window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
07 октября 2022, 11:22

Жизнь вне Сети: российские блогеры остались без доходов и аудитории

Следите за нашими новостями
в удобном формате
По словам инфлюенсеров, рынок "словно очистился"
Доход российских блогеров после закрытия соцсетей
Фото: © Скриншот видео

С уходом зарубежных компаний массово терять доходы начали российские блогеры – рекламодателей на рынке становится все меньше, а после блокировки Instagram* к новым площадкам доверие так и не появилось. На что теперь живут звезды Интернета и чем удерживают многомиллионную аудиторию? Подробности – в сюжете РЕН ТВ

"Боялись рекламировать себя на запрещенной площадке"

Из самолета – сразу в сторис. Тревел-блогер Анжела Полежаева только вернулась с Камчатки. В первую очередь – фото с крабом и свежее видео в ленту своего блога. А затем, не разбирая чемоданы, прямо из прихожей записала новость для подписчиков.

"Хочу вам показать, что можно привезти с Камчатки", – говорит на видео блогерша. 

Как изменились доходы блогеров с запретом соцсетей в России

Девушка живет своим блогом ежеминутно в режиме 24/7. По сути, он приносит ей основной доход – миллионы рублей. Этого хватает на содержание команды из пяти человек и путешествия в разные концы планеты.

"Конечно, доходы снизились, потому что часть людей ушла, и мы тоже не можем гарантировать рекламодателям те охваты, которые у нас были. Да и рекламодатели боялись рекламировать себя на запрещенной площадке", – рассказала Анжела Полежаева. 

"Заработок просел в два раза"

Запрет на крупные соцсети другой известный блогер – Паша Осадчий – сравнивает с закрытием завода. Говорит, как будто каждый день всю жизнь в семь утра приходил в цех, а затем уволили. Первая мысль – сменить площадку. Но, как оказалось, переманить аудиторию из одной соцсети в другую очень сложно, а рекламодателей так и вовсе практически невозможно.

"Заработок просел раза в два примерно. Может быть, чуть больше", – отметил блогер. 

Блогер-индустрия терпит крах 

Российская блогер-индустрия терпит крах: зарабатывать лицом, мобильником и селфи-палкой с запретами на соцсети стало гораздо сложнее. По оценкам экспертов, в среднем доходы публичных в интернете личностей упали на три четверти. Но есть и те, кому совсем трудно. 

Фото: © Скриншот видео

"Моя аудитория важна мне, потому что в сложные моменты вы помогали мне расправлять крылья", – признается Ольга Бузова. 

Раньше расправить рекламные крылья в запрещенном Instagram* Бузова могла почти за миллион, судя по данным из открытых источников. Сейчас размах в Telegram-канале гораздо скромнее – примерно 50 тысяч рублей за пост.

Работа по специальности или миграция 

"Очень многие блогеры пробовали переходить. Неделю, вторую, месяц регулярно выкладывали контент, у многих это не получалось, не стреляло. Приходится идти работать по специальности", – подчеркнул владелец рекламного агентства блогеров Владислав Рыжих. 

"Чуваки, я учился на автомеханика, кстати", – говорит Даня Милохин. 

Автомехаником известный блогер так и не стал, а вот из страны уехал. Миграция – еще один способ остаться при деньгах. За рубежом и монетизация в порядке, и соцсети работают без всяких запретов. Вот только аудитория, а в случае Дани это 17 миллионов подписчиков, осталась в России.

Фото: © Скриншот видео

"Пострадали те, кто не может приспособиться. Те, кто приспосабливается, зарабатывает столько же, а может быть даже больше", – пояснил экономист Максим Чирков. 

По словам самих блогеров, с запретом соцсетей в России рынок словно бы очистился от случайных людей. Если еще год назад "пилить вайны" и зарабатывать на этом мог чуть ли не каждый школьник, то сегодня остались лишь те, кто производит действительно качественный контент. 

*Instagram – принадлежит признанной экстремистской и запрещенной в России компании Meta

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1032366 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1032366')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1032366', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1032366', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1032366(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1032366(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })