window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
30 сентября 2022, 12:51

Кто виноват в смерти полковника полиции при "лечении зубов во сне"

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Последние часы жизни Павла Колесникова разбирают адвокаты.
Фото: © скриншот видео

В Подмосковье в нашумевшем деле о гибели полковника МВД во время стоматологической операции произошел неожиданный поворот: появились результаты экспертизы. Теперь родственники высокопоставленного полицейского уверены, что трагедия произошла по вине анестезиолога, который должным образом не обследовал пациента и неправильно сделал наркоз. Подробности – в сюжете РЕН ТВ.

"Безопасная" операция

Вот уже три месяца Галина Колесникова задается у могилы сына одним и тем же вопросом, на который до сих пор нет ответа.

Раскрыта тайна смерти полковника полиции во время визита к стоматологу

"Вот такого сына я потеряла, как такое можно было допустить?" – говорит женщина.

Последние часы жизни 49-летнего полковника МВД Павла Колесникова буквально по секундам сейчас разбирает адвокат семьи, она же родственница погибшего – Юлия Хачатурян. Предполагает, что такого трагического финала можно было избежать. В конце июня этого года Колесников перед самым отпуском обратился в частную стоматологическую клинику в Пушкино, где специалисты предложили ему установить сразу восемь имплантатов под наркозом. Убедили в безопасности операции и взяли полмиллиона рублей за услугу. Но вот дантист к клиенту подойти так и не успел, всё остановилось на анестезиологе.

"У пациента отключается возможность дышать самостоятельно. Для того, чтобы в его организм поступал кислород, ему вставляют инкубационную трубку. Если не вставить, пациент дышать не может", – утверждает адвокат Юлия Хачатурян.

Смерть полковника полиции

Со слов Хачатурян, трубку врач-анестезиолог так и не смог вставить якобы из-за плохой проходимости горла пациента. Затем уже в панике позвал на помощь коллег, которые решили не вызывать скорую, а спасти клиента самостоятельно.

"Видя, что пациент синеет, самостоятельно дышать не может, он обратился к хирургу и сказал: "Давай наложим верхнюю трахеостому". Тот хирург позвонил домой, из дома прибежала ЛОР для того, чтобы наложить верхнюю трахеостому", – отмечает Юлия.  

Скорую все-таки вызвали, но было уже поздно  Павел Колесников умер. Близкие уверены, причина смерти полковника – банальная халатность при обследовании со стороны врача-анастезиолога Александра Толкачёва.

Фото: © Unsplash

Противопоказания перед операцией

Минздрав РФ разработал документ специально для врачей-анестезиологов. С помощью него они могут оценить риски перед проведением операции по масочной интубации. Сюда они вносят антропологические данные пациентов при беседе, а уже затем отвечают себе на самый главный вопрос: пройдет ли трубка в горло или нет? В данном случае, Толкачёв при осмотре Колесникова пропустил часть граф. Но даже если суммировать эти общие баллы, можно прийти к выводу о том, что такая анестезия полковнику была противопоказана.   

Толкачёв проводил обследование Колесникова перед операцией. В эту клинику врач-анестезиолог пришел работать недавно. Переехал в Подмосковье вместе с супругой и годовалой дочкой из Белоруссии. За плечами – медицинский университет и четыре года практики. Специалист трудился сразу в нескольких подмосковных клиниках.

"Я поняла, что вы хотели с ним пообщаться, но он, к сожалению, не дает свои номера. И у нас он бывает только по требованию, пока нет надобности", – отметили в медцентре.

Сейчас врач скрывается от журналистов, ведь идет расследование дела по факту смерти его пациента и вполне возможно, что после заключительной экспертизы ему предъявят обвинение. А руководство клиники "ЭкстаДент", в которой умер Колесников, до сих пор даже не извинилось перед родственниками. И, кажется, старается не вспоминать о случившемся.

Фото: © скриншот видео

Наказание для врача

В сети продолжает появляться реклама клиники со спецпредложением "лечение зубов во сне".

"Клиника рекламирует во сне лечение зубов, и внизу написано: "обратитесь к врачу". Вот мы обратились к врачу, и врач не увидел, что человек находится в большой зоне риска", – добавляет Алевтина Воробьева, теща Павла Колесникова.

Адвокат семьи намерена добиться в суде самого сурового наказания для врача. По ее мнению, анестезиолог пошел на риски ради обогащения. Но уголовное дело возбуждено по факту смерти пациента. Обвинение пока никому не предъявлено. И, по мнению экспертов, вряд ли речь может идти об умышленном убийстве.

"Я полагаю, что переквалификация содеянного со статьи 109 на 105 – более тяжкий состав – в данном случае вряд ли возможно. Поскольку статья 105 предусматривает умысел у виновного лица на убийство. В данном случае у нерадивого доктора умысла на убийство не было", – отмечает юрист Ирина Зуй.

Впереди еще одна экспертиза, которая поможет определить степень вины врача-анестезиолога. Тогда и будет понятно, что стало причиной смерти полковника Колесникова – врачебная ошибка или роковая случайность.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1029753 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1029753')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1029753', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1029753', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1029753(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1029753(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })