window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
19 октября 2022, 09:12

Тарутинский маневр: как Россия переломила ход войны с Наполеоном

Следите за нашими новостями
в удобном формате
После действий российской армии Наполеон уже не мог осуществить свои планы
Тарутинский маневр: как Россия переломила ход войны с Наполеоном
Фото: © Wikimedia Commons/The State Hermitage Museum

Среди всех событий Отечественной войны 1812 года самыми заметными и общественно важными обычно считаются три: Бородинское сражение, оставление Москвы и пожар столицы. Но для историков и военных стратегов главным переломным событием войны стал гениальный марш-маневр, который в конце сентября – начале октября совершила отступающая русская армия. О масштабе и результатах Тарутинского перехода – в материале РЕН ТВ.

План Тарутинского маневра

После Бородинского сражения главнокомандующему русской армией генерал-фельдмаршалу Михаилу Кутузову стало очевидно, что удержать Москву оставшимися силами без пополнения резервами невозможно. Тогда у легендарного полководца сложился план. Необходимо было оторваться от противника и занять такую позицию, которая прикрывала бы русские базы снабжения в Туле и Калуге и угрожала бы операционной линии наполеоновских войск, с целью выиграть время и создать условия для перехода в контрнаступление.

Как проходил Тарутинский марш-маневр

Тарутинский марш-маневр русской армии – от Москвы к селению Тарутино, расположенному на реке Наре, в 80 километрах к юго-западу от Москвы, – был проведен с 17 сентября по 3 октября (с 5 по 21 сентября по старому стилю) 1812 года.

14 (2) сентября, оставив Москву, русские войска направились на юго-восток по Рязанской дороге. Через несколько дней, а именно 17 (5) сентября, в движение армии были внесены изменения и она неожиданно для всех повернула на запад. Войска переправились через Москву-реку у Боровского перевоза (у нынешней деревни Чулково Раменского района Московской области).

Фото: © Wikimedia Commons/Музей Отечественной войны 1812 года

Этот маневр прикрывали войска Николая Раевского и Михаила Милорадовича, а также отряды казаков. Они продолжили движение на Рязань и, по сути, заманили авангард французской армии – кавалерию маршала Мюрата – в ловушку. Им удалось на несколько драгоценных для Кутузова дней полностью дезориентировать французов относительно местоположения русской армии.

Кутузов писал в донесении императору:

"Армия, делая фланговое движение, для скрытности сего направления вводила неприятеля на всяком своем марше в недоумение. Направляясь сама к известному пункту, она маскировалась между тем фальшивыми движениями легких войск, делая демонстрации, то к Коломне, то к Серпухову, за коими и неприятель следовал большими партиями".

Вот как в своих воспоминаниях описывает этот поход немецкий врач при французском штабе Генрих фон Роос:

"Мы поехали, сопровождаемые дымом, который гнало на нас со стороны города. Солнце светило сквозь дым, окрашивая все видимые предметы в желтый цвет. Совсем близко перед нами были казаки, однако в этот день не обменялись даже пистолетными выстрелами. На следующий день мы потянулись дальше по дороге, ведущей на Владимир и Казань. Своих противников мы увидели лишь вечером, когда мы приблизились к деревянному городку Богородску, стоявшему вправо от дороги".

Еще целый день французы двигались в том направлении, в котором исчезли казаки. На третий день ранним утром фон Роос нанес визит своему командиру, полковнику фон Милькау.

"Он встретил меня словами: "Мы потеряли врага и всякий его след; приходится оставаться здесь и ждать новых приказаний", – пишет фон Роос в мемуарах "Один год из моей жизни".

Фото: © Wikimedia Commons/Музей Отечественной войны 1812 года

Просчеты французской армии

Действительно, продолжая следовать по Рязанской дороге за отступающим призраком русской армии, Мюрат упустил фланговое движение русских и 22 (10) сентября, когда казаки рассеялись вместе с туманом, обнаружил перед собой пустую дорогу.

Маршал Бонифас де Кастеллан так описывал настроение Мюрата в тот момент:

"Наш авангард в двенадцати милях. Неаполитанский король, стоя в грязи в своих желтых сапогах, со своим гасконским акцентом разговаривал с офицером, посланным императором, в таких выражениях: "Скажите императору, что я с честью провел авангард французской армии дальше Москвы, но мне надоело, надоело все это, слышите ли вы? Я хочу отправиться в Неаполь и заняться моими подданными".

Кавалерии Мюрата только 24 (12) сентября удалось обнаружить русские войска и вступить в соприкосновение с ними у Подольска. За это время русская армия форсированным маршем продвинулась до Подольска, затем по Старой Калужской дороге – до Красной Пахры, а далее, повернув на юго-запад, отошла к реке Наре и 3 октября (21 сентября) остановилась в Тарутинском лагере.  Обойдя Москву по широкой дуге, Кутузов со всей своей армией стал у села Тарутино, контролируя все основные дороги из Москвы, а значит и движение французской армии.

Тарутинский лагерь

Укрепленный Тарутинский лагерь стал главным центром для подготовки русской армии к контрнаступлению. Была проведена полная реорганизация армии. Она получила пополнение, было завезено вооружение, боеприпасы и продовольствие.

Для предстоящего контрнаступления было увеличено количество конницы, а в войсках усилена боевая подготовка. Из лагеря в тыл противника были отправлены армейские партизанские отряды.

Фото: ©  histrf.ru

Подготовка к Тарутинскому сражению

За русским лагерем внимательно наблюдали французы – задачей корпусов маршала Мюрата было держать солдат Кутузова в поле зрения и по возможности беспокоить стычками.

Но в реальности во французском лагере царили уныние и апатия. Французы разбили бивуаки вдоль реки Чернишня к северу от Тарутино. С каждым днем становилось все холоднее, кампания затягивалась, продовольствия не хватало. Как писал один из офицеров, еще один месяц – "и вся кавалерия без сражения была бы уничтожена".

В этих условиях Кутузов не спешил атаковать изможденного неприятеля. Он понимал, что время на его стороне. Однако весь российский генералитет настаивал на немедленном ударе: когда, если не сейчас, атаковать слабеющего Мюрата?

Русским штабом был разработан хитроумный план – воспользоваться позиционной слабостью врага. Левый фланг французов упирался в лес, который плохо контролировался. Это стало известно благодаря казакам, чьи разъезды все чаще проникали во вражеский тыл.

Тарутинский бой

В семь часов вечера 18 (6) октября русские корпуса отдельными отрядами выдвинулись к лесу. Впереди шли войска потомственного казака генерала Василия Орлова-Денисова. Вслед за ними – дивизия русского норвежца генерал-лейтенанта Карла Багговута. Первый станет главным героем боя, второго сразит первое же неприятельское ядро. За ними – пехотные корпуса Павла Строганова и Александра Остермана-Толстого.

Фото: ©  histrf.ru

Маневр проходил в лесу, в темноте, поэтому это скрыло удар, но и внесло некоторую несогласованность в действия русской армии. Первыми напали солдаты и казаки Орлова-Денисова. "Всюду были видны одни казаки, земля дрожала от топота их лошадей", – вспоминали французы. В их лагере поднялась паника.

Спас своих солдат командующий Мюрат. Казалось, он поспевал всюду. "Он бросался на бивуаки, собирал всех попадавшихся ему всадников и, как только успевал набрать таковых с сотню или даже меньше, мгновенно бросался с ними в атаку", – рассказывали потом очевидцы.

Решительность Мюрата и спасла французов от полного разгрома. Ему удалось увести свои потрепанные дивизии поближе к Первопрестольной. Однако его потери, особенно в артиллерии, были значительными.

Уже на следующий день Наполеон принял решение покинуть Москву. Идеально выбранное местоположение русского лагеря вынудило французскую армию уходить по Старой Смоленской дороге, которая вела через полностью разграбленные ею территории.

Фото: ©  histrf.ru

Значение Тарутинского маневра

Военный историк и адъютант Кутузова, присутствовавший при реализации марша-маневра, Александр Михайловский-Данилевский так описывал преимущества, которые получила русская армия:

"Став твердою ногою на Калужской дороге, князь Кутузов имел возможность: 1) прикрыть полуденные губернии, изобиловавшие запасами; 2) угрожать пути неприятельских действий от Москвы через Можайск, Вязьму и Смоленск; 3) пересекать отрядами растянутые на чрезмерном пространстве сообщения французов и 4) в случае отступления Наполеона к Смоленску, предупреждать его по кратчайшей дороге".

Действительно, Тарутинский маневр позволил русским войскам прикрыть от неприятеля одновременно и запасы продовольствия в Калуге, и оружейные заводы в Туле, и литейные дворы в Брянске, а также не пустить Наполеона в плодородные южные губернии.

Более того, такое расположение русских войск лишило Наполеона возможности осуществить так называемый "осенний план" похода на Санкт-Петербург.

В результате Тарутинского маневра, явившегося блестящим образцом полководческого искусства Кутузова, русская армия вышла из-под удара противника и заняла выгодное положение для подготовки и перехода в контрнаступление.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1036373 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1036373')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1036373', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1036373', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1036373(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1036373(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })