window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
30 июня 2018, 21:10

Докопаться до ВСУ

Армия Донецкой Народной Республики делает подкопы под позиции ВСУ.
Читать ren.tv в
Докопаться до ВСУ
Армия Донецкой Народной Республики делает подкопы под позиции ВСУ.

Война - это всегда в некотором смысле соревнование противоборствующих сторон в смекалке, которая во время решающего этапа конфликта помогает получить стратегическое преимущество. На фронте важны не только «шахматные» способности командиров, разрабатывающих операции в штабах и просчитывающих возможные, а заодно и невозможные шаги врага, но и полевые придумки тех, кто не вылезает с передовой.

Парни из знаменитой донбасской интербригады «Пятнашка», сформированной преимущественно из добровольцев России, РЮО, Абхазии и подконтрольных ВСУ территорий Украины, ярко продемонстрировали эффективность данного тезиса. Между собственными позициями в районе «авдеевской промзоны», или сокращенно «промки», и линией обороны украинских военных бойцы «Пятнашки» вырыли систему подземных тоннелей, которую после длительного путешествия по ней я сам про себя начал называть «донбасское метро».

Экскурсию по данному объекту военной инженерии мне провел один из основателей «Пятнашки», российско-абхазский доброволец Ахра Авидзба, больше известный как «Абхаз» и возглавлявший подразделение в самые горячие для Донбасса операции - штурм Донецкого аэропорта, освобождение Шахтерска, Углегорска, Дебальцева. Нырнув в неприметный и затерянный среди прочих передовых блиндажей вход в тоннельную систему, мы вместе с Ахрой довольно долго петляли по тесным подземным коридорам, двигаясь, по его словам, прямо к позициям ВСУ.

«Если не можешь дотянуться до врага на земле, ничто не мешает сделать это под ней», - пошутил Ахра, когда я тревожно, ощущая явное воздействие клаустрофобии, отметил, что температура становится все ниже. На поверхности стояла жара за тридцать, а здесь, внизу, было не просто прохладно - почти зябко. Чуть позже я убедился, что в шутке «Абхаза» была лишь малая часть шутки, все остальное - правда. Мы добрались до дежурной бригады бойцов, которая кирками и лопатами прокладывала путь вперед. «Продвигаемся вперед на 3-4 метра в день», - лаконично констатировали бойцы. «А давно копаете?» - решил уточнить. «Давно!» - ответили мне.

Учитывая, что на этом участке фронта расстояние до врага изредка превышает пятьсот метров и зачастую вовсе составляет метро сто-триста, а скорость продвижения тоннелей к первой линии обороны ВСУ составляет 3-4 метра в день, то за месяц «Пятнашка» приближается к врагу метров на 120 примерно. Если предположить, что строительство «донбасского метро» началось в апреле, то сейчас военные ДНР как раз добрались до украинских блиндажей на переднем крае. Делюсь своими соображениями с Ахрой, он загадочно комментирует: «Подожди, мы еще и под вторую их линию обороны подкопаемся».

На самом деле подземные методы ведения войны - достаточно древний способ стратегического противостояния. Первая и Вторая мировый войны - яркое тому подтверждение. Как бы ни совершенствовались военные технологии, но, казалось бы, первобытные кирка и лопата до сих пор являются эффективными средствами для организации обороны, а если надо - и нападения. Да, может быть, копание в земле выглядит не так героически, как атака «в лобовую», и результат достигается не так быстро, но зато помогает сберечь десятки, а иной раз и сотни жизни бойцов.

В условиях противостояния донбасских республик и Киева смекалка парней из «Пятнашки» тоже может сыграть важную, а кто знает, возможно, и ключевую роль. «На пользу фронту система подземных тоннелей работает до примитивности просто - достаточно правильно рассчитать месторасположение украинских укрепрайонов, добытое разведывательными подразделениями, довести дотуда подкоп, а потом заложить необходимое количество тротила, благо в шахтерском Донбассе с этим «добром» проблем нет!» - объясняет Ахра Авидзба.

Единственная проблема, по словам «Абхаза», - на укрепление тоннелей уходит очень много леса, то есть досок. Почва в районе «авдеевской промки» рыхлая, песчаная, и есть высокий риск обвала - приходится каждый тоннель «обшивать» дополнительными стройматериалами. Впрочем, любые материалыне затраты с лихвой окупаются сохраненными жизнями бойцов, здесь к ним относятся чутко. «Пятнашка» буквально полтора месяц назад потеряла командира - Олега Мамиева (он же «Мамай»). Произошло это в результате гранатометного огня. «Подобного рода удары не могут нас сломить, это точно. Скорее дополнительно мотивируют», - говорит Ахра, когда речь заходит о его друге. (Именно «Абхаз» привел Олега Мамиева в «Пятнашку» и рекомендовал назначить командиром).

К слову, строительный опыт бойцов интербригады «Пятнашка» при воздвижении «донбасского метро» в районе Авдеевской промзоны начал активно применяться и другими военными подразделениями ДНР на аналогичных направлениях - там, где расстояние для противника позволяет. Памятуя регулярное пренебрежение Киевом минскими положениями о «серой зоне», напомним, ВСУ на протяжении последних двух лет постоянно вопреки договоренностям занимали ее внушительные участки - в подавляющем большинстве случаев дистанция до противника минимальная.

Таким образом, гонясь за громкими информационными поводами о «победном продвижении ВСУ», киевское командование в итоге оказало само себе медвежью услугу. Да, украинские военные все ближе к позициям донбасских республик, но и докопаться до них, соответственно, проще.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_317417 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_317417')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_317417', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_317417', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_317417(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_317417(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })