window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
11 января 2023, 11:41

На грани вымирания: как в Приморье спасают котят редчайшего леопарда

В Приморье спасают котят редчайшего леопарда
Котенок амурского леопарда
Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Сегодня стало известно о состоянии котят редчайшего леопарда, спасенных в Приморье. Сейчас этот хищник находится на грани вымирания. В дикой природе на территории России их осталось чуть больше сотни. Отсюда и пристальное внимание к здоровью маленьких зверят, от которых зависит будущее всего вида. Смогут ли они вновь вернуться в тайгу – расскажем в материале РЕН ТВ.

Как чувствуют себя маленькие хищники

Оказывается, они грозно рычат и щетинятся даже в полуторамесячном возрасте. Настолько маленькие котята амурского леопарда еще не попадали в руки человека. Любая особенность поведения в копилку научных знаний о самой редкой кошке планеты. И первым делом осмотр у врача.

В Приморье спасли котят леопарда

"Никаких отклонений, аномалий и внешних повреждений обнаружено не было. У котят отличный аппетит и поведение, пусть даже для малышей, но характерное для диких животных. То есть они огрызаются, ведут себя, как подобает котятам: игривые, спят, кушают. Все отлично", рассказала начальница отдела науки ФГБУ "Земля леопарда" Марина Сырица.

Измерить лапы, сфотографировать рисунок на шерсти и взять кровь на анализ. По первым результатам обследований котята абсолютно здоровы: температура тела в норме, у обоих по 28 зубов – как и должно быть у леопардов. Их нашли у дороги, недалеко от национального парка. Маленькие хищники еще год должны были жить с мамой: учиться охотиться, прятаться в кустах, но потерялись.

Смогут ли леопарды вернуться в тайгу

Основная версия, почему маленькие леопарды остались без матери, аномальный приморский снегопад. Скорее всего, самка повела их кормиться и котята просто отстали попробуй пройти по сугробам, если они выше тебя как минимум в четыре раза.

Их нашли замерзающими и голодными в сугробе. Чтобы не привлекать других хищников, котята почти не издавали звуков. Их привезли в центр реабилитации диких животных. Теперь здесь, впервые в мировой практике, находятся сразу три амурских леопарда два найденыша и Лео 260М. Тот попал к зоологам два месяца назад сильно истощенным. Сейчас хищник поправился и уже самостоятельно охотится.

Фото: © Скриншот видео

Смогут ли также эти котята вернуться когда-нибудь в естественную среду не знает никто. В мировой практике просто нет опыта переселения таких маленьких особей.

"Для того чтобы выпустить их в природу, люди сейчас специально создают условия, чтобы они не привыкли. Они должны жить в лесу, и человек должен быть для них определенной опасностью, от которой они должны прятаться", – пояснил ветеринарный врач Михаил Альшинецкий.

Как редчайших леопардов спасают от вымирания

Если котята, пройдя реабилитацию, все же не смогут вернуться домой в тайгу, их отправят в зоопарк. Сейчас в неволе по всему миру таких животных чуть больше сотни. Ученые разработали программу их искусственного разведения.

"Для программы разведения важно иметь достоверное происхождение. Они должны происходить от нужного подвида и не иметь гибридов даже в дальних поколениях. Поэтому для программы нам годится только 17 животных из 4 зоопарков. Даже если эти животные не вернутся в естественную среду, они пригодятся для программы – будут участвовать в программе разведения. А их дети уже смогут быть выпущены", – говорит координатор проектов по сохранению видов Всемирного фонда дикой природы Наталья Дронова.

А пока одни специалисты борются за судьбу маленьких найденышей, другие в национальном парке "Земля леопарда" делают все возможное, чтобы такая ситуация больше не повторилась. Расчистить от снега тысячи гектаров тайги невозможно, но сделать так, чтобы леопардам не пришлось далеко ходить за едой, вполне по силам. Например, максимально упростить хищникам охоту. Для этого в национальном парке решено активно увеличивать поголовье оленей и кабанов.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1064838 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1064838')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1064838', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1064838', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1064838(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1064838(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })