window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
06 мая 2024, 15:00

Англосакские наследники германских, польских и японских биоубийц

Следите за нашими новостями
в удобном формате
СССР подготовил и провёл первые международные процессы над западными создателями биооружия Западом
Фото: © Global Look Press/Sgt. Brandon White/Keystone Press Agency

В преддверии Дня Победы по всей территории Союзного государства России и Белоруссии проходят многочисленные памятные мероприятия. Одно из них состоялось на месте мемориального комплекса, расположенного в белорусской деревне Озаричи (Гомельская область). Представители стран СНГ собрались здесь, чтобы почтить память жертв биологического оружия, применённого нацистами 80 лет тому назад. В ходе акции её участники напомнили о том, что главные авторы озаричской трагедии так и не понесли наказания. И тот факт, что процесс над ними не был завершён, позволил Западу уверовать в свою безнаказанность. Прямым следствием этого стала современная военно-биологическая деятельность Соединённых Штатов.

Первая мировая война 1914-1918 годов стимулировала интерес воюющих держав к созданию биологического оружия в лабораторных условиях. При этом первую в истории государственную программу по разработке такого оружия запустили Соединённые Штаты. Этот проект реализовывался Службой химического оружия США, и его "успехи" подтолкнули другие западные страны заняться аналогичной деятельностью.

В 1932 году руководство Вооружённых сил Японии создало специальное подразделение "Отряд 731". Это формирование занялось разработкой биооружия в рамках планов войны с Китаем и СССР. В 1935 году в польском Главном штабе появилось Отдельное техническое управление (SRT). Оно, по примеру японских коллег, также занялось подготовкой бактериологической войны против СССР. Причём первоначально японская и польская программы реализовывались в тесном сотрудничестве с США, а также между собой. Происходил обмен опытом, сотрудники трёх стран стажировались в лабораториях друг друга. Осуществлялась совместная координация ряда направлений.

Фото: © Global Look Press/Yang Siqi/XinHua

В 1939 году Польша была оккупирована нацистской Германией. После этого польская программа по созданию биооружия влилась в германскую, которая осуществлялась имперской службой здравоохранения и медицинских служб Вермахта. Результаты деятельности объединённых программ особенно ярко проявились в ходе агрессии против СССР.

В январе – феврале 1942 года, в ходе наступления Красной армии под Москвой, произошла крупная вспышка заболеваний сыпным тифом среди бойцов РККА, а также мирного населения. Тогда Санэпидслужба СССР выявила 7930 очагов заболевания, источником которых стала деятельность медицинских служб нацистской Германии. При отступлении гитлеровцы целенаправленно выпускали военнопленных и мирных граждан из созданных ими лагерей. Причём не всех, а только тех, кто были заражены тифом. В дальнейшем аналогичные акции фиксировались и в других регионах. Одной из них и стала озаричская трагедия.

В марте 1944 года гитлеровцы создали в районе Озаричей три концлагеря, в которые согнали свыше 50 000 мирных жителей РСФСР и БССР. Старики, женщины, дети были вынуждены ютиться в холодную погоду на голой земле, под открытым небом. И к этим несчастным, ослабленным голодом, холодом, издевательствами, добавили 7 тысяч сыпнотифозных больных, специально доставленных из местных больниц. Целью этой акции, санкционированной Гитлером и командованием группы армий "Центр", являлось провоцирование масштабной эпидемии. Предполагалось, что в скором времени местность будет занята Красной Армией и тогда вспышка распространиться на её военнослужащих, а затем – население остальных регионов СССР.

Фото: © youtube.com

За первые 10 дней существования лагерей в них погибло не менее 20 000 заключённых. До половины из них составили дети до 13 лет. И эта трагедия не вылилась в ещё большую только благодаря действиям Красной армии, эффективным противоэпидемическим мерам советских медиков.

Сразу же после освобождения озаричских лагерей военная прокуратура 65‑й армии 1-го Белорусского фронта провела расследование. Собранные ею материалы были переданы Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков (ЧГК). Важная деталь: эта комиссия, созданная в 1942 году Президиумом Верховного Совета СССР, имела международный статус. В связи с этим расследование гитлеровских злодеяний в Озаричах приобрело международный статус. И это было первое в истории международное расследование фактов массового применения биооружия со смертельным исходом. Больше того, ЧГК специальным заявлением оповестила весь мир о намерении провести первый международный процесс над разработчиками биологического оружия.

Первоначально предполагалось, что такой процесс состоится в рамках Международного военного трибунала, заседавшего в Нюрнберге. ЧГК передало на рассмотрение этого судебного органа следственные материалы по Озаричской и другим трагедиям. В обвинительном заключении трибунала события в Озаричах были отнесены к военным преступлениям и преступлениям против человечества (человечности). Однако в конечном итоге отдельный международный процесс над разработчиками биооружия в Нюрнберге так и не состоялся. Англосаксы, имевшие решающий голос в Нюрнбергском трибунале, взяли нацистских преступников под своё крыло. Японская и германская программы по созданию биологического оружия влились в соответствующую программу США. Японские, германские и польские военно-биологические преступники перешли на службу к  американцам и англичанам. Поэтому СССР инициировал ряд новых международных процессов, но уже самостоятельно.

Фото: © youtube.com

Деятельность германских военных биологов была осуждена в ходе открытых процессов над немецко-фашистскими преступниками и их пособниками, прошедших в СССР в 1947-1949 годах. В декабре 1949 года Советский Союз организовал Хабаровский процесс над японскими военными биологами из Отряда 731. В ноябре 1951 года польское Управление безопасности (УБ) при участии Главной военной прокуратуры Советской армии начало подготовку к процессу над польскими военными биологами из SRT. Сам процесс состоялся в сентябре 1953 года в Варшаве.

Наконец, ещё один процесс готовился по факту ведения США бактериологической войны в Корее в 1950-1953 гг. Для ведения этой войны, направленной также против СССР и КНР, американцы привлекли японских и германских военно-биологических преступников. Организацией процесса по их осуждению занялся Всемирный совет мира. Однако в 1953 году в СССР сменилась власть. Подготовка процесса была прекращена.

Добавим, что в 2022 году Россия возобновила расследование военно-биологической деятельности США. Фактически это продолжение дела об Озаричских лагерях смерти, а также послевоенных процессов. В то же время раздаются голоса о том, что Россия якобы не вправе опираться на советский опыт, т.к. Российская Федерация "не имеет конституционный континуитет с СССР". В действительности в Конституции РФ сказано: Российская Федерация является правопродолжателем Союза ССР в отношении членства в международных организациях, их органах, участия в международных договорах. Расследованием преступления в Озаричах, а также подготовкой послевоенных процессов занималась ЧГК. Эта комиссия имела статус международного органа, закреплённого статьёй 107 Устава ООН. Поэтому Россия вправе возобновить и продолжить деятельность этой структуры.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1217148 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1217148')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1217148', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1217148', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1217148(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1217148(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })