window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
12 января 2023, 12:47

Почему распиаренные немецкие "Гепарды" оказались бесполезны в зоне СВО

Летчик-инструктор Красноперов оценил поставленные Украине немецкие "Гепарды"
ЗСУ "Гепард"
Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Украинские военные выводят с передовой немецкие зенитные самоходные установки "Гепард" и отправляют их в тыл. Дело в том, что переданные из Германии самоходки должны были защитить критическую военную инфраструктуру от атак российских беспилотников и крылатых ракет, однако с поставленными задачами справляются плохо – российская авиация продолжает поражать технику ВСУ. 

Германия уже объявила, что в новый пакет военной помощи для Украины будут включены не только "Гепарды", но и новейшие зенитки. О каких установках идет речь? Почему "Гепарды" оказались неэффективными в условиях СВО? И как российскому "Панцирю" удается сбивать и дроны, и ракеты? Об этом рассказывает программа "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Бесполезные "Гепарды" 

Первые поставки "Гепардов" на Украину сопровождались серьезной пиар-кампанией. На кадрах из репортажа немецких журналистов видно, как канцлер Олаф Шольц лично осматривает одну из установок перед отправкой. Зенитки должны были свести на нет российское господство в воздухе.

Однако Украина получила не современные средства ПВО, а списанные из состава бундесвера машины, разработанные еще в 1975 году. Дальность поражения пушек зенитки – до четырех километров. При этом боеприпасов для них не хватает. 

"Немцы поставили им "Гепарды", однако при их скорострельности весь боезапас уходит в небо – надо еще попасть. Хотели в Норвегии взять 35-миллиметровые снаряды на эту пушку, но оказалось, они не подходят к ней", – рассказал летчик-инструктор, майор ВВС в отставке Андрей Красноперов. 

В условиях СВО "Гепарды" не сбили ни одного вертолета. Современные российские Ка-52 и Ми-28 просто не заходят в зону поражения украинских комплексов ПВО.

"Наши летчики стараются наносить удары издалека, если работают управляемыми ракетами, то есть с максимальной дальности пуска – это больше 10 километров. Если работают неуправляемым вооружением, то стараются запускать с кабрирования", – говорит военный эксперт Михаил Семин. 

Фото: © Скриншот видео

Компактная ЗУ-23

"Гепард" – второе поколение самоходных зениток. Первые подобные машины появились в конце Второй мировой войны. Мощные стационарные установки ПВО не могли сопровождать наступающую бронетехнику, делая ее легкой целью для авиации, и конструкторы придумали размещать скорострельные зенитные пушки на бронетранспортерах или на шасси от легких танков. 

В Советском Союзе на долгое время основной зениткой стала установка ЗУ-23, ее создали в 1960 году. Небольшая дальность стрельбы – всего 2,5 километра –компенсировалась высокой скорострельностью. За минуту можно было выпустить больше двух тысяч снарядов.  

"Установка достаточно легкая, весит всего 950 килограммов. Компактная. Это позволяет устанавливать ее на любой грузовик. Лафет приводится из походного положения в боевое буквально за 15–20 секунд", – отметил специалист. 

Поскольку наведение пушек на цель осуществляется вручную, поразить современный скоростной самолет или вертолет из такой зенитки трудно. Однако против медленных дронов она все еще может быть эффективна. Несмотря на почтенный возраст, установка активно применяется до сих пор и остается на вооружении десятков стран – от Финляндии до Сирии. На Украине ее используют как российская армия, так и ВСУ.

Советская "Шилка"

Проблему ручного прицеливания решили в зенитной самоходке "Шилка". Пушки автоматически наводились и сопровождали цели, используя данные с радиолокатора. Установка выполнена на гусеничном шасси, что позволяет "Шилке" действовать в едином строю с бронетехникой, прикрывая ее от атак с воздуха. 

Фото: © Скриншот видео

Самоходная зенитная установка имеет четыре ствола калибром 23-мм, которые могут выпустить более трех тысяч снарядов в минуту. Уникальность "Шилки" проявилась в Афганистане: она прикрывала российские колонны в горной местности, буквально обрушивая огненный шквал на головы моджахедов. Поэтому колонны под прикрытием этой самоходки боевики предпочитали просто не трогать. 

Советский опыт по применению зенитных самоходок против наземных целей используется и сегодня. В Сирии "Шилки" прикрывают в городских боях танки, подавляя огневые точки боевиков в развалинах зданий.

Большую часть доставшихся от СССР "Шилок" Украина продала. Оставшиеся установки были либо захвачены российской армией, либо не пригодны для боя.

"Использоваться они не могут, поскольку есть проблема с запчастями. Они выпускаются только в России, ничего подобного у соседей и поставщиков украинцев нет, поэтому, отстреляв боезапас, они просто стоят как кусок металлолома", – отметил летчик-инструктор, майор ВВС в отставке Андрей Красноперов. 

"Тунгуска" с ракетным вооружением 

Развитием "Шилки" стала зенитная самоходка "Тунгуска", которую начали производить с 1982 года. Количество зенитных пулеметов сократилось с четырех до двух, но вырос калибр ствола – до 30 мм. Это позволило не только поражать цели на большей дистанции – 4 километра (вместо 2,5 у "Шилки"), но и применять более мощные боеприпасы. Главной же особенностью "Тунгуски" стала установка на нее ракетного вооружения. Никогда прежде конструкторы не совмещали на одной мобильной платформе зенитные ракеты и пушки. 

"В свое время она хорошо себя зарекомендовала. Она может обнаружить цель на расстоянии 12–14 километров и вести огонь чуть ли не в автоматическом режиме. Фактически, если ракеты не попали в цель, то свою лепту доводит пушечное вооружение, которое добивает цели уже на более ближней дистанции", – объяснил майор ВВС в отставке. 

Фото: © Скриншот видео

Однако в условиях СВО украинские националисты не могут эффективно использовать "Тунгуски". Причина – господство российской авиации в воздухе и выбранная ВСУ тактика. 

"Противник использует такую тактику, чтобы их не могли запеленговать и уничтожить, – они включают радиолокаторы на короткие промежутки времени. Соответственно, пока они не работают, установки бесполезны. Пока включены/выключены, можно спокойно проморгать момент, когда нужно атаковать противника", – подчеркнул Семин. 

Уникальный "Панцирь"

Нет на вооружении ВСУ и аналогов российского комплекса "Панцирь", уникального своей начинкой. Система способна одновременно следить за 20 целями. Компьютер "Панциря" может сам выбирать, каким вооружением лучше поразить тот или иной объект, – ракетным или пушечным.

"Как только он появился на Украине, то самолеты противника сразу же перестали летать на средних высотах, поскольку любое появление самолета кончалось тем, что его просто сбивали. "Панцирь" сам захватывал и производил пуск ракеты, которая получала целеуказания в момент пуска", – пояснил Красноперов. 

Несколько "Панцирей" могут объединяться в единую батарею с распределением целей между установками. Если цель сложная, например, ракета HIMARS, то ее атакуют сразу несколько комплексов. Не останутся незамеченными для "Панциря" и небольшие дроны. 

"Стоят несколько радаров, которые перекрывают зоны поражения, то есть они основаны на фазированных антенных решетках, имеют очень хороший спектр облучения, что позволяет им атаковать не только крупные цели, но и беспилотные летательные аппараты", – говорит военный эксперт. 

Фото: © Скриншот видео

Американская M-SHORAD и немецкий Skynex

Долгое время в мире просто не существовало аналогов "Панцирю". Только в 2021 году американская армия получила первые зенитные самоходки M-SHORAD. Они разрабатывались в ускоренном порядке два года. После сирийских операций в Пентагоне поняли, что им нужны эффективные комплексы ближнего радиуса. Вооружение M-SHORAD, как и у российского "Панциря", смешанное – пушки дополнены ракетами. Правда, есть и отличие: американская зенитка дополнительно оснащается противотанковыми ракетами.

"Если разобраться по ведению боевых действий, то она не применяется в прифронтовой боевой зоне. Она должна охранять ПВО какого-то объекта. Тогда роль этих противотанковых снарядов, которые у нее стоят, совершенно себя исключает", – рассказал летчик-инструктор. 

Комплексы M-SHORAD пока не участвовали в реальных боях. Полигоном для их испытаний, как и для других новейших зенитных установок Запада, может стать Украина. 

Немецкий концерн Rheinmetall уже объявил, что отправит для ВСУ два комплекса Skynex. Это первая самоходная зенитная установка, разработанная в Германии после списания "Гепардов". 35-мм пушка с дальностью стрельбы до пяти километров оснащается снарядами с управляемым подрывом. По контракту установки прибудут на Украину только к началу 2024-го. Будут ли к этому времени ВСУ в боеспособном состоянии, неизвестно. 

О военных секретах, удивительных приемах армий, вооружении, брутальных гаджетах и многом другом смотрите в программе "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1065159 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1065159')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1065159', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1065159', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1065159(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1065159(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })