window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
09 сентября 2022, 07:30

Морские разбойники: как действуют пираты XXI века

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Большинство пиратов не действуют на авось: они заранее выбирают потенциальную жертву, выясняют состав экипажа, а главное, уточняют, есть ли на борту охрана.
Нападение морских пираты
Фото: © Скриншот видео

Только в прошлом году в мире зарегистрировано 132 случая нападения морских пиратов. Большая часть подобных чрезвычайные происшествий случилась в Гвинейском заливе. Сейчас, чтобы пройти опасные участки без приключений, суда нанимают вооруженную охрану. Бывает, что пираты и люди, которые охотятся на этих разбойников, живут в одной деревне. Как говорится, ничего личного – только бизнес. А он у каждого свой. Какие они, морские разбойники, и как действуют пираты XXI века – в программе "Как устроен мир" с Тимофеем Баженовым на РЕН ТВ.

Разбойники с большой дороги

Современные пираты делятся на несколько категорий. Первая – отчаявшиеся. Это обычные разбойники с большой дороги: им нужно совсем немного, только семью прокормить. Такие сорвиголовы сбиваются в стайки, добывают оружие, а дальше действуют на авось.

"Как это ни печально, во многих африканских странах люди настолько страдают от нищеты, что от нечего делать только размножаются и ждут хорошей жизни. То есть, а куда девать этих новых людей, детей? Работы нет. Все мы знаем сомалийских пиратов, где мальчишке гораздо дешевле купить автомат и пойти со взрослыми отморозками на дело, поплыть на лодке и кого-то захватывать. Этот автомат гораздо дешевле, чем обучение в школе. Ему элементарно хочется есть," – говорит историк Михаил Медведков.

Такие на рожон никогда не лезут: если слышат выстрелы с судна – улепетывают. Для защиты от таких бандитов нанимают не самую профессиональную охрану. Хотя цена охраны зависит от стоимости груза.

Как действуют морские банды

Организованные банды – другое дело. Они хорошо вооружены, и там обязательно есть командир, который поддерживает строгую дисциплину. Эти разбойники по несколько месяцев не заходят в порт – бороздят океан в поисках подходящей добычи.

"Есть так называемая Mother Vessel, это большое судно, где пираты проводят время, ждут какое-то судно. И к нему пришвартовано много мелких быстроходных лодочек. Соответственно, когда они по приборам понимают, что вот идет такое-то судно, интересное им, они на быстроходных лодках подходят к этому судну и пытаются захватить," – рассказал третий помощник капитана Даниил Колесников.

Даже когда запасы провианта заканчиваются, пираты не уходят. Лет тридцать назад добычей был груз. Потом в приоритете оказались суда, которые можно было выгодно продать. Сейчас охотятся в основном за экипажами, людей берут в заложники. Если это происходит, судовладельцы платят выкуп, чтобы избежать скандала.

Фото: © Скриншот видео

"Некоторые суда колючей проволокой борт обматывают и готовят пожарные гидранты, чтобы в случае чего этим напором сбить пирата. Но, как правило, если пират уже залез на борт, ну, то уже все, лучше ничего не делать, сдаваться и все. Потому что жизнь важнее, так скажем," – сказал эксперт.

Профессиональные пираты

Третья категория пиратов – разбойники с профессиональной военной подготовкой. Например, Соединенные Штаты обучают специалистов для государственной армии Сомали. Но через пару-тройку месяцев службы в рядах вооруженных сил некоторые солдаты и офицеры в поисках лучшей жизни уходят в пиратские банды.  Эта практика существует уже много лет. Встречи с такими разбойниками даже спустя десятилетия моряки помнят в мельчайших подробностях.

"У меня на вахте был второй помощник, на мосту, он мне звонит, говорит: "Поднимись на мостик." Я поднимаюсь– там уже были мастер и старпом. И мы видим, что к борту причалена шлюпка, и ходят какие-то темные личности. Причем они ходили в комбинезонах, оранжевых — это наш цвет, нашей компании," – говорит старший механик на учебно-производственной судне "Юный Балтиец" Сергей Головачев.

Бой на корабле

 "А до этого мы были в Дуале – это Камерун. Погрузили несколько контейнеров на верхнюю палубу. Наверное, информация дошла до грабителей, пиратов. И мы видим, что некоторые контейнеры вскрыты были. Ну капитан стал связываться с портовыми властями. Ему в ответ сказали: “Нет, капитан, помочь ничем не можем," – поделился он.

Фото: © Скриншот видео

Команда решила дать бой пиратам. Старпома поставили на тифон, который давал очень громкие звуковые сигналы. Мастер был постоянно на радиостанции и подавал в эфир международный сигнал бедствия "Mayday". А второй помощник,  самый молодой, выскакивал на крыло мостика и стрелял ракетами в воздух.

"И они ретировались. Но в этот момент уже отозвалась какая-то военная база, по-моему, голландская. И сказали: "Капитан, что у вас там действительно такая ситуация опасная?"  Он говорит: "Да." Они отвечают: "Ну вот, смотрите, через три часа может быть боевой вертолет у вас уже над вами, с десантниками. Если у вас так очень серьезно.”  Ну к этому моменту мы уже отбились," – рассказал Головачев.

В плену у пиратов

Пираты-военные никогда не действуют на авось: они заранее выбирают потенциальную жертву, выясняют состав экипажа, а главное – уточняют, есть ли на борту охрана. Пиратство – международный бизнес, где сами бандиты – шестерки, пушечное мясо. За ними стоят переговорщики, адвокаты, банкиры и еще много разных людей.

"У меня товарищ, на 2 года меня старше учился – его захватывали в плен. Он судоводитель, на тот момент, по-моему, был старший помощник. Вся команда закрылась в машинном отделении, один он остался – его одного захватили. Его отвезли в Сомали, он 2-3 недели просидел у них. Но условия были королевские, то есть там боялись на него дунуть, там вода-еда, все было. То есть просто это формально, что его отвезли в гостиницу, человек, посиди здесь, пока мы договоримся. Он посидел пока договорились, ну, соответственно, потом его отпустили," – говорит Колесников.

Сигнал бедствия

Сигнал бедствия – самый главный сигнал на морской дороге. Радисты обязаны принимать его вне очереди, прерывая все остальные сообщения. Однако в начале двадцатого века крупные производители радиопередатчиков использовали свои сигналы: итальянцы - СQD, немцы – SОЕ. Но все-таки нужен был единый, общий. В итоге за основу взяли немецкий сигнал, но букву Е заменили буквой S, чтобы в эфире звучал четкий, ритмичный сигнал: три точки, три тире, три точки. SОS – не слово и не аббревиатура. Он появился только потому что ритмично звучал в эфире и не был похож на осмысленные слова, чтобы радисты не путались. Это уже позже придумали "спасите наши души" или "спасите нас от смерти". 

Фото: © Скриншот видео

Когда радиотелеграфы на кораблях стали заменять радиотелефонами, вместо SОS появился сигнал Mayday. Чтобы не спутать с какой-либо фразой, есть четкое правило его передачи: три раза произнести "Mayday", три раза название судна, один раз "Mayday".

"Про сигнал SOS. Вот это некий триггер, когда в новостях говорят, что судно подало SOS, то есть профессионалы понимают, что сигнала SOS не существует уже там десятки лет. Потому что есть международный сигнал Mayday, он как на море, так и в воздухе. Соответственно, подается сигнал Mayday. Это общепризнано давно, я уже, честно говоря, и не помню, когда. В современном мореплавании последние 30 – 40 лет сигнала SOS нет," – рассказал Колесников.

Самые загадочные и интересные места нашей планеты, поразительные обычаи народов, невероятные истории и многое другое – в программе "Как устроен мир" с Тимофеем Баженовым на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1021207 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1021207')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1021207', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1021207', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1021207(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1021207(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })