window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
21 февраля 2023, 11:51

Подводный мир: какими были первые водолазы и их пугающие костюмы

Какими были первые водолазы, и почему их костюмы похожи на камеры пыток
Подводный мир: какими были первые водолазы и как они учились дайвингу
Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Первый безопасный аппарат для погружения под воду был изобретен в 1943 году в оккупированной Франции. Один из авторов акваланга – Жак Ив Кусто. Его прорыв можно сравнить с первым полетом в космос. Тем удивительнее, что об этом изобретении общественности стало известно лишь в пятидесятые. Долгое время оно было недоступно обывателю. Акваланг стоил дорого, а ласты были в дефиците и предназначались только для военных. Путь знаменитому Кусто в подводный космос начали прокладывать еще до нашей эры.

С помощью какого приспособления подводные красоты исследовали еще в IV веке до нашей эры? И почему первые костюмы для погружений напоминали пыточные орудия? Об эволюции погружений под воду расскажет программа "Неизвестная история" с Борисом Рыжовым на РЕН ТВ.

Как выглядели античные скафандры

Во второй половине прошлого века советские водолазы пользовались снаряжением, которое не отличалось особым удобством. К тому же в этом костюме было холодно, приходилось надевать под него теплую одежду.

"Сюда подсоединяется шланг от аппарата – водолаз залезал вот через это отверстие. После того как водолаз его одевал, его вот так вот собирали и жгутовали. Одному водолазу было одеться нереально", – рассказал водолаз аварийно-спасательной службы Максим Максимов.

Несмотря на недостатки, костюм был надежным и безопасным. Но первые устройства для погружения такими качествами не отличались – они выглядели попросту жутко. Опуститься на дно водоема в таком облачении решались только отчаянные авантюристы.

Исследовать морские глубины люди начали еще в античные времена. Скафандры – так древние эллины называли ныряльщиков. В переводе с греческого скафандр значит "человек-лодка".

"Когда приходил флот какого-нибудь государства и осаждал крепость или порт, то находились пловцы, которые незаметно подплывали к кораблям. Предварительно спрогнозировав то, что, допустим, будет шторм с утра, они подплывали к кораблям, резали якорные канаты. И, естественно, этот флот разбивался о скалы, либо о берег населенного пункта, который они пытались осадить", – сказал эксперт.

Фото: © Скриншот видео

Подводный колокол IV века до нашей эры

Конечно, никакого специального оборудования тогда еще не придумали. Поэтому ныряльщики тренировали дыхательную систему – погружались настолько, насколько хватало воздуха в легких. Или же использовали полые тростниковые палочки. Но с таким нехитрым приспособлением на большую глубину не опустишься. Да и преодолеть давление воды с тростинкой во рту не так-то просто.

"Максимальная глубина, на которой можно плыть, дыша через тростиночку, максимум в районе полметра", – отметил руководитель школы подводного плавания Герман Гурский.

Аристотель писал, что полководец Александр Македонский еще в IV веке до нашей эры изобрел нечто вроде водолазного колокола. Об этом также свидетельствуют гравюры с изображением бочки, которую на канате спускают в воду.

"По сути, это ведро или стакан. Если мы перевернем его вверх дном и опустим в воду, то внутри будет так называемая воздушная подушка. То есть получается, что сделали большое ведро, большой стакан, туда заходил человек и дышал из этой воздушной подушки", – пояснил водолаз-инструктор Воронежской водолазной школы имени Авраменко Олег Воротников.

Фото: © Скриншот видео

Историки спорят, правда ли Македонский придумал такое устройство или же Аристотель приукрасил действительность. А вот водолазный колокол авторства британского ученого Эдмунда Галлея – исторический факт.

"С его помощью можно было опуститься на 40–50 футов под воду. Внутри помещалось два водолаза. Позднее Галлей улучшил свое изобретение, добавив стеклянное окно, чтобы внутрь поступал свет, и барометр, который использовался в качестве глубиномера", – рассказала сотрудница музея истории дайвинга Эмили Геральд.

Первый водолазный костюм

Спустя еще 24 года англичанин Джон Летбридж соорудил из дуба приспособление для погружений. С поверхности подавался сжатый воздух, а в бочке были два отверстия для рук с кожаными манжетами, которые промазывали жиром для водонепроницаемости. Сам Летбридж совершил с помощью своего детища несколько погружений на глубину до 20 метров.

"Для того чтобы что-то поднять со дна, применялись специальные инструменты, например щипцы или багорчики, с помощью которых можно было достать предметы", – сказал Воротников.

Фото: © Скриншот видео

В 1797 году немецкий изобретатель Карл Клингерт представил новшество – водолазный костюм. Выглядел он так: куртка и шорты из непромокаемой кожи, шлем с глазницами, похожий на медную кастрюлю, и шланг для подачи воздуха, соединенный со специальной башенкой, в которой находился резервуар с запасом воздуха. Резервуар не пополнялся, так что время пребывания под водой было ограничено.

"Водолаз погружался под воду, к нему шел сигнальный конец. И вместе с ним был шланг от водолазной помпы. На ней чаще всего стояло два качальщика, которые вращали эту помпу и подавали давление под воду по этому шлангу в водолазный шлем", – пояснил Максимов.

Из-за чего погибало большинство водолазов

Настоящий прорыв в истории водолазного погружения произошел в 1819 году. Немец Август Зибе, живший в Великобритании, сконструировал скафандр, состоящий из шлема с иллюминатором и водонепроницаемой рубахи. Воздух в этот аппарат непрерывно подавался специальным насосом по шлангу. Такие скафандры использовали в 1834 году во время водолазных работ на затонувшем корабле "Ройял Джордж". Спустя несколько лет Зибе усовершенствовал свой водолазный костюм. Ботинки утяжелил грузами, а шлем связал с воздушным насосом на поверхности. Весило все это облачение 130 килограммов.

Фото: © Скриншот видео

"Статистика тех десятилетий выглядит печально: лишь немногим водолазам-профессионалам удавалось сделать карьеру и выйти на пенсию. Большинство погибало от декомпрессии", – говорит эксперт.

Чем глубже водолазам удавалось опуститься под воду, тем больше возникало проблем. Профессиональные ныряльщики часто болели и даже погибали по неведомым причинам. Эту зловещую загадку инженерам и медикам только предстояло разгадать.

"После продолжительного нахождения, например, на 20-метровой глубине, человек быстро всплывал. После этого у него начинало все ломить – кости, органы. Он себя плохо чувствовал. Также могли быть баротравмы, разрыв барабанных перепонок. И этим вопросом стали заниматься", – сказал Максимов.

Лишь в 1873 году впервые был поставлен диагноз "декомпрессионная" или "кесонная болезнь". А спустя 30 лет появилась первая декомпрессионая камера, позволявшая водолазу без ущерба для здоровья подниматься на поверхность даже с самых больших глубин.

Фото: © Скриншот видео

Устрашающий "костюм с суставами"

Новое слово в деле развития водолазного снаряжения сказали французы, братья Карманьоль из Марселя. В 1882 году они соорудили стальной жесткий скафандр. Цельный корпус с гибкими суставами весил 380 килограммов и имел 25 отдельных смотровых окон. Несмотря на впечатляющий вид, в массовое производство это чудо не пошло – те самые суставы, которыми так гордились братья-изобретатели, подтекали, а огромный вес затруднял работу под водой.

Более-менее успешную версию "костюма с суставами" смогли сделать уже немцы в 1924 году. Свою устрашающую конструкцию они назвали "бронированным водолазом". Несмотря на множество недочетов – протечки и заклинивающие стыки, экипировку приняли на вооружение и использовали для подводных работ и диверсий даже во время Второй мировой войны.

Фото: © Скриншот видео

Водолазное дело в России

В нашей стране водолазное дело тоже активно развивалось. Первый русский водолазный костюм изобрел крестьянин Ефим Никонов в начале VIII века. К кожаному снаряжению с деревянным шлемом прилагался набор инструментов для подводных работ. А в 1882 году в Кронштадте открыли первую в мире водолазную школу. Как говорилось в указе Александра III, чтобы "готовить офицеров и нижних чинов для судовых надобностей и подводных минных работ".

"До этого водолазами были отдельные частники, какие-то кустари нанимались. А тут уже готовили на методической и систематической основе", – пояснил руководитель школы подводного плавания Герман Гурский.

Фото: © Скриншот видео

Если говорить про эпоху до Кусто, то нельзя не упомянуть еще одно изобретение. В 1933 году француз Ив ле Приер разработал аппарат со сжатым воздухом, который позволил водолазам, наконец, стать автономными. Это был первый образец акваланга. Миру его представили годом позже в парижском аквариуме "Трокадеро".

Разные версии исторических событий, поразительные эпизоды истории, малоизвестные факты и интересные теории – все это и многое другое изучайте в программе "Неизвестная история" с Борисом Рыжовым на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1078071 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1078071')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1078071', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1078071', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1078071(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1078071(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })