window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
16 марта 2023, 15:23

Дореволюционный Tinder: как знакомились в царской России

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Что раньше писали в брачных объявлениях
По каким критериям выбирали спутника жизни
Фото: © скриншот видео

Вот несколько объявлений из "Брачной газеты", которую в нашей стране выпускали в начале прошлого века.

"Надоели пресные сумерки жизни! Хочется пережить хоть один миг счастья! Дворянин, средних лет, ищет знакомства в целях брака со скучающей москвичкой – изящной, не материалисткой". Такой вот дореволюционный аналог приложения для знакомств.

А что делать: людям как-то нужно было налаживать личную жизнь, а средства на свах были не у всех. "Брачная газета" была такой популярной, что ее выпуск не прерывали даже во время Первой мировой и Гражданской войн. На что в Российской империи обращали особое внимание при выборе спутника жизни? Об этом рассказывает программа "Неизвестная история" с Борисом Рыжовым.

Невесты в Москве, а женихи в Петербурге

В наши дни даже стеснительный интроверт легко может найти себе пару. Для этого существуют многочисленные онлайн-сервисы, их популярность растет день ото дня. Интересно, а как знакомились наши предки, когда интернета не было и в помине?

"Москва женского рода, Петербург – мужеского. В Москве все невесты, в Петербурге все женихи", – отмечал Николай Гоголь в своих Петербургских записках 1836-го года. И это действительно было так. В столицу приезжали, чтобы построить карьеру, а в Москву свозили невест со всей страны. Ведь именно там проводили самые роскошные балы.

"Понимая, что это очень хороший шанс для девушек выйти замуж, в Москву приезжали всей семьей, снимали там комнатушку. И все деньги тратились на украшения и одежду для невесты. Они могли даже не доедать для того, чтобы только устроить хорошо дочку замуж", – рассказала генеральный директор брачного агентства Галина Карасева.

Фото: © скриншот видео

От танца на балу до свахи: популярные способы знакомств

Самые престижные балы давали в здании Благородного собрания. На них приглашали около 5 тысяч человек – из самых знатных семей. Все соблюдали строгий этикет. Девушки приезжали в сопровождении родственников. Кавалеру, претендующему на танец с юной особой, сначала нужно было представиться ее родителям. Затем можно было подойти к самой барышне и ангажировать ее на танец. Даже если девушка очень понравилась, танцевать с ней больше трех раз считалось неприличным.

У представителей купеческого сословия все было проще. Родители гуляли со своими юными дочерями в садах и парках – там можно было свести полезные знакомства или приглядеть жениха. Был и еще один способ составить удачную партию – обратиться к свахе.

"Существовал целый институт свах, где могли познакомиться и найти невесту. Он был устроен по принципу любого другого рынка: у нас товар, у вас купец. Свахи искали либо невесту, либо жениха под те требования, которые были в каждой конкретной семье", – пояснила культуролог Мария Василенок.

Фото: © скриншот видео

По каким критериям выбирали спутника жизни

Требования были высокими. Особенно если жених или невеста происходили из богатой семьи. Описывалась внешность желаемого избранника, его должность и необходимый для брака материальный доход. Свахи, как правило это были женщины среднего возраста с широким кругом знакомых, вели реестры женихов и невест. Там указывали все их достоинства и недостатки.

"За отдельную плату они могли даже чуть-чуть приукрасить или что-то утаить. Это будто аналог современного риелтора. Потому что, в принципе, брак в России был актом приумножения капитала, речь о любви там часто не шла", – отметила эксперт.

Женихи брали в расчет наличие у невесты приданого. Девушкам из богатых семей в качестве приданого отдавали фамильные драгоценности, дома и крупные суммы денег. Невесты попроще собирали к свадьбе сундук с домашней утварью, постельным бельем и другими вещами, которые могут пригодиться в семейной жизни.

У бесприданниц шансы выйти замуж были невелики, поэтому приданое родители девочки начинали собирать с первых дней ее жизни. В зажиточных семьях хранилось по несколько сундуков с богатствами.

"Крестьянская свадьба – это поезд из саней, на которых стоит приданое: сундуки и короба. Но они могли быть и пустыми. Для того чтобы не было такого оговора, естественно, приданое показывали", – сказала кандидат исторических наук Наталья Гончарова.

Фото: © скриншот видео

Как изменились брачные традиции в XIX веке

В императорской России признавали только церковный брак, зарегистрированный в приходской метрической книге. Обряд проводили по определенным для этого таинства правилам. Приблизительно дней за десять гостей извещали, где и когда состоятся венчание и торжество.

"Приглашения печатались золотыми буквами на светлой бумаге с указанием места и времени, где будет венчание. В день венчания жених присылал невесте шкатулку, где были вуаль, кольца и церковные свечи", – говорит эксперт.

Жених приезжал в церковь первым. А затем посылал за невестой шафера с букетом белых цветов. Традиции начали меняться в конце XIX века. Молодые люди стали самостоятельно подбирать себе пару. Свахи и договорные браки постепенно остались в прошлом.

"Во второй половине XIX века был рост промышленного производства, очень активно развивается полиграфическая промышленность. Стало очень много печатных изданий, и этот матримониальный рынок плавно перетек на страницы газет", – сказала Василенок.

Что раньше писали в брачных объявлениях

Впервые в России такие издания появились в 1906 году. Сначала они выходили только в Москве и Петербурге, но вскоре распространились повсеместно. Самой популярной была "Брачная газета". Ее издавали тиражом 520 тысяч экземпляров.  

"Подписка стоила достаточно дорого, годовая подписка была 3 рубля 25 копеек. При средней зарплате мелкого чиновника 20 рублей в месяц", – рассказала культуролог.

Фото: © скриншот видео

В начале XX века многие считали, что брак – это отличный способ поправить свое финансовое положение. О своем желании найти жениха или невесту с состоянием заявляли сразу, прямо в объявлении, ничуть этого не стесняясь.

"Желаю выйти замуж за очень богатого господина. Мне 32 года, бедная, некрасивая блондинка. Материально нуждаюсь", – написала одна из невест.

"Хочу жениться на богатой русской девушке среднего роста, худощавой, до 30 лет. Мне 30 лет, служу на государственной службе, имею маленькие средства", – указано в другом объявлении.

"Фактически требования к жениху или невесте были как к товару. Вплоть до того, какого цвета волосы, каковы рост и комплекция. Если, например, он не полковник, а капитан, то требования к внешности были выше", – рассказала Василенок.

Некоторые подходили к поиску партнера с юмором. Такие объявления выделялись среди других, а значит, у соискателя было больше шансов. Один из последних выпусков газеты вышел в августе 1917 года. Император уже был смещен с трона, правило Временное правительство, а люди по-прежнему искали пару и мечтали о будущем. "Брачная газета" продержалась на плаву еще несколько месяцев и была закрыта из-за недостатка финансирования.

Разные версии исторических событий, поразительные эпизоды истории, малоизвестные факты и интересные теории – все это и многое другое изучайте в программе "Неизвестная история" с Борисом Рыжовым на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1084954 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1084954')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1084954', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1084954', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1084954(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1084954(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })