window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
05 февраля 2024, 18:19

Сила слова напугала американские элиты

Оксана Морозова – о визите Такера Карлсона.
Журналист Карлсон впервые посетил Россию
Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Несколько дней назад в Москву приехал известный американский журналист Такер Карлсон. Карлсон, бывший ведущий легендарного политического ток-шоу на Fox News, – фигура в Америке популярная, а для правящих американских элит еще и очень неудобная. В своих передачах он обычно затрагивал болезненные для США темы, касающиеся как внутренней, так и внешней политики, которые часто вызывали недовольство у Белого дома.

В России и в Америке приезд Карлсона в Москву привлек внимание широкой общественности. И если наши журналисты и политологи обсуждают, возьмет ли американский журналист интервью у президента России (случится – не случится? Тем более что Такер Карлсон уже давно хотел поговорить с российским лидером, но, по его же собственным словам, правительство США решительно этому воспрепятствовало), то в Америке разразилась настоящая информационная "буря". Карлсона уже назвали предателем, раздались призывы запретить ему возвращаться домой. И все серьезно обеспокоены возможной целью его визита – интервью с Владимиром Путиным.

Такая реакция может показаться удивительной и какой-то чрезмерной по эмоциональному накалу. Казалось бы, состоится интервью, будут заданы вопросы, получены ответы, прозвучат какие-то слова. И их услышат. Услышит мир, услышит самая широкая аудитория. Что же так пугает американскую элиту? Неужели они так боятся слова?

Фото: © Скриншот видео

Рассуждать о силе слова трудно, потому что все уже сказано и написано много раз. Слово – самое мощное оружие, которое есть в арсенале человека. И если другие инструменты, выполняющие те же самые функции и способные уничтожать или исцелять, человечеству пришлось изобретать, используя инженерные навыки, технические конструкции или сложнейшие научные методы, то способность человека говорить дана ему свыше. Дана просто так, как подарок.

Именно эта способность отличает нас от всех живых существ, населяющих мир. И такой божественный замысел при всей своей простоте выглядит потрясающе эффективным – человек говорящий, физически уязвимый, психологически не вполне устойчивый, уравновешивает все свои слабости поистине неизмеримой по воздействию силой, которой он владеет практически от рождения, – силой слова.

Слово – оружие, способное убивать и уничтожать, и слово – великая созидательная сила. Слово способно объединить людей, а может и развести их по разные стороны виртуальных и вполне реальных баррикад. Слова вызывают смех и слезы, заставляют страдать и дарят утешение в самые тяжелые времена.

Мы только что отметили восьмидесятилетие со дня полного снятия блокады Ленинграда. Перед силой духа и мужеством ленинградцев и защитников города можно только склонить голову. Что им помогало – выстоять, выжить, не сломаться? Слово! Голос Ольги Берггольц, блокадной музы Ленинграда, звучал по радио, голос мягкий и искренний. Простые проникновенные слова исцеляли физические и душевные раны, утешали и поддерживали, вселяли веру в победу и собственные силы. Измученный, умирающий Ленинград внимал живому трепетному слову и – выстоял. Это были слова, дарящие жизнь.

Фото: © Кислов Федор/ТАСС

"Жди меня, и я вернусь, только очень жди", эти и другие строчки, написанные в военное время, помогали преодолевать разлуку, бережно сохранять в себе главные человеческие чувства и продолжать жить, несмотря ни на что. А слово Левитана в годы Великой Отечественной войны? Вспомните: "Внимание, говорит Москва! От Советского информбюро" – и слышался строгий, размеренный голос и звучали слова, в которых было все – спокойствие, надежда и уверенность. Они воодушевляли, объединяли, заставляли расправить плечи, спрятать слезы, забыть тревоги. Говорят, что Левитан рвался на фронт, хотел помогать Родине, сражаясь с фашистами на поле боя. Его не отпустили. Потому что он и так сражался, вооруженный не винтовкой и пулеметом, а только одним лишь словом! Самое, наверное, трогательное фото тех военных лет – люди на улицах города, слушающие репродуктор. Им жизненно необходимы были слова. Это были слова, помогающие выстоять и победить.

И еще одна особая сила есть у слова. Сейчас мы не слушаем радио, мало читаем вообще и почти совсем не читаем поэзию, сменилась эпоха, наступили другие времена, но слово не потеряло своего качества, своей силы воздействия на человека. Современный информационный мир не дает словам ни единого шанса. Безумный калейдоскоп постоянно сменяющихся картинок, нескончаемый поток бессмысленных звуков и шумов, заглушающих все разумные мысли и тщательно продуманные доводы, – все это, казалось бы, должно вытеснить слово куда-то на периферию. Но нет, не получается. Оно прорывается сквозь визуальные и шумовые преграды, концентрирует в себе смыслы и бьет, как во все века, наотмашь. Что уж говорить про барьеры политические. Слово сильнее всех границ, всевозможных санкций и, если понадобится, с легкостью перекроет своим ясным и чистым звучанием гвалт любых пропагандистских истерик.

Так что удивляться бурной реакции, которую вызывает в США возможное интервью их ведущего журналиста с президентом России, не приходится. Наверное, им, действительно, страшно.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1187787 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1187787')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1187787', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1187787', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1187787(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1187787(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })