window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
16 января 2023, 17:44

Виртуальная реальность для летчика: как устроены "всевидящие" шлемы

Военный эксперт Синюгин рассказал о недостатках американского шлема "Глаз Бога"
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Виртуальная реальность для летчика: как устроены "всевидящие" шлемы
Фото: © Скриншот видео

Чтобы поднять в небо многотонную стальную машину, пилоту нужны десятки приборов. Уследить за ними помогает автоматика. Когда самолет набирает нужную высоту, включается автопилот. Но даже при наличии всех этих помощников, кабина стандартного пассажирского лайнера выглядит вот так – заполнена множеством приборов. В боевых самолетах все еще страшнее: места меньше, а приборов больше.

Как работать в такой обстановке? Но скоро все датчики из кабин могут исчезнуть. Их показания будут проекцией на забралах авиационных шлемов. Виртуальная реальность станет обыденностью не только для летчиков, но и для пехотинцев, моряков, артиллеристов. Как же будут выглядеть эти шлемы? И какие функции выполнять? Об этом рассказывает программа "Наука и техника" с Михаилом Борзенковым на РЕН ТВ.

"Глаз Бога": что это за американский шлем

В мае 2022 года на авиашоу во Франции один из истребителей "Дассо" врезался в хвост другому. Обломки самолетов рухнули на жилые дома. Пилоты успели спастись. Как выяснилось позже, летчики просто не заметили друг друга.

"Конечно, будет проведено расследование, которое определит, что именно произошло. Но должен признаться, что это скорее сбой человека, а не техники. Хотя в самолете есть слепые зоны", – сообщил пилот истребителя "Дассо" Николая Лиот.

Слепые зоны – проблема, известная каждому водителю. Они становятся причиной аварий даже на земле. Что уж говорить о невероятных скоростях в небе. Лучшие авиаконструкторы мира годами ломали головы над тем, как дать пилоту обзор в 360 градусов. Несколько лет назад американцы сообщили, что решили задачу.

Cамолет-невидимка Ф-35-А. Малозаметный истребитель-бомбардировщик пятого поколения. Гордость ВВС США и стран НАТО. Специально для этих самолетов американцы придумали шлем с дополненной реальностью – "Глаз Бога".

Фото: © Скриншот видео

"Вся информацию, которую пилот раньше видел на дисплее , – точки ориентации самолета, воздушная скорость, курс, то есть все, что нужно, чтобы управлять самолетом, теперь находится практически у него в голове", – рассказал летчик-испытатель Билли Флин.

В таком шлеме вообще нет слепых зон – пилот может видеть сквозь фюзеляж. На корпусе самолета установлено несколько камер. Они транслируют изображение на экран перед глазами летчика. И создают эффект "прозрачного" самолета. А команды по наведению на цель "Глаз Бога" считывает с глаз летчика. Чтобы открыть огонь, пилоту достаточно мигнуть. Человек и самолет становятся практически одним целым. Но именно из-за этого единения "Глаз Бога" так и не вышел в серийное производство.

"Шлем должен делаться индивидуально под каждого пилота. То есть, представьте себе ситуацию: молодой пилот окончил летное училище, пришел в часть, сел на самолет "F-35". Ему под его голову сделали шлем. Прошло четыре года, голова выросла", – прокомментировал военный эксперт Александр Синюгин.

Как-то подогнать шлем под другие размеры нельзя. Придется создавать новый, а ведь каждый экземпляр стоит четыреста тысяч долларов. Но главный минус даже не в этом. Шлем оказался опасен для жизни пилота. Дело в том, что шлем был слишком тяжелым. При катапультировании шлем съезжал назад.  И мог попросту сломать пилоту шею. Так, может, подобные новинки только вредят пилотам? Настоящему профессионалу достаточно того, что уже придумали? К сожалению, не всегда.

Фото: © Скриншот видео

"Страйкер-2": британский шлем

Через несколько лет о создании своего шлема сообщили британцы. Они заявили: их "Страйкер-2" обладает всеми плюсами "Глаза Бога" – интеллектуальным управлением и обзором на 360 градусов. Но при этом он легче. И его не нужно так тщательно подгонять под пилота. Вот только решить главную проблему умных шлемов разработчики "Страйкера" не смогли. А ведь о ней предупреждали еще создателей "Глаза Бога". На забрало выводилось слишком много данных. Приборы не успевали обрабатывать такой объем и давали сбой.

Так нужен ли пилотам такой всевидящий шлем? Если малейший сбой способен погубить и летчика, и самолет?

Российский шлем Су-57 и его особенности

Разработчики российского шлема Су-57 учились на чужих ошибках. И все недочеты учли. У пилотов "сушек" и система дополненной реальности, и инфракрасные камеры для кругового обзора работают без сбоев. Но главная особенность российского шлема – интегрированный в него виртуальный помощник.

"Электронный мозг самолета Су-57 не только голосом дает свои подсказки и голосом пилот опять же может с ним общаться, но и еще туда введена новая дополнительная функция управления вторым беспилотным летательным аппаратом. То есть, пилот управляет и своим бортом, и беспилотником, причем они могут выполнять разные функции", – рассказал военный эксперт Михаил Медведков.

Фото: © Скриншот видео

Выходит, шлем, который расширяет возможности человека и не создает дополнительных сложностей, все-таки существует. Но это в небе. А есть ли что-то подобное на земле? 

Израильский шлем с системой "свой-чужой"

1991-й год. Операция "Буря в пустыне". В битве за хребет Медиин сошлись танковые войска США и Ирака. В самый разгар сражения поднялась песчаная буря.

Песок забил смотровые щели. Чтобы оценить обстановку, танкистам приходилось высовываться из люков, подставляясь под пули. Тогда американцы чудом избежали поражения. После этой битвы в мире задумались о современных шлемах для танкистов. Первым свою разработку представил Израиль. Но в Британии тут же обвинили израильтян в краже технологий.

В программе показали два шлема. То, что вы видите, – их главное отличие. Начинка практически идентична. И там, и там технологии позволяют видеть сквозь броню и наводить орудие взглядом. В обоих установлены системы ночного видения. Чтобы хоть чем-то отличаться от конкурентов, израильтяне интегрировали в свой шлем систему опознавания "свой-чужой".

Фото: © Скриншот видео

"Свои подсвечиваются синим цветом, противник подсвечивается красным цветом. Как бы "свой-чужой" – это элементарная аналогия: так выглядит свой, как-то по-другому выглядит чужой, после этого идет подсвечивание", – объяснил военный эксперт Михаил Медведков.

Но как же быть с пехотой? Ей тоже нужна защита. Правда, там к наворотам отношение другое. Технологичность не должна стоять перед функциональностью. Шлем просто обязан быть максимально легким и удобным.

Японские шлем "Ронин", напоминающие обмундирование в "Звездных войнах"

Кажется, будто имперские штурмовики из "Звездных войн" сменили цвет униформы. Но это вполне реальное обмундирование современных пехотинцев. Японский шлем "Ронин" состоит из двух частей. Собственно, каски и забрала на неодимовых магнитах.

"Это довольно легко. Есть крючок, есть два штифта, и он поддерживается пятью магнитами. Что вам нужно сделать: просто держать крючок прямо. Просто так, и снять его так же легко", – рассказал разработчик шлема Лесли Шибата.

Фото: © Скриншот видео

В забрало встроены баллистические очки. А сам шлем легко выдерживает попадание пули из "Магнума" 44 калибра. Но за безопасность бойцам придется платить болью в шее. Вес "Ронина" составляют целых два с половиной килограмма. Так какой же шлем будет лучшей защитой для пехоты?

Российский "Ратник": чемпион среди шлемов в легком весе

В программе показали российский "Ратник", разработанный в Ростехе. Чемпион среди шлемов в легком весе. Всего килограмм. При этом он защищает голову солдата на 40 процентов эффективнее, чем лучшие каски армий стран НАТО. Секрет успеха – своеобразный сэндвич из композитов.

"Состоит из двух композитных оболочек – это наружная и внутренняя. И между ними расположены слои сухой, непропитанной связующими арамидной ткани – это сделано для того, чтобы повысить баллистическую стойкость шлема", – рассказал начальник отдела маркетинга компании по производству средств индивидуальной защиты Роман Самофалов.

Фото: © Скриншот видео

При равном весе этот материал прочнее стали. В такой шлем можно стрелять из пистолета Макарова. Солдата даже не оглушит. Но в Ростехе продолжают работать над тем, чтоб "Ратник" стал еще прочнее. На видео запечатлены экспериментальные образцы с добавлением нанотрубок и высокомолекулярного полиэтилена. Также есть специальная броненакладка, которую уже запустили в серийное производство.

"Военнослужащий при выполнении каких-то особо важных и опасных задач может смонтировать эту накладку на шлем, а когда угроза минимальная, он может ее снять", – рассказал начальник отдела маркетинга компании по производству средств индивидуальной защиты Роман Самофалов.

Но главное, что малый вес российского шлема позволяет оснастить его дополнительными функциями без ущерба для солдата. В ближайшее время у "Ратника" появится виар-дисплей, на который будут выводиться карты местности и координаты цели. Настоящий шлем будущего. Легкий, технологичный и функциональный. Первые тестовые образцы уже готовы. 

О самых невероятных достижениях прогресса, открытиях ученых, инновациях, способных изменить будущее человечества, смотрите в программе "Наука и техника" с ведущим Михаилом Борзенковым на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1066318 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1066318')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1066318', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1066318', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1066318(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1066318(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })