window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
07 марта 2023, 19:11

Обливали кровью зрителей: как появился жанр хоррор и фильмы ужасов

Фильмы ужасов появились благодаря спектаклям с кровью и зрелищными убийствами
Устрашающие маски 1930 гг.
Фото: © Global Look Press/Voller Ernst / Binger
Читать ren.tv в

13 апреля 1897 года в Париже открылся театр Гран-Гиньоль. С первого представления об этой сцене и происходящем на ней заговорила вся Франция. На зрителей лились реки бутафорской крови. В качестве актеров выступали настоящие преступники, воры и проститутки. Они вели себя довольно агрессивно, иногда даже дрались со зрителями. А все спектакли – и драмы, и комедии – всегда заканчивались убийствами. Такими натуралистичными, что людям в зале нередко становилось плохо. На этот случай дежурил врач. Для усиления эффекта использовали вспышки света, дым и неожиданные пугающие звуки.

Католическая церковь так и не смогла закрыть это богомерзкое местечко. Но именно этот театр стал родоначальником всем нам знакомого жанра хоррор. Первые фильмы ужасов по производимому эффекту сильно уступали подмосткам Гран-Гиньоль.

Когда на экраны вышел первый хоррор? И могут ли фильмы ужасов, появившиеся на заре кинематографа, напугать современного зрителя? Об этом рассказывает программа "Неизвестная история" с Борисом Рыжовым на РЕН ТВ.

Наивный "Франкенштейн" и "Дом с привидениями"

Первые попытки кинематографа напугать зрителей были наивны. Яркий пример – фильм "Франкенштейн" 1910 года. По сюжету, студент-химик пытается создать совершенного человека, но вместо этого производит на свет чудовище. Картина снята всего за три дня в студии Эдисона. Этот павильон стал настоящим первым монстром. С 1891 года он держал в страхе всех кинопроизводителей.

Томас Эдисон был владельцем прав на перфорированную кинопленку. На этом основании он копировал любой фильм в США и показывал в своих кинотеатрах без отчислений автору.

Подход Эдисона разорил знаменитого Жоржа Мельеса – французского режиссера-новатора, который пытался покорить американский рынок. В 1897 году Мельес вручную раскрасил свой "Дом с привидениями". А в 1898-м удивлял зрителей луной, пожирающей телескоп астронома. Такие трюки и спецэффекты в кинотеатрах никого не пугали, а скорее развлекали.

"У Мельеса все это было в очень отстраненной форме. То есть, в конце концов, это не вызывало тех эмоций, которые позже должны были вызывать настоящие фильмы ужасов", – рассказал научный сотрудник ВГИК, историк кино Сергей Каптерев.

Фото: © Скриншот видео

Чем итальянский хоррор впечатлил католическую церковь

Пока Эдисон грабил таланты в Америке, в Европе стали появляться первые действительно пугающие фильмы. Вот застигнутые непогодой путники стали свидетелями паранормальной активности в заколдованном доме. Картина, вышедшая через год после "Франкенштейна", показала итальянский ад – мучения и пытки, как описывал их Данте, и Люцифер, поедающий грешников. Фильм снимали на протяжении трех лет. Удивительно, но он впечатлил даже католическую церковь, которая в те годы часто выступала против кинематографа.

Первая мировая война принесла с собой новые страхи и ужасы. Карикатурное, театрализованное зло не могло соперничать с реальностью. В хоррорах 20-х пугать стали по-новому.

"Появляется киноэкспрессионизм и параллельно вместе с этим – феномен Тода Браунинга, который снимает фильмы с Лоном Чейни. В каждом втором фильме Лон Чейни появляется либо без ноги, либо без руки", – отметил историк кино, главный искусствовед Госфильмофонда Андрей Икко.

Актера Лона Чейни называли человеком с тысячью лиц. В его фильмографии такие роли, как горбун из Нотр Дама и Призрак Оперы, скрывающийся в недрах парижского театра. А также десятки упырей и вурдалаков.

Фото: © Скриншот видео

Самый страшный вампир, но не Дракула

Впрочем, звание самого страшного вампира ему так и не удалось отнять у главного героя фильма "Носферату – симфония ужаса", снятого в 1922 году. Сюжет, как сказали бы сегодня, классический. По изначальной задумке, вампира должны были звали Дракулой. Но вдова писателя Брэма Стокера не дала кинематографистам прав на экранизацию.

Отказ не остановил немецкого режиссера Фридриха Мурнау – он просто придумал героям своей картины другие имена.

"Вдова Брэма Стокера была настолько неутешительна, что на протяжении всей своей жизни уничтожала копии этого фильма. И даже преследовала тех прокатчиков, которые умудрялись показывать эти копии. К счастью, в одном из архивов сохранилась копия этого фильма и в дальнейшем была реконструирована и реставрирована", – рассказал эксперт.

Фото: © Скриншот видео

Золотая эпоха хорроров и законы жанра

30-е годы стали золотой эпохой хорроров. На экраны выпустили не только "Дракулу", но и нового "Франкенштейна". Воскресшие мумии, фольклорные оборотни и кровожадные зомби – в кино умудрились показать даже Невидимку.

Тогда же стали понятны законы жанра, которые соблюдают и в современном кино. Вампиры не отражаются в зеркалах и боятся чеснока, оборотни как огня боятся серебряных пуль, а люди, получившие в наследство старый дом, обязательно сталкиваются с докучающими призраками.

Разные версии исторических событий, поразительные эпизоды истории, малоизвестные факты и интересные теории – все это и многое другое изучайте в программе "Неизвестная история" с Борисом Рыжовым на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1082584 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1082584')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1082584', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1082584', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1082584(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1082584(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })