window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
18 января 2023, 12:06

Сомнительный челлендж: чем опасны блюда с жидким азотом

Гастроэнтеролог Дианова объяснила, чем опасны блюда с жидким азотом
Приготовление блюда с жидким азотом
Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Соцсети захватывает крайне опасный челлендж. Суть заключается в том, чтобы съесть блюдо, приготовленное на жидком азоте, – его температура достигает почти минус 200 градусов. И все это ради эффектных кадров с густым паром изо рта и носа. После такого челленджа уже госпитализированы десятки детей. Чем опасно такое блюдо? Подробности – в сюжете РЕН ТВ. 

Вирусный челлендж 

Парень ест популярный уличный десерт, замороженный жидким азотом и демонстрирует "дыхание дракона". Выпускать струи пара, глотая только что приготовленную экстремально охлажденную еду, – популярный TikTok-тренд.

Однако, по словам врачей, очень опасный. Так, в Индонезии в больницу попали 25 подростков, которые участвовали в вирусном челлендже: ели закуску  "Чикингебон" и снимали себя на камеру.

Чем опасны блюда, приготовленные на жидком азоте

"Жидкий азот, которым это все делается, сам по себе для нас не токсичен. Но то, что он охлаждает все, с чем соприкасается, – для нас низкая температура. Происходит, как правило, контактное обморожение кончика языка, части языка, теряется чувствительность. Через какое-то время отмирают сосочки вкусовые", – объяснила гастроэнтеролог, кулинарный блогер Нурия Дианова. 

Кому запрещены блюда на жидком азоте 

Пробовать такие десерты прежде всего нельзя тем, у кого гастрит, рефлюксная болезнь, язва желудка. В группе риска также астматики и люди с хроническим ларингитом, говорят врачи.     

"Если мы говорим в целом про питание детей, то оно не просто так разделено на возрастные категории. Естественно, блюда молекулярной кухни нельзя давать детям младшей или средней возрастной категории не только с точки зрения использования или неиспользования азота, а именно с точки зрения того, что это достаточно сложная кухня для переваривания детским желудочно-кишечным трактом", – рассказала врач-нутрициолог Александра Розаринова. 

Фото: © Скриншот видео

Молекулярная кухня в России 

Одно дело – азиатский фаст-фуд, и совсем другое – рестораны высокой кухни. Например, в одном из московских заведений, отмеченном двумя звездами, – "Мишлен", в некоторых блюдах тоже используют жидкий азот, но после приготовления лакомству дают "отдых". Блюда, приготовленные с помощью жидкого азота, нельзя есть сразу, иначе будет ожог слизистой. Нужно немного подождать. 

Если речь идет о десертах, то крем в них благодаря экстремальной заморозке кристаллизуется и становится похож на безе – его называют снег. Достичь такой консистенции максимально быстро можно только с помощью жидкого азота.

 Есть он и в других оригинальных рецептах. Однако, по словам рестораторов, молекулярная кухня в России большой популярностью не пользуется. Посетители даже самых известных заведений, прежде всего, хотят утолить голод и редко экспериментируют со вкусами. Например, обычный, то есть жидкий борщ, заказывают намного чаще, чем твердый – в виде геля или желе. С сельдью под шубой похожая история: гурманов, которые предпочитают есть ее в японских роллах, в России мало. 

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1066930 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1066930')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1066930', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1066930', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1066930(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1066930(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })