window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
11 марта 2021, 08:00

«Китайские» сети

Полумеры не спасут от жаберных сетей водоемы России.
Фото: © Depositphotos
Читать ren.tv в

Дешевые рыболовные сети стали кошмаром российских рек. В силу их низкой стоимости и низкого качества многие используют их как одноразовую снасть и просто не снимают в конце лова. Накапливаясь в водоемах, сети годами не разлагаются, превращаются в безжалостные ловушки, губительные для всего живого, а потом и в токсичные подводные кладбища для речной фауны.

С началом весны соскучившиеся по открытой воде рыболовы-любители, которых, по подсчетам Росрыболовства, в России около 15 миллионов, двинутся к водоемам. Нередко в погоне за уловом они забывают о том, что для рыбалки существуют установленные законом правила и ограничения. Например, с 10 апреля по 10 июня можно рыбачить вне мест нереста и только на две поплавочные удочки, с берега, без лодок и сетей.

Прекратите, пожалуйста

По поводу сетей. Давно слышались призывы к их полному запрещению. Соответствующий закон принят и даже вступил в силу с 1 января 2020 года. Но авторы законопроекта, видимо, руководствовались принципом: если не можешь предотвратить – нужно возглавить. Главный вопрос – о полном запрете свободного оборота дешевых китайских сетей в России – остался нерешенным.

Во-первых, для большей ясности и связи с реальностью сами рыболовные сети в законе называются «сетными орудиями добычи (вылова) водных биоресурсов в целях любительского рыболовства». Во-вторых, законом введен запрет на оборот на территории Российской Федерации жаберных сетей, а что за «жаберные» – закон не разъясняет. В-третьих, исключения по обороту жаберных сетей сделаны для территорий Севера, Сибири и Дальнего Востока. Конкретно: Республик Алтай, Бурятия, Карелия, Коми, Саха (Якутия), Алтайского, Забайкальского, Камчатского, Красноярского и Хабаровского краев, Амурской, Архангельской, Иркутской, Магаданской, Мурманской, Новосибирской, Омской, Сахалинской, Свердловской, Томской, Еврейской автономной областей, Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, Чукотского автономного округа, Ямало-Ненецкого автономного округа, – а это добрая половина всей территории России.

Фото: © Depositphotos

Авторы законопроекта решили, что, узнав о нововведениях, граждане проникнутся сознательностью и, приобретя очередную сеть вместо десятка ранее брошенных, сами нанесут на нее маркировку со своими данными? Как пояснили в Росрыболовстве, чтобы зарегистрировать и промаркировать сетное орудие лова, рыбакам-любителям не нужно будет никуда ехать. После получения учетного номера промаркировать снасти можно будет самостоятельно методом выжигания, штамповки несмываемой краской или используя водозащитные маркеры. Не слишком ли это оптимистично? Для официальной статистики? Сюжет для апгрейда бородатого анекдота: «А если не промаркируете, будет как вчера. – А что было? – Так и не узнали, чьи».

Варварские снасти

Возможно, многие люди, использующие «китайские» рыболовные сети (которые продавцы именно так и называют), и не подозревают, что они используют запрещенные жаберные сети, то есть сделанные так, что рыба, попав в них, зацепится жабрами. Как правило, они дешевые (потому что низкого качества), одноразовые (по той же причине), длинные (потому что дешевые) и мелкоячеистые (чтобы захватить всю рыбу). Бывалые рыбаки подразделяют их на китайские («китайки») и финские («финки»). Финские сети дороже, потому там груз вживлен в нижний подбор (шнур для натяжки сети), они меньше путаются и дольше служат. Их реже бросают в водоемах. Хотя при виде рыбнадзора и поставленные сети топят без раздумья, и из лодок за борт выкидывают, чтобы не было доказательств.

Фото: © соцсети

Если в Европейской части России использование сетей запрещено, можно ли запретить их продажу? Вероятнее всего, в соответствии с законом «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» от 28.12.2009 № 381-ФЗ, призванным обеспечить единство экономического пространства в РФ, ответ будет «нет».

А ведь жаберные сети иногда называют и «сетями смерти», и «варварскими орудиями лова», они калечат попадающих в них птиц и животных, наматываются на винты судов; брошенные, превращаются в могильники. Что же тогда получается, Север, Сибирь и Дальний Восток – варвары, им можно?

Делая исключение для отдельных территорий по использованию жаберных сетей, законотворцы, видимо, с запасом прочности позаботились об интересах коренных малочисленных народов Севера (КМНС). Но ведь и им нельзя, например, глушить рыбу динамитом. Последствия использования сетей бывают серьезнее. Не исключено, что стоит начать наводить настоящий порядок в этом вопросе, найдется доброжелатель, который, в своих интересах, подскажет коренной малочисленной общине, как пожаловаться в какой-нибудь международный наблюдательный орган, чтобы вернуть все на место, поэтому изначально нужно привлекать представителей КМНС к разработке ограничений.

От Волги до Енисея

Старший ихтиолог рыболовного судна из Красноармейского района Саратовской области Сергей Вершинин считает, что основные распространители китайских ставных сетей, устанавливаемых на якорях, – это туристы и рыбаки-любители. Зачастую сети ставятся неграмотно, поэтому владельцы не могут их найти и просто бросают. Ихтиолог так описал масштаб распространения этих смертельных ловушек: «Пройдите вдоль берега по мелководью Волги – и вы сможете найти несколько сетей, брошенных в воде или на берегу. В них часто приходилось находить мелких животных: ежей, лягушек, птиц. Сети, оставленные у кромки воды, затопляются в весеннее половодье. Их добычей становится рыба, которая именно в это время находится на мелководье, прогревая икру, или нерестится. Погибает, таким образом, не только рыба, но и ее потомство. То же самое происходит с раками».

Продажа сетей продолжается на всей территории России. Если в Поволжье: Твери, Ярославле или Казани, – свободно можно приобрести одностенную китайскую сеть с доставкой через интернет, станет ли сетей меньше в реке Волге и ее притоках? Может быть, Роскомнадзор начнет блокировать сайты интернет-магазинов, пренебрегающих настройками. Разрешен оборот в восточных областях России, значит, и рекламировать нужно там, а иначе это запрещенный контент. Прокуратура Твери так и поступила с девятью сайтами, предлагающими запрещенные сети и электроудочки.

Фото: © Росрыболовство

Очевидно, что используя жаберные сети для полной блокировки рек и бросая такие сети в водоемах, горе-рыбаки прекрасно осознают (и будут осознавать) последствия своих поступков. При этом жаберные сети, под другими названиями, остаются в свободной торговле. Можете набрать словосочетание «китайские сети» в поисковике «Яндекса», чтобы убедиться. В этом основная проблема. Видимо, пора приравнять такие снасти к охотничьему оружию. Добросовестные рыболовы не только поймут такой шаг, но будут рады за реки и озера, спасенные от сетевого беспредела.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_810730 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_810730')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_810730', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_810730', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_810730(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_810730(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })