window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
26 декабря 2022, 21:30

Граната в игрушке: как российские саперы ликвидируют мины и снаряды

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Почему ВСУ устроили охоту на наших саперов?
Фото: © Скриншот видео

Запорожская область. Густой дым охватил украинский Т-64: ВСУшники наехали на нашу противотанковую мину. 

Не повезло и экипажу украинской боевой машины пехоты – дорога оказалась заминирована. Также есть кадры, где бойцы ВСУ передвигаются на танке вдоль линии фронта. Лесополоса служит прикрытием, но угроза ожидает с другой стороны. 

На другом видео танкисты намеренно едут полю, опасаясь, что дорога заминирована. Но предосторожность не спасает. При боевых действиях сложно угадать, где может поджидать неприятный сюрприз. Их друг другу готовят обе стороны конфликта. 

Кто побеждает в "минной войне"? К каким уловкам прибегают саперы, чтобы замаскировать взрывные устройства? Какие есть способы обнаружения и разминирования боеприпасов? И почему ВСУ объявили настоящую охоту на наших саперов? Об этом и многом другом рассказывает программа "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Работа на передовой и в тылу противника: как работают саперы

Опубликованы кадры с частным сектором Горловки после обстрелов. На земле лежат запрещенные международными конвенциями противопехотные мины "Лепесток". Также есть видео с видом из окна школы в Сумской области. На заднем дворе наши саперы обнаружили неразорвавшиеся снаряды.

"Обнаружен кассетный боеприпас, который не сработал в штатном режиме. И в нем, можете посмотреть, находятся сами поражающие элементы", – рассказал военный.

Кассетные боеприпасы – очередное доказательство применения запрещенных методов ведения боевых действий.

Также есть кадры, где ВСУ расставляют мины в окрестностях Донецка.

"Тут дети маленькие, что вы творите?" – крикнула женщина.

Есть кадры с Купеческим мостом в Славянске – его тоже заминировали украинские националисты. 

Плюшевый медведь на другом видео – маскировка. Не сразу видно, но внутри граната.

Фото: © Скриншот видео

"Для мирного населения специально делают — это игрушки детские. Пусть это самодельное взрывное устройство не убьет человека, но сделает его инвалидом на всю оставшуюся жизнь", – прокомментировал сапер, подполковник запаса Андрей Корепанов.

Военная техника и оружие, брошенные боевиками на поле боя, могут оказаться приманкой. Полет фантазии у ВСУ неограниченный. Подкидывают идеи и НАТОвские инструкторы.

"Автомат можно заминировать, патроны минированные. Боеприпасы минированные. Это все в боевых действиях", – рассказал сапер Корепанов.

Саперы, которые зачищают освобожденные территории от снарядов, как правило, вывозят их на полигон для подрыва. А вот на линии фронта подрывники особо не церемонятся с боеприпасами.

"Непосредственно только уничтожение, и никак иначе. Потому что большая часть боеприпасов установлены в неизвлекаемое положение, и это очень опасно для жизни и здоровья как самого сапера, так и всего личного состава", – рассказал старший лейтенант Илья Манякин.

Часто саперы устанавливают несколько минных заслонов. Первые ряды обнаружить не трудно – это  делают специально, чтобы противник продвинулся вперед и подорвался на мине-ловушке.

"В местах наиболее вероятного прохождения 100 процентов могут находиться мины-ловушки, сюрпризы или штатные боеприпасы", – сообщил сапер Корепанов.

Главное правило сапера – разминировать их на безопасном расстоянии. Боеприпасы можно обезвредить с помощью простого, но незаменимого саперного инструмента.

При обнаружении противотанковой мины ее сдергивают "кошкой". Саперы производят уничтожение для соблюдения мер безопасности.  

Наши и украинские саперы обучались минно-взрывному делу у одних учителей еще в советской школе. Но в спецоперации ВСУ применяют и западные методики ведения "минной войны". 

Фото: © Скриншот видео

"Наши подразделения сталкиваются с достаточно умным, профессиональным противником. Наши ребята хорошо справляются с поставленными задачами, все уловки, которые применяет противник, мы досконально изучаем", – рассказал подполковник Роман Чехин.

В специальной военной операции идет настоящая борьба между подрывниками. Ежедневно они минируют огромные территории. Обнаружить спрятанные боеприпасы бывает непросто.

Разминировать освобожденные территории – это одно. Совсем другое – работа на передовой, даже в тылу противника. У разведывательно-саперной группы несколько важных задач, но главное – обнаружить и разминировать дорогу, по которой должны пройти свои. 

Происходит это так. Саперы обеспечивают безопасное движение пехоты вперед. В зоне боевых действий они также передвигаются на бронетранспортерах. Обнаружив минно-взрывное заграждение, саперы должны установить типы устройств. Например, если это противопехотная мина, то ее можно уничтожить с помощью пулемета Калашникова. 

В ход идет не только стрелковое оружие, но и автоматические пушки, установленные на боевых машинах.

Почему ВСУ устроили охоту на наших саперов

Во многом именно от правильных действий наших саперов зависит быстрое и успешное продвижение войск. Украинские боевики объявили на них настоящую охоту. 

Фото: © Скриншот видео

"Столько затратили сил, работы, имущества, скажем так, денег и так далее, чтобы устроить какой-то узел заграждения, и тут появляются наши саперы. Главная задача ВСУшников состоит в том, чтобы как можно быстрее и больше вывести из строя наших саперов", – сказал сапер Корепанов.

Есть кадры с центром подготовки саперов в Николо-Урюпино. Полигон моделирует жилую застройку. Именно в такой обстановке нередко приходится выполнять задачи. 

Стандартный набор сапера и технологии

Щуп и металлоискатель – это стандартный набор инструментов сапера. Он не меняется годами. Отрабатывают различные способы разминирования – в том числе с помощью "кошки". Такой способ разминирования используется уже почти сто лет, и до сих пор остается актуальным. 

Но сейчас на помощь саперами приходят и современные технологии по обнаружению и разминированию боеприпасов. 

Фото: © Скриншот видео

"Подъезжает робот, и уже осматривает предмет. Полностью на механизм приведения в действие. Рентгеном просвечивает. Можно уже, то есть, собрать чем больше мы соберем информации о предмете, тем это безопаснее будет для сапера при разминировании этого предмета", – сообщил сапер Корепанов.

Большие минные поля в Донбассе тоже обезвреживают роботизированные комплексы. На опубликованных кадрах взрывное устройство срабатывает под тралами боевой машины. Тяжелую технику используют там, где не обойтись подручными средствами.

В арсенале у саперов есть мобильный комплекс разминирования – вот такой гусеничный робот на дистанционном управлении – Уран-6. С его помощью можно обезвреживать любые противопехотные мины, в том числе и кассетные. 

Защитный костюм сапера

Безопасность саперов обеспечивают не только железные помощники, но и специальные защитные костюмы. Костюм сапера сделан из кевлара. Грудь и спина закрыта бронепластинами. Высокий воротник защищает шею. А шлем способен выдержать попадание осколков, скорость которых может достигать 700 метров в секунду. Несмотря на то, что костюм весит всего лишь 8 кг, неподготовленному человеку передвигаться в нем достаточно непросто.

Фото: © Скриншот видео

И это далеко не самая тяжелая экипировка – ее надевают обычно для так называемого гуманитарного разминирования на освобожденной местности.

"В полностью снаряженном комплекте вес всего оборудования на человеке может достигать килограмм 30. На территории, где боевые действия все еще ведутся и сапер может быть под обстрелом, естественно, надеваются дополнительные снаряжения, дополнительный комплекс боеприпасов", – рассказал ефрейтор Кирилл Соколов.

"Прыгающая" и другие: какие бывают мины

В СВО применяется два типа мин – противотанковые и противопехотные. У них много разновидностей – например, есть с самоликвидатором. Они подрываются автоматически через какое-то время. Это делается для безопасности. Такие используют наши войска. 

"Как правило, эти, будем так говорить, взрыватели для самоликвидации устанавливаются в тех районах, где возможно потом дальнейшее действие наших войск. То есть, допустим, через два-три дня мы противника будем гнать назад, а он будет отступать чтобы мы на своих минах, соответственно, не подорвались", – сообщил председатель центрального правления "Союза десантников России" Валерий Юрьев.

Многие противопехотные мины калечат и убивают человека, выводят из строя легкую технику, но для тяжелой они – не помеха. А вот новая "прыгающая мина" может нанести удар в башню танка – там самая слабая защита. Боеприпас способен взлетать на несколько десятков метров.

Фото: © Скриншот видео

Мина реагирует на вибрацию почвы и с помощью специальных устройств определяет – человек к ней приближается или техника.

"Сам этот блок управления, если его попытаются, будем так говорить, обезвредить то есть, малейший наклон этого блока сработает система, он взорвется. Это на предмет невозможности обезвредить", – сообщил эксперт Валерий Юрьев.

Активно в зоне СВО применяется эта система – комплекс "Земледелие". Работает она по принципу РСЗО. Только вместо реактивных снарядов установка использует ракеты, начиненные минами. 

О военных секретах, удивительных приемах армий, вооружении, брутальных гаджетах и о многом другом смотрите в программе "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1060579 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1060579')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1060579', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1060579', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1060579(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1060579(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })