878(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1087878(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })