window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
08 апреля 2024, 16:56

Россия никогда не отступится от обязательств НАТО

Следите за нашими новостями
в удобном формате
США подтвердили законность претензий России о возврате НАТО к границам 1997 года.
Генеральный секретарь НАТО Манфред Вернер и президент СССР Михаил Горбачев, 1990 год
Фото: © Генеральный секретарь НАТО Манфред Вернер и президент СССР Михаил Горбачев, 1990 год. ТАСС/Альберт Пушкарев

Соединенные Штаты решили поддержать претензии России к НАТО. Такой вывод можно сделать из публикации Университета Дж. Вашингтона, посвященной 75-летию подписания Североатлантического договора. 4 апреля 2024 года учреждение, расположенное в столице США, опубликовало стенограммы российско-американских переговоров 1992–1995 годов. Часть из них была посвящена вопросу реализации договоренностей, достигнутых руководством СССР, США, Англии и ФРГ в 1990 году.

После падения Берлинской стены лидеры четырех стран согласовали условия объединения Германии, одним из которых стал отказ НАТО от расширения на восток от реки Эльба. Причем это обязательство должно было действовать бессрочно, вне зависимости от дальнейшего развития ситуации. Предполагалось, что между НАТО и СССР будет установлен особый вид военно-политического сотрудничества – "партнерство". Обязательства по такому сотрудничеству были закреплены в 1997 году путем подписания Основополагающего акта Россия – НАТО. Однако затем западные страны разрушили эти договоренности. С 1999 по 2024 год состав Североатлантического альянса увеличился вдвое – с 16 до 32 государств. В 2021 году руководство НАТО и вовсе отказалось от Основополагающего акта.

В ответ правительство России направило США и их "партнерам" требования по гарантиям безопасности. Они содержали три ключевых пункта: недопущение расширения НАТО, отказ от размещения ударных систем вблизи российских границ, возврат военной инфраструктуры блока к состоянию 1997 года. Однако в ответ последовало заявление, что договоренности 1990 года являлись устными, неформальными, а значит "не имели обязательной, юридической силы". Этот ответ послужил одним из оснований для начала российской СВО на Украине.

Фото: © Global Look Press/Daniel Vogl

Стенограммы, опубликованные Университетом Дж. Вашингтона, фиксируют, что договоренности о нераспространении НАТО имели характер "автономных исполнительных соглашений" ("freestanding executive agreements"). Что это за категория договоров?

Заметим, что инициатором принятия Североатлантического договора являлись США. Именно американцы разработали текст соглашения. Они же заложили в него принципы собственного права, которым предусмотрено два основных вида межгосударственных договоров. Одни из соглашений подлежат ратификации, а другие – нет.

Ратификации подлежат те договора, которые должны исполняться всеми ветвями власти – исполнительной, законодательной, судебной. В этом случае международное соглашение наделяется статусом закона. Именно в этом смысл ратификации.

В то же время ратификационная процедура в США является крайне сложной и запутанной. Поэтому самыми распространенными являются те договора, которые не подлежат ратификации. Такие документы исполняются только одной ветвью власти, а именно – исполнительной. Поэтому они именуются "автономными исполнительными соглашениями". Для их реализации достаточно распоряжений главы исполнительной власти.

Фото: © Global Look Press

Так, Североатлантический договор не предполагал ратификацию парламентами. Его исполнение находилось исключительно в компетенции верховных главнокомандующих. Договоренности, направленные на реализацию таких соглашений, согласно американскому праву, могут быть устными. Главное, чтобы последние соответствовали целям автономного исполнительного соглашения.

Цель Североатлантического договора заключалась в обеспечении безопасности Северной Атлантики. Территория же к востоку от Эльбы выходила за пределы Североатлантического региона. С этой точки зрения, отказ от расширения Альянса полностью соответствовал соглашению 1949 года. Напротив, расширение противоречило Североатлантическому договору.

Добавим, что публикацию Университета Дж. Вашингтона следует рассматривать как выражение официальной позиции. Ведь США являются депозитарием Североатлантического договора, то есть хранителем всей юридической документации, связанной с его реализацией. Университет Вашингтона имеет статус специализированного исследовательского центра, созданного конгрессом для изучения внешней политики США. По сути, это аффилированная историко-архивная структура Госдепа.

Другое дело, что в США, мягко говоря, существует достаточно "специфическое" понимание обязательности исполнения договора. Так, после отставки президента, подписавшего автономное исполнительное соглашение, его преемник вправе не издавать указы о реализации документа, оформленного предшественником. Формально это не отменяет действие указанного соглашения. Просто оно не исполняется на практике.

Еще одной особенностью американского договорного права является то, что обязательными к исполнению считаются только те соглашения, которые имеют надежное обеспечение. Вопрос с исполнением договоров, не обеспеченных залогом, не отрегулирован. И таких лазеек для неисполнения обязательств в американском праве множество. Понятно, что страна, создавшая такое "право", никогда не будет ничего исполнять.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1208306 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1208306')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1208306', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1208306', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1208306(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1208306(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })