window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
20 января 2023, 19:01

"Вязкая броня" и стелс-технология: что защищает вертолеты от ракет

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Эксперты рассказали о самых эффективных системах защиты авиации.
Как вертолеты и самолеты защищены от попадания пуль и ракет
Фото: © скриншот видео

Перед вылетом в зону СВО российские техники осматривают боевые вертолеты, проверяя узлы и агрегаты. После тщательной подготовки машины отправляются на боевое здание – уничтожать воздушные и наземные цели. 

Зенитные комплексы – главные враги боевых машин. После попадания из ПЗРК пилот российского Ка-52, например, смог посадить вертолет, но машина сильно пострадала: фюзеляж поврежден, видны внутренние агрегаты. Однако пилотам удалось выжить. 

Как вертолеты и самолеты защищены от попадания пуль, снарядов и ракет? Какие приемы используют летчики, чтобы спасти свои жизни и боевые машины? И какие секреты используют конструкторы, чтобы повысить живучесть летающих аппаратов? Об этом рассказывает программа "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Как маскируют вертолеты 

В ходе специальной военной операции пилоты российского К-52 наносят ракетные удары и бьют по противнику из пушек. Чтобы машина была не видна на фоне неба, днище вертолета красят голубой краской – это элемент маскировки. При этом верхняя часть машина окрашена в цвет хаки – тоже для маскировки, чтобы  летательный аппарат был менее заметен с воздуха на фоне земли.

Мало кто знает, но даже цвет, в который окрашена кабина изнутри, выбран такой, чтобы максимально снизить нагрузку на зрение летчика. Его называют "русский зеленый кокпит". Он нейтрален и отражает минимум ультрафиолета. При этом приборы на панели на таком фоне хорошо выделяются.

Стелс-технология 

Чтобы сделать летательный аппарат малозаметным для радаров, применяется стелс-технология. Конструкторы используют радиопоглощающее покрытие и стремятся придать летательному аппарату геометрические параметры, которые снижают его видимость для радиолокационных станций. 

"Летательный аппарат и любая цель имеют определенную площадь отражения от себя радиоволны. Чем меньше отраженный сигнал, тем меньше он обнаруживается станцией наведения", – объяснил военный эксперт Александр Синюгин. 

Поначалу летательные аппараты, созданные по технологии "стелс", выглядели необычно: вместо обтекаемых линий – ломаные формы и никаких плавных переходов. Первым таким самолетом стал американский F-117. Длина самолета – 20 метров, размах крыльев – 13 метров, максимальная взлетная масса – 24 тонны. Впрочем, этот самолет хоть и был малозаметен для радаров, но летал довольно плохо и обладал низкой маневренностью. В 1990 году он был снят с производства.

Фото: © скриншот видео

Отказ от угловатых форм 

В конце 80-х годов прошлого века облик таких машин стал меняться. Уже B-2, F-22 и F-35 выглядели почти как обычные самолеты. Многие сочли, что конструкторы отказались от угловатых форм ради аэродинамики – чтобы самолеты не летали как кирпичи. На самом же деле эти изменения стали результатом развития вычислительных мощностей. 

В 70-е годы компьютеры позволяли просчитывать только аэродинамику объектов, состоящих из плоскостей. По мере развития вычислительной техники стало возможно просчитать обтекаемые формы. Однако на месте не стояли и разработки радиолокационных систем, позволяющих увидеть самолеты-невидимки. 

"На любое изобретение американцев, изобретение НАТО наши ученые находят противоядие. Со временем эта технология была полностью раскрыта, и при доработке наших противозенитных комплексов, зенитно-ракетных комплексов типа С-300, С-400, С-500 эта технология оказалась бессильна", – рассказал генерал-майор, Герой РФ Сергей Липовой. 

"Вязкая броня"

Не меньшее значение, чем малозаметность, для спасения летчиков имеет броня. Именно благодаря ей летчики остаются целыми и невредимыми.

"Существуют разнообразные виды брони: стальная, композиционная. На вертолете Ми-28 – это алюминиевые листы плюс еще керамика на них", – отметил военный эксперт. 

Понятно, что самолет или вертолет бронировать так же хорошо, как танк невозможно – он просто не взлетит. Но все же эта броня достаточно прочная, чтобы надежно защитить пилотов и агрегаты летательного аппарата от пуль и осколков. Помимо этого, вертолет защищает так называемая вязкая броня. 

"Это специальный защитный слой, который размещается внутри топливного бака. Если при попадании пули остается небольшая пробоина – менее 30 миллиметров – это покрытие позволяет затянуть и долететь летательному аппарату до аэродрома", – пояснил Липовой. 

Фото: © скриншот видео

Ложные тепловые цели 

Российские Ка-52 уклоняются от удара украинской ракеты с помощью тепловых ловушек – основного элемента системы защиты вертолета или самолета. Они крепятся в специальных контейнерах и могут срабатывать автоматически. Принцип работы очень простой: тепловая ловушка срабатывает и попадает в поле зрения вражеской ракеты, перенацеливая ее на себя и тем самым спасая летательный аппарат. Тепловые ловушки входят в состав комплекса "Витебск", который устанавливается на российские самолеты и вертолеты. 

"Витебск" – достаточно современный комплекс, включающий в себя систему управления, систему подавления лазерного излучения, систему информирования, сигнализирования пилота об атаке летательного аппарата в различными видами средств ПВО противника", – подчеркнул Синюгин. 

Комплекс анализирует, какой тип облучения самолета или вертолета происходит. Оно может быть тепловое, ультрафиолетовое либо лазерное. В зависимости от этого комплекс автоматически начинает противодействовать угрозе, отстреливая ловушки, а также давать рекомендации летчику. 

"В системе "Витебск" есть речевой информатор, который говорит о пуске ракеты, типе ракеты, типе облучения, которое происходит в данный момент. Соответственно, тут же начинается включаться противодействие", – рассказал специалист. 

Фото: © скриншот видео

Катапультирование пилотов  

Если все прочие системы защиты не сработали, если самолет или вертолет подбит или ему грозит крушение, у летчика остается последняя надежда – на катапульту. 

Существуют разные системы катапульты, но все они устроены по одному принципу: кресло с присоединенным к нему парашютом выстреливается в нужный момент с помощью пороховых зарядов. Сначала срабатывают пиропатроны, выстреливающие пилота из кабины, а затем еще один заряд принудительно выпускает парашют. Катапульты, которыми оснащены истребители, позволяют спасти пилота даже в момент разбега или стоянки на полосе. 

"То есть даже необязательно лететь, чтобы спасти его. Современная катапультная система анализирует положение самолета в момент отстреливая пилота из кабины и спасает пилота из различных ракурсов. То есть самолет может находиться вниз кабиной, но пилот будет выстрелен таким образом, что он не уйдет в землю, а наоборот выйдет вверх", – говорит военный эксперт. 

На вертолетах система катапультирования выстреливает пилота в сторону от машины. Но сначала пиропатрон разбивает остекление, чтобы летчик мог вылететь наружу. После этого отстреливаются лопасти вертолета, а потом вытяжные фалы вытягивают летчика из кабины. Приземление после отстрела кресла из вертолета хоть и не назовешь комфортным, но главное – летчик остается жив. 

О военных секретах, удивительных приемах армий, вооружении, брутальных гаджетах и многом другом смотрите в программе "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1067466 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1067466')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1067466', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1067466', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1067466(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1067466(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })