window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
29 ноября 2022, 18:52

Тигры-людоеды и "призрачный" город: малоизвестные опасные места Земли

Историк Тарасова рассказала о тиграх-людоедах в лесах Индии и Бангладеш
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Самые опасные места на Земле
Фото: © скриншот видео

Самое опасное место в Южном полушарии, а также заповедник, в который лучше не ездить, и деревня, где каждый вечер жителей считают. В эти места простым смертным вход заказан.

О малоизвестных опасных местах планеты и многом другом рассказывает программа "Невероятно интересные истории" на РЕН ТВ.

Тигры-людоеды на территории заповедника

Ведущий Сергей Доля держит тигренка. Разве вот такой тигр может стать людоедом? А между прочим, за последние 200 лет игры убили 400 тысяч человек. Недавно в Индии для того, чтобы поймать тигра-людоеда, пришлось выкосить всю плантацию сахарного тростника. И люди несколько дней его караулили, прежде чем смогли поймать.

Заповедник мангровых лесов Индии и Бангладеш никто вырубать не планирует. Но из-за тигров-людоедов парк закрыли для посетителей. Теперь попасть сюда не могут ни туристы, ни местные жители. Да и не стоит. Ведь по джунглям разгуливают голодные дикие кошки, которые не против закусить незваными гостями. 

"С 1975 по 1982 год тигры убивали в год по 50 человек. Также есть свидетельства одного из смотрителей этого тигриного заповедника, который рассказывал историю о том, что 10 человек пытались проплыть по реке, которая идет через этот лес на металлическом баркасе. Но тигр погнался за ними, и тигра не останавливало ничего – ни летящие в него угли, ни выстрелы из ружья", – рассказала историк Илона Тарасова.

Фото: © скриншот видео

Казалось бы, в такой ситуации люди сами должны обходить опасные джунгли стороной, но не тут-то было. Для местных жителей здешние водоемы – излюбленное место ловли рыбы и крабов. В лесах люди собирают мед и фрукты. Их годами не пугали опасные твари, которые водятся в этих местах, – ядовитые пауки, гигантские крокодилы. Им все нипочем. И с появлением голодных хищников ничего не изменилось. 

Власти Бангладеш пытались решить проблему тигров-людоедов научным путем. Расставили по всей территории парка манекены, к которым подвели электрический ток. По задумке, таким образом у животных должен был выработаться новый рефлекс: встреча с человеком это боль, а значит, опасность. Вот только ничего не вышло: хищники продолжали атаковать бездушных кукол, несмотря на шоковую терапию.

В результате парк до сих пор на замке. И это далеко не единственное место на планете, которое закрыли для путешественников. 

Фото: © скриншот видео

Город-призрак с ядовитой пылью

"Я вышел собирать машину, кладу туда чемодан, и вдруг – кенгуру. Слышу, как кенгуру цок-цок-цок, она прямо ко мне скакала. Ну, увидела меня такая, остановилась, попозировала, к машинам, к сожалению, близко не подошла – конечно, было бы клево сделать фотографию рядом с машинами – и потом ускакала в лес. Их тут миллионы", – рассказал ведущий Сергей Доля.

Кенгуру – визитная карточка Австралии. Но любоваться этими животными вблизи и без риска для жизни лучше всего в национальных парках. Кариджини – один из таких. Он славится своим разнообразием сумчатых. И не только ими.

Не думайте, что Австралия – это континент, который наполняют такие милые зверушки. В любой момент с нами может произойти что угодно, ведь Австралия – это самый опасный континент. Здесь самое большое количество ядовитых животных, пауков, змей, крокодилов, акул, кого угодно.

Всего в нескольких километрах от парка находится одно из опаснейших мест на планете. Уже 50 лет власти Австралии охраняют границы Виттенума. В этом городе-призраке нет ни одного жителя. А любопытным туристам чиновники запрещают не то что въезжать в него, даже приближаться.

Фото: © скриншот видео

"Городок Виттенум был основан в 1930 году, и там было обнаружено месторождение асбеста. Более 30 лет асбест добывался на поверхность, ну и в результате этого все было заражено асбестовой пылью. Городок этот запрещено посещать, потому что асбестовая пыль заразила территорию площадью порядка 50 гектаров", – сообщил путешественник Леонид Ермаков.

Но в начале XX века об опасности асбеста никто даже не догадывался. Этот минерал использовали для теплоизоляции в домах – дешевой, прочной и пожароустойчивой. Городок процветал. Шахтерам бесплатно выдавали коттеджи. А для их досуга в Виттенуме построили ипподром, боулинг и кинотеатр. Но в 60-х минерал признали опасным для здоровья. Оказалось, асбестовая пыль провоцирует рак легких и не только. Добычу свернули. А шахтеры разъехались кто куда. 

Чтобы вернуть шахтеров в Виттениум и успокоить жителей близлежащих городов, власти пообещали очистить улицы от смертельной пыли. И слово свое сдержали. Сначала все шло хорошо. И уровень опасных канцерогенов в воздухе снизился в семь раз. Но в ветреную погоду остатки ядовитой пыли разносились на километры вокруг. А ливни смывали ее в реки. 

Мейтленд Паркер вырос неподалеку от Виттенума и всю жизнь дышал асбестом. В 2016-м у него обнаружили рак. 

Фото: © скриншот видео

"Наш поселок Бандзима находится всего в 20 километрах от Виттенума. До нас регулярно долетает вредная пыль, идут кислотные дожди. Но власти с этим ничего не делают!" – рассказал Паркер.

Только через 30 лет после того как из Виттениума уехал последний житель, власти признали город самым опасным на всем Южном полушарии планеты. И расставили вокруг него баннеры, предупреждающие о ядовитой пыли. Но отчаянных туристов это не останавливает. Они приезжают в Виттениум, чтобы окунуться в прошлое. Невероятно, но рискованные путешествия совершают не только сталкеры-одиночки. В Австралии есть несколько турагентств, которые предлагают экскурсии по зараженному городу.

Регион, населенный абоигенами – народностью йолнгу

Те, кто хочет окунуться в прошлое без риска для здоровья, мечтают приехать в Арнем-Айленд. Правда, попасть в этот австралийский регион можно лишь по специальному пропуску. В 1931 году территорию объявили аборигенным заповедником. Даже в XXI веке местные племена живут так же, как их предки тысячи лет назад. 

Фото: © скриншот видео

"Основной народностью, населяющей Арнем-Ленд, является народность йолнгу. Здесь сохраняются наскальные рисунки, которые являются, по сути дела, самой большой галереей наскальной живописи под открытым небом. Операторы туристических агентств договариваются о разрешениях, чтобы посетить эту землю. Не всем, правда, эти разрешения выдаются, тем не менее некоторые добиваются и возят немногочисленные группы туристов", – поделился информацией путешественник Ермаков.

Австралийцы называют Арнем-Лэнд "государством в государстве". Шестнадцать тысяч аборигенов живут по своим правилам, законам и традициям. А то, что происходит в стране и мире, их совсем не интересует. Но даже им далеко до самой закрытой зоны между двух Корей.

Фото: © скриншот видео

Местных жителей пересчитывают перед сном: две изолированные деревни

Дикие животные, редкие растения и первозданная природа. А вокруг них – минные поля, противотанковые укрепления и наблюдательнее вышки. Зона отчуждения между Северной и Южной Кореями – одно из самых удивительных и закрытых мест на планете. 

"Во времена Второй мировой войны Корейский полуостров, как мы помним, был оккупирован японскими войсками. И после его освобождения страны-победители, а это СССР и США, решили разделить полуостров на две страны. Южная часть, которая ниже 38-й параллели, отошла Соединенным Штатам, а верхняя досталась Советскому Союзу. На протяжении 250 километров, сколько длится граница между Северной и Южной Кореей, войска отведены на 2 километра вниз и на 2 километра вверх. И вот эта 4-километровая зона и является демилитаризованной зоной, куда доступ категорически запрещен", – сказал путешественник Ермаков.

Мало кто знает, что в закрытой зоне, где хранятся самые большие запасы оружия на планете, живут люди. И только они имеют право находиться на этой полосе отчуждения. Две деревни практически полностью изолированы от остального мира. Одна из них принадлежит Северной Корее, а другая – Южной. 

Фото: © скриншот видео

"Южнокорейская деревня Тайсундон имеет особый статус. Ее жители могут не служить в армии и даже не платить налоги. В деревне проживает порядка 200 человек, в 23 часа население деревни пересчитывается, и после этого для них наступает комендантский час", – сообщил путешественник Ермаков.

Всего в километре от Тайсундона находится северокорейская деревня Киджондон. По официальным данным, здесь тоже живет около двух сотен человек. Но геополитики предполагают, что эта деревня бутафорская. И власти Северной Кореи построили ее, чтобы не отстать от соседей. Дело в том, что на улицах Киджондона почти не бывает людей. А свет по вечерам загорается в одних и тех же домах, которые представляют собой бетонные коробки без отделки. 

Недавно власти Южной Кореи начали возить в зону отчуждения туристов. И даже запустили для этого специальный железнодорожный маршрут. Состав останавливается неподалеку от начала буферной зоны. Здесь путешественникам показывают подземные тоннели. Когда-то их прорыли северяне, чтобы убежать к соседям. Но дальше поезд по понятным причинам не идет.

Еще больше невероятных интересных историй, удивительных открытий и уникальных съемок – в программе "Невероятно интересные истории" с Сергеем Долей и Алексеем Корзиным. Новые выпуски смотрите на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1051458 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1051458')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1051458', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1051458', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1051458(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1051458(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })